Общество

Рашид Гануши «Тунис - красив, а после Бен Али он стал еще красивее»

Рашид Гануши – лидер исламистской партии ан-Нахда, которая набрала наибольшее число голосов на последних выборах Учредительного собрания. Это один из самых известных исламистов в Тунисе. Его знают как диссидента, который провел долгое время в тюрьме, был изгнан из страны и вернулся 22 года спустя.

-Многие наблюдатели за ситуацией в Тунисе говорят, что все заявления ан-Нахды не более, чем политическая уловка, чтобы придти к власти и сосредоточить ее в своих руках. Что Вы можете сказать по поводу этих обвинений?

- У любого обвинения должны быть доказательства. Пока их нет, никаких претензий быть не может.

-Вы планируете внести поправки в Конституцию Туниса по правам женщин. Недавно Вы заявляли, что любые изменения в законе призваны укрепить положение женщин в обществе. Как прокомментируете эти действия?

-Об этом говорят и наши оппоненты. Но политиков оценивают не по намерениям, а по словам и действиям. Мы на политической арене уже с 1981 г. За это время мы подтвердили нашу приверженность таким принципам как демократия, политический плюрализм, отказ от насилия и переворотов, а также нашу приверженность к равенству между полами. Мы всегда говорим об этом.

-Что Вы можете сказать об отношениях Туниса с Ближним Востоком и странами Персидского залива?

-Тунис является частью арабского мира, поэтому мы будем стремиться наладить хорошие отношения на основе принципов братства, сотрудничества и невмешательства во внутренние дела других государств. Мы относимся к ним по-дружески и развиваем двусторонние отношения.

-А как насчет вопроса о Ваших визитов в Катар? Есть ли опасения, что Катар своими советами вмешивается в дела Туниса? И какое место занимают в этом вопросе Ваши отношения с шейхом Юсуфом аль-Кардави? Можно ли его называть «крестным отцом» тунисской революции?

- Касательно моих визитов в Катар, это обычные встречи по налаживанию дружеских отношений между странами. Конечно, Катар сыграл важную роль в Арабской весне, косвенно поддерживая революцию через медиа-ресурс «Аль-Джазиру». Мы хотим развивать братские отношения со всеми арабскими странами и не ограничиваемся только Катаром. Так, мы уже посетили Алжир, Ливию, Марокко и Египт. Мы не отказываемся от приглашений, поскольку понимаем всю значимость этого сотрудничества.

Что же касается Кардави, этот человек является для меня учителем. Он глава Международного союза мусульманских ученых, организации, которую я уважаю. Кардави был и остается убежденным сторонником Арабской весны и его голос играет большую роль в революции. Я не думаю, что у этого человека есть какие-либо политические амбиции ни в своей, ни в любой другой стране. Скорее, это человек, который стремится поделиться своими знаниями с другими, помочь в борьбе с несправедливостью.

-Многие верят, что если посмотреть на политическую систему и роль исламистов в государстве, Тунис идет по стопам Турции. Как Вы считаете, находится ли Тунис под влиянием политической системы Турции? И как это происходит?

- Турция – большое мусульманское государство с давней историей ислама. Благодаря партии Справедливости и развития, сегодня возвращает себе прежние позиции в регионе, объединяя реформаторские идеи, существовавшие в 19 веке в Каире, Тунисе и Стамбуле, идею объединения ислама и прогресса. После удачного опыта создания демократии, с 1970-х гг. мы сблизились с этой страной. Наши страны имеют много общего в историческом прошлом, хотя каждое государство имеет свои особенности развития. В Турции происходит обмен политическим опытом с Тунисом. Кто понимает исламские идеи Турции, поймет и идеологию ан-Нахды. Взять к примеру тот факт, что мои книги намного популярней в Турции, чем в нашей стране. Многие из моих работ переведены на турецкий язык, тогда как здесь они были под запретом 30 лет.

- Как Вы оцениваете отношения Туниса с Королевством Саудовская Аравия?

- Мы надеемся поддерживать хорошие отношения со всеми региономи, особенно странами Персидского залива. Для этих стран Магриб – вторая по значимости группа государств на международной арене. Именно поэтому политическая программа партии ан-Нахда стремится снять визовые ограничения для приезжих из стран залива. Саудовская Аравия находится в самом сердце Персидского залива, к тому же она является шлюзом для тех, кто хочет иметь хорошие отношения с этим регионом. У нас самые лучшие пожелания Саудовской Аравии, потому что она - кибла мусульман. Как я говорил, все арабские страны находятся в процессе реформ, и мы надеемся, что страны Персидского залива выбирут более простой путь, избегая социальных потрясений, последствия которых не обнадеживают.

- Вы не говорите о вашей позиции относительно будущих отношений с Израилем. Да и есть ли какая-либо возможность Тунису нормализовать отношения с Тель-Авивом?

- Мы входим в Лигу арабских государств, которая не признает Израиль до тех пор, пока сионисты не признают права палестинцев и не вернут оккупированные территории. Израиль продолжает свою агрессию и продолжает разрушать то, что осталось от палестинской территории. Мы поддерживаем палестинцев в правах на свою землю и осуждаем несправедливость, проявленную к ним. За пол века мир даже и пальцем не пошевелил. Даже ООН не наложил резолюций.

- Некоторые наблюдатели считают, что тунисские власти намереваются проводить новую политику в отношениях с Западом. Это правда?

- В своей предвыборной кампании мы утверждали, что должны налаживать отношения с соседними территориями, т.е. Европой. Мы также говорили, что не только хотим сохранить наше партнерство с Европейским Союзом, но также планируем углубить и укрепить эти связи. Также мы будем стремиться к укреплению единства Магриба. Это одно из главных направлений во внешней политике нашей страны. Мы стремимся развивать наши отношения и с остальным арабским миром, особенно в странах Персидского залива, в то же время развиваем наши отношения с Африкой, так как мы являемся частью Африканского континента. В дополнение к этому, мы будем стремиться к углублению наших связей со странами Азии, особенно в Индией, Китаем, Малайзией и Индонезией. Ворота в Европу остаются открытой. Тунис открывает двери для нее.

- Как вы можете прокомментировать сирийскую революцию?

- Мы поддерживаем всех, кто восстает против несправедливости. А в Сирии сегодня она есть.

- В Тунисе салафиты составляют меньшинство. Но, несмотря на это, они начали агитировать народ против ряда тунисских традиций и обычаев. Какова ваша позиция, как исламистской партии? Какие отношения с ними Вы можете прогнозировать?

- Салафиты столкнулись с более сильным давлением, чем наша партия. Некоторые политические заключенные ан-Нахды перешли к ним. Получается, что и среди них есть наши люди.

Салафиты представляют собой не просто партию или тенденцию, это целый ряд салафитских движений. Мы считаем, что при отсутствии подавления и обеспечения атмосферы диалога и свободы, феномен экстремизма будет уменьшаться, и что, в конце концов, будут преобладать умеренные тенденции, сосуществуя в национальных рамках единства.

-Ан-Нахда пришла к власти с лозунгами свободы и гарантией прав женщин. Однако протесты продолжаются. Как Вы думаете, эти протесты организованы определенными силами или это просто страхи людей?

-Нельзя определенно сказать, что именно лежит в основе этих выступлений. Но для СМИ уже более четверти века исламисты вызывают опасения. Они изображают нас как демонов, атакующих общество, конфискующих и уничтожающих свободу, права, искусство и права женщин. Хотя в Тунисе уже удается убедить людей, что подобная пропаганда является ложной. В качестве доказательств вы можете увидеть большое количество голосов, набранных исламистским движением, наличие 42 женщин-депутатов в нашей партии в парламенте. Несмотря на это, есть меньшинство, которое еще против нас. Для одних не дошли наши призывы, возможно потому, что у нас слабое СМИ, другие же поддерживают эту пропаганду с целью собственной выгоды ... для того, чтобы посеять страх и запугать, они подстрекают к насилию, сжигают заводы, преграждают дороги и разрушают объекты общественного назначения. Например, так сейчас происходит в горнопромышленном районе Габес на юге Туниса. Однако это не меняет общей картины страны, а в атмосфере преобладают оптимистические настроения, Страна находится в состоянии безопасности. Как я всегда говорю, Тунис - красив, а после Бен Али он стал еще красивее.

- С приходом исламистских партий в Марокко, а в скором времени в Ливии, Египте, по данным первых двух этапов парламентских выборах, есть ли у вас амбиции создания исламского «халифата»?

- Лично у меня нет подобных стремлений. Исламистские движения существуют в рамках территории страны, а не в рамках халифатского государства. Они нацелены на правовые и конституционные рамки этих стран, и каждая страна стремится сохранить свое национальное единство и развитие страны и прогресса. В то же время, эти страны стремятся повысить общий уровень отношений с другими государствами. Они хотят не только сотрудничества и взаимозависимости, но и желают достичь исламского единства. Есть организации, которые напоминают нам, что мы одна умма, несмотря на разделения наших государств, Эти институты мечтают о единстве, как Союз арабского Магриба, Лиги арабских государств и Организаций Исламской конференции. Они есть, но на практике лишены настоящего единства. Поэтому вполне закономерно реконструировать эти союзы и организации, координировать их на всех уровнях, политических, культурных и образовательных. Разве это преступление в эпоху европейского, азиатского и латиноамериканского союзов?

-В ряде экономических отчетов говорилось о туризме в Тунисе. Есть ли у вас какие-либо предположения о туристической индустрии в Тунисе? Как относится партия ан-Нахда к туристическому сектору в Тунисе?

- Туризм представляет собой важнейший ресурс для нашей экономики, и мы открыты для внешнего мира. Ислам – это не религия изолированности, а религия открытости миру. Даже в Коране сказано, чтобы мусульмане «путешествовали по земле». Таким образом, мы будем работать развивать индустрию туризма Туниса и постараемся преодолеть кризис. Мы намерены диверсифицировать нашу туристическую индустрию и стать привлекательным местом для туристов соседних страна, как Алжир, Ливия и стран Персидского залива, а также японских и американских туристов.

- Ваш зять, Рафик Бен Адбессалам, был назначен в качестве нового министра иностранных дел. Как Вы смотрите на претензии против кумовства? Ведь кумовство было одной из основных особенностей режима Бен Али.

- Думаю, все подобные вопросы – это происки оппозиции. Политические назначения не должны быть основаны на родственных и дружеских отношениях, а должны зависеть от способностей и возможностей кандидатов. Если так, то нельзя препятсововать этому.

Мы надеемся, что наши министры способные работники. Если говорить о семье, что получается, что нельзя позволять выбирать карьерный путь семьям политических деятелей. Так получается, что несколько членов семьи достигают успеха на политическом поприще. Рассматривать ли тогда семейные связи как проклятие? Этот вопрос был поднят в партии ан-Нахда. И одна из наших женщин, членов партии спросила: «Тогда, чтобы избежать проблем, министр должен развестись с женой?»

Беседовала Надья аль-Турки.

Переведено с «Asharq alaswat»

Комментарии 1