Политика

Норвежского террориста Брейвика признали невменяемым

Норвежские психиатры завершили обследование ультраправого террориста Андерса Брейвика. По итогам экспертизы человек, который сначала заложил бомбу в центре Осло, а затем расстрелял 69 человек в молодежном лагере на острове Утойя, признан невменяемым. Если суд согласится с выводами экспертов, Брейвика отправят не в тюрьму, а на принудительное лечение.

Утром 29 ноября опытные психиатры Торгейр Хусбю (Torgeir Husby) и Сюнне Серхейм (Synne Soerheim) передали в суд 243-страничный доклад с результатами медицинского освидетельствования Андерса Брейвика. Эксперты провели с подсудимым десяток интервью, прочитали сотни страниц допросов, в подробностях изучили его трудное детство и поставили диагноз: параноидальная шизофрения. Проще говоря, Брейвик слышит голоса. Первые признаки болезни появились у него, вероятно, еще в середине 1990-х, а в 2006 году состояние будущего террориста стало стремительно ухудшаться. В докладе отмечается, что Брейвик имеет склонность к суициду. Если представится такая возможность, он может совершить самоубийство, попутно забрав с собой в могилу и других людей.

На основании этих сведений эксперты порекомендовали отправить убийцу на лечение в психиатрическую клинику. Так как Брейвик не осознает, что болен, лечить его придется принудительно. В этом случае, с небольшой вероятностью, маньяк может вновь стать здоровым человеком.

Сам Брейвик полностью уверен в своей вменяемости. Он настаивает на том, что жестокая бойня, которую он учинил в Осло и на острове Утойя, была не результатом помутнения рассудка, а четко спланированным актом борьбы за "белую" Европу. По данным полиции, заключение психиатров оскорбило Брейвика - больше всего он боялся именно такого решения. И это тот редкий случай, когда массовый убийца и многие жители норвежского "государства всеобщего благосостояния" сходятся во мнении.

Дело норвежского "тамплиера" (так называл себя Брейвик) стало для скандинавской страны испытанием прежде всего моральным. Слишком велик диссонанс между обществом победившей гуманности (в том числе, и к преступникам) и не укладывающейся в голове резней. "Сможет ли Норвегия спокойно жить, зная, что Андерс Брейвик признан душевнобольным?" - задается вопросом колумнист норвежского издания VG NETT Андерс Гьевер (Anders Giaever). Можно ли объяснять "голосами" действия человека, который несколько лет вел двойную жизнь, логично изложил мотивы готовящегося преступления в 1500-страничном манифесте, а затем безошибочно и хладнокровно описал свои действия на многочисленных допросах?

"Это преступление кажется слишком хорошо спланированным и безупречно исполненным, чтобы можно было признать этого человека не заслуживающим наказания", - считает Гьевер. Вместе с тем, как еще, если не сумасшедшим, назвать 32-летнего мужчину, который ради освобождения Европы от ислама готов убить десятки соотечественников, большей частью, коренных норвежцев? Этот случай, по мнению автора, так неоднозначен, что логично было бы ожидать дополнительной медицинской экспертизы.

С еще более категоричным мнением выступил психиатр Свен Торгерсен (Svenn Torgersen). "Брейвик ничем не отличается от Гитлера, - заявил он в интервью газете Dagbladet. - Едва ли какой-либо специалист признает, что причина преступлений Гитлера, Пол Пота или Сталина - в параноидальной шизофрении".

Однако есть и те, кто поддерживает решение психиатров - среди них Пауль Леер-Сальвесен (Paul Leer-Salvesen), профессор этики (весьма показательно, что Dagbladet обратилась за комментарием к специалисту именно в этой области). Признать Брейвика виновным, но при этом невменяемым, - такое решение, по мнению Леер-Сальвесена, было бы верхом гуманности по отношению к Брейвику. Таким образом суд как бы признает, что исполнитель столь чудовищного преступления - тоже человек, считает эксперт.

С уважением отнесся к выводам психиатров и Четиль Бергхейм (Kjetil Klakegg Bergheim). 22 июля он был на Утойе, как и многие другие его товарищи по Рабочей партии, и выжил. Подчеркивая, что заключение экспертов ставят под сомнение в основном дилетанты, Бергхейм признается: "Я рад, что в нас стрелял сумасшедший. В моей голове не укладывается, что такое мог сотворить здоровый человек".

Бергхейма можно понять. Сложнее дело обстоит с теми, кто видит в версии о сумасшествии Брейвика выход из политического и идеологического затруднения. Признать, что Брейвик действовал с хладнокровным расчетом, равнозначно согласию с тем, что в Норвегии и, шире, в Европе межнациональные и межрелигиозные конфликты обострились до опасного предела. Объявить Брейвика безумным - хороший способ выставить весь клубок накопившихся противоречий нелепой выдумкой.

Вместе с тем реакция норвежцев на теракты Брейвика показывает, что они воспринимают "угрозу справа" всерьез. Да, вожди европейских правых (например, харизматичный голландец Геерт Вилдерс) осудили поступок слишком ретивого приверженца идеи "Европа без ислама". Тем не менее, после июльских событий норвежская Партия Прогресса, которую часто обвиняют в национализме, стала жертвой своеобразного "эффекта Брейвика" и получила низкий результат на региональных выборах.

Неудивительно, что в этой ситуации именно норвежские правые активнее других выступают за то, чтобы Брейвик получил суровое наказание. Член Партии Прогресса, председатель комитета юстиции в норвежском парламенте Пер Сандберг (Per Sandberg) счел версию о невменяемости Брейвика "совершенно непонятной и удивительной". "Так не пойдет, - заявил Сандберг. - Народ этого не поймет".

Решение по делу Брейвика останется, тем не менее, не за пострадавшими на Утойе и не за политиками, а за юристами. Ранее начало процесса над ним было запланировано на 16 апреля 2012 года. Если специальная судебная комиссия согласится с выводами психиатров, то суда в обычном смысле слова не будет, а Брейвик отправится на бессрочное лечение. Все к этому и идет: шансы на то, что "тамплиера" вопреки мнению специалистов признают вменяемым, минимальны. Например, в практике психиатра Пауля Грондаля (Paul Grondahl), успевшего поработать на сотне судебных процессов, подобное случалось лишь однажды.

В любом случае, судебный приговор, если он состоится, будет ограничен тем, что смертная казнь в стране отменена более ста лет назад, а максимальный срок лишения свободы составляет 21 год. Попытки некоторых сил поднять в обществе дискуссию о том, чтобы сделать для Брейвика исключение, не увенчались успехом. И кто знает, что ждет молодую поросль Рабочей партии, когда и если одержимый "тамплиер" выйдет на свободу?

В то же время, преимущество лечения в психиатрической клинике - именно в том, что оно бессрочное. Психиатры, обследовавшие Брейвика, специально подчеркнули, что вылечить его будет трудно, если вообще возможно. Впрочем, диагноз должен пересматриваться каждые три года - вполне вероятно, что за это время в его состоянии произойдут радикальные перемены к лучшему. Если же Брейвик оправится от болезни и тем не менее останется опасен для общества, его, теоретически, могут перевести в тюрьму.

Правда, есть еще одно "но" - статистика. С 2001 года, когда в Норвегии ввели практику принудительного лечения преступников, к этому виду наказания были приговорены 110 человек. По данным газеты Aftenposten, с 2005 года 36 из них, в том числе осужденные за убийства и изнасилования, отпущены на свободу, так как, по мнению психиатров, они больше не представляют угрозы для общества. Только один из "неопасных" после освобождения был вновь осужден по тяжкой статье.

Источник издания в медицинских кругах заявил, что подобные цифры - признак того, что с квалификацией норвежских психиатров все в порядке. Остается надеяться, что в случае с Брейвиком они не ошибутся.

Комментарии 0