Их нравы

"Шайтан в ребро". Из серии: Родина должна знать своих "героев"

Скандальный астраханский муфтий Назымбек Ильясов сколотил «религиозную» структуру по образцу ОПГ

В списке заслуженных лиц г. Астрахани появился очередной Очень Почетный Гражданин. Для краткости – ОПГ. Им стал областной муфтий Назымбек Ильясов,  1-й заместитель председателя Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ), член совета ООД «Российское исламское наследие» (РИН), который возглавляет бывший милиционер Шавкат Авясов.

На официальном сайте астраханской городской администрации есть специальный раздел, где можно прочесть о каждом – кто и, самое главное, за что был удостоен этого высокого звания. Про г-на Ильясова там написано с витиеватым пафосом: «Назымбек Актажиевич плодотворно трудится на ниве духовности и благочестивого отношения к окружающим, вдохновляя прихожан на улучшение своей внутренней сущности». Проверим, насколько эти сладкие, словно рахат-лукум, фразы соответствуют истине.

Между тем, факты говорят о том, что чиновничий пассаж про «благочестивое отношение» – явный перебор. Ведь многим в Астраханской губернии хорошо известно, как относится г-н Ильясов к мусульманам, не разделяющим его точку зрения. На самом деле, у него все, кто хоть на миллиметр отклонился от «генеральной линии» муфтия, сразу причисляются к «ваххабитам».

Правда, представитель Исламского правозащитного центра Вероника Карпычева-Петрова указывает на то, что г-н Ильясов, не раз принимая  участие в судебных заседаниях (поочередно в качестве истца и ответчика), так ни разу и не смог внятно объяснить, что же такое «ваххабизм». «По всей видимости, он плохо разбирается в вопросе, используя данный термин лишь для сведения личных счетов», – делает вывод правозащитник.Так вот, если муфтий Ильясов назвал кого-то «ваххабитом», можно считать, что для «неугодного» прозвенел «первый звонок». Потому что вслед за этим события могут принять совсем уже неприглядный оборот. Скажем, в прокуратуру может поступить донос в духе 30-х годов, старательно составленный и подписанный самим Ильясовым, а дома у «ваххабита» могут «обнаружить» наркотики и оружие.

Рассказывают и более жуткие вещи. К примеру, про местного мусульманского активиста Марата Газизова, который погиб в странной «автомобильной катастрофе» практически сразу после серьезного конфликта с муфтием Ильясовым…

Видимо, совсем недаром именно про эту историю сотрудники местного УБОП «вежливо напомнили» имаму мечети села Старокучергановка Руслану Кенжалиеву, когда тот начал открыто критиковать деструктивную деятельность областного муфтия. 

Да и прихожане сельской мечети не раз выражали недовольство поведением г-на Ильясова: «Мы не видим главу духовного управления ни на молитвах, ни на праздниках. Этот человек не может быть муфтием не только потому, что не исполняет своих обязанностей, но и из моральных соображений».

Резкое неприятие вызывает и регулярное нарушение г-ном Ильясовым норм шариата. Так, он неоднократно появлялся на публике в состоянии алкогольного опьянения. Местные газеты не раз сообщали о пристрастии немолодого (в текущем году ему исполнилось 60 лет) муфтия к алкоголю и его задержании за управление автомобилем в нетрезвом виде в священный месяц Рамадан. Причем – в сопровождении девиц явно не строгого поведения...

Кроме того, муфтию инкриминируют пьяный дебош, учиненный на инаугурации предыдущего губернатора, а также многочисленные финансовые махинации, связанные с расхищением пожертвований состоятельных прихожан.

По мнению экспертов, чтобы хоть как-то утихомирить недовольство мусульманской общественности, г-ну Ильясову и пришлось развернуть имитацию «созидательной работы, направленной на восстановление духовности в регионе». 

«Созидание» началось с требования уволить Руслана Кенжалиева с должности имама и лишить его духовного сана. Однако из этой авантюрной затеи ничего не вышло. Тогда муфтий, по обкатанной схеме, «взялся за перо» и настрочил заявление в прокуратуру Астраханской области.

Суть доноса проста, да и текст незатейлив: Ильясов просил привлечь Кенжалиева к ответственности за «незаконно занимаемую должность имама» и, разумеется, «пропаганду ваххабизма».

Справедливости ради отметим, что по этому «заявлению» проводилось несколько проверок, в результате которых в возбуждении уголовного дела было отказано – за отсутствием в действиях Кенжалиева состава преступлений, предусмотренных ст. 159, 330 и 282 УК РФ.

Впрочем, г-н Ильясов не привык уступать. 4 июня 2004 г. муфтий со своим помощником, неким Бикмухамбетовым, в сопровождении «группы неизвестных лиц спортивного телосложения» (проще говоря, «братков», или «быков»), прибыли в сельскую мечеть, чтобы «отстранить Руслана Кенжалиева от исполнения обязанностей».

Прямо во время проведения пятничной проповеди г-н Ильясов попытался вытолкнуть Кенжалиева с кафедры, но тут за своего имама вступились прихожане. Далее события развивались стремительно.

Особенно активного «заступника», 57-летнего прихожанина Мансура Шангареева, не на шутку разошедшийся муфтий со всего размаха ударил ногой в пах. Пожалуй, именно этот «мужественный» поступок «ОПГ» и будет спустя годы назван на сайте администрации Астрахани «вдохновением прихожан на улучшение своей внутренней сущности»…

Инцидент в сельской мечети завершился тем, что, угрожая оружием, «братки» силой забрали учредительные документы мусульманской общины и ключи от всех дверей в мечети. Таким образом, г-н Ильясов все-таки «отстранил» Руслана Кенжалиева от должности имама, на которую тот был единогласно избран местными мусульманами.

Заодно «ОПГ» пригрозил Кенжалиеву, чтобы тот и не думал «раздробить астраханских мусульман», намекая на попытки Кенжалиева вывести общину из юрисдикции местного муфтията, подчиненного ЦДУМ (Центральному духовному управлению мусульман), и влиться в ДУМЕР (Духовное управление мусульман Европейской России): эти организации с похожими названиями остро конкурируют между собой.

Затем, проигнорировав устав организации, где четко оговорена выборность имама джамаатом (собранием мусульман), муфтий самочинно назначил на место изгнанного имама «своего человека». Прокомментировав весь этот беспредел с обескураживающей прямотой: «устав у вас неправильный, и мы будем его менять».

Избитые прихожане набрали 02. Однако сотрудники милиции наотрез оказались помогать потерпевшей стороне – несмотря на то, что г-н Ильясов, общаясь с милиционерами, держался вызывающе. 

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 29.07.2004 г. (за подписью старшего участкового уполномоченного Наримановского РОВД Р. Ибрагимова):

«…Опрошенный прихожанин Батыров показал, что он был свидетелем того, как Ильясов прервал в мечети намаз, требовал, чтобы Кенжалиев покинул мечеть, и ударил ногой прихожанина Шангареева. Граждане Кенжалиев, Шангареев, Асанов и Ахмедьзянов полностью подтвердили эти показания. Опросить муфтия Ильясова не представилось возможным, так как от дачи объяснений он отказался, вел себя крайне грубо»… (конец цитаты).

Надо сказать, на этом криминальная история с рейдерским захватом мечети не закончилась. Муфтий Ильясов написал донос уже на Мансура Шангареева, обвинив того в «экстремизме и пропаганде ваххабитских идей».

Реакция на «сигнал» последовала незамедлительно. 22 марта 2005 г., в 6 часов утра, 10 (!) сотрудников астраханской милиции задержали Шангареева и устроили в его доме повальный обыск. В процессе обыска в войлочном валенке (!) задержанного была «найдена» боевая граната, а в кармане куртки откуда-то «обнаружились» наркотики, ответственность за хранение которых приписали 14-летнему сыну «опасного экстремиста».

Из показаний супруги задержанного, Альмиры Шангареевой:

«Когда проходил обыск, оперативники потребовали у нас сотовые телефоны. И я пошла в коридор за телефоном мужа, который был в его куртке. Я искала его по карманам и готова поклясться, что пакетов, которые позже обнаружили оперативники, там не было»...

На основании сфабрикованных улик, в июне 2006 г. Мансура Шангареева приговорили к 4-м годам колонии-поселения. Неудивительно, что сопредседатель Славянского правового центра Владимир Ряховский считает дело Шангареева «типичным примером провокаций против мусульман».

«Обыск в доме Шангареева был произведен с грубыми нарушениями Уголовно-процессуального кодекса. Доказательства добыты незаконно, – утверждает Ряховский, – запись велась всего 9 минут вместо 9 часов, которые длился обыск. Поэтому понятно, что мы не увидели на суде понятых, присутствовавших при обыске»...

Защитник подсудимого Шангареева, Юрий Фролов, направил в суд ходатайство с требованием об изъятии из материалов дела протокола обыска:

«В ходе проведения следственного действия был допущен ряд нарушений. Не была удовлетворена просьба Шангареева об участии адвоката. В протоколе и на кассете видеозаписи не отражены полные данные лиц, которые участвовали при проведении обыска. Сама видеозапись, в нарушение требований закона, проводилась со значительными перерывами»…

Как и следовало ожидать, ходатайство адвоката осталось без удовлетворения. Но все равно, находясь в зале суда, ни один из свидетелей со стороны обвинения не подтвердил своих показаний, запротоколированных на предварительном следствии. Это наверняка означает, что «показания» выбивались под давлением следственных органов.

Из заявления Руслана Кенжалиева в Генпрокуратуру РФ:

«Ко мне домой приехали сотрудник УБОП УВД Астраханской области Игорь Калинин и еще один сотрудник, фамилия которого мне неизвестна. Они потребовали, чтобы я сел в машину и поехал в прокуратуру для допроса в качестве свидетеля.

Когда мы выехали на трассу, сотрудники УБОП стали оказывать на меня психическое давление. Калинин обещал «закрыть» меня, если я не сделаю так, как мне скажут. Затем Калинин потребовал, чтобы я, не читая, подписал протокол допроса.

Мои показания были зачитаны в судебном заседании. Они оказались на 90% сфабрикованными. На суде я отказался от показаний, которых не давал. В настоящее время я беспокоюсь, что прозвучавшие в мой адрес угрозы со стороны сотрудников УБОП могут быть реализованы.

Ранее я неоднократно обращался в правоохранительные органы с заявлениями на незаконные действия Ильясова, но он так и не был привлечен к ответственности»…

Еще одна «заслуга» Назымбека Ильясова перед мусульманской общественностью связана с попыткой сноса мечети в Астрахани, прихожане которой объявили себя независимыми от местного муфтията. К негодованию астраханских мусульман, г-н Ильясов публично выступил в поддержку… разрушения мечети по незаконному иску мэрии.

Вкратце напомним предысторию. 18 января 2006 г. Советский районный суд Астрахани постановил снести мечеть №34, расположенную при въезде в город на федеральной трассе – под тем сомнительным предлогом, что община «не уложилась со строительством в срок».

Все дело в том, что разрешение на строительство мечети было выдано еще в 1998 г. по распоряжению мэра Астрахани Игоря Безрукавникова. Однако новый мэр Сергей Боженов резко изменил политику в отношении мусульман.

С подачи г-на Боженова суд «оперативно» вынес неправосудное решение о сносе всех зданий, которые успела построить мусульманская община. В итоге мусульмане, чьи права были грубо нарушены, были вынуждены обратиться в Верховный суд РФ и в Европейский суд по правам человека.

Что характерно, община мечети №34 считает себя независимой и поддерживает контакты с Советом муфтиев России и ДУМЕР, а представители власти почему-то полагают, что община входит в ЦДУМ вместе с муфтием Ильясовым, безоговорочно вставшим на сторону мэрии – скорее всего, из-за личной ненависти к «конкурентам».

Громкий скандал вокруг сноса мечети получил всероссийскую и даже международную огласку. Из Госдумы посыпались обращения в Генпрокуратуру и к тогдашнему премьеру РФ Михаилу Фрадкову.

В мае 2007 г. Верховный суд РФ признал решение о сносе незаконным. Невзирая на это, вскоре г-н Ильясов, как мы помним, был удостоен звания «Почетный гражданин города Астрахани», заодно отметив 10-летний юбилей присвоения ему звания  «Благодетель губернии» (!). По единодушному мнению горожан, и здесь не обошлось без коррупционной составляющей.

Любопытный штрих: известный исламский ученый Дамир Хайретдинов считает, что муфтий Ильясов неспроста запрещает мусульманам рассказывать об исламе представителям других конфессий. Ведь, по мнению г-на Ильясова, верующие всего лишь «должны молиться, а остальное их не касается».

Вот что историк Хайретдинов пишет в одной из своих статей, имея в виду, прежде всего, муфтия Ильясова:

«Именно такие деятели были в свое время востребованы и царскими, и советскими властями, которым было важно показывать послам из мусульманских стран свои «уважение» и «добрые чувства» по отношению к исламу. Понимают ли такое состояние дел наши многочисленные муфтии и шейхи? Осознают ли они, что в любой момент, когда они уже станут ненужными, их просто «отправят на свалку»?»…

Тем не менее, губернские чиновники и в наши дни пытаются убедить общественность, что якобы благодаря «стараниям» г-на Ильясова в Астраханской области «поддерживается конструктивный диалог мусульман с органами государственной власти региона».

В свою очередь, те мусульмане, которые вступают в открытую конфронтацию с г-ном Ильясовым, защищаясь от нападок муфтия-самодура, обязаны помнить, что их протесты могут привести к печальным последствиям – доносам, арестам, обвинениям в терроризме, угрозам, пыткам и прочим «неприятностям».

Согласитесь, странная картина. С одной стороны, отвратительной «работой» муфтията, возглавляемого «религиозным деятелем», дискредитирующим духовное звание своим непристойным поведением, c каждым годом выражает недовольство все большее число астраханских мусульман. А с другой, если верить местным бюрократам, «многогранная деятельность Н. Ильясова снискала ему заслуженное уважение и авторитет»…

Вот такой получается винегрет: «благодетель», дебошир, кляузник, лицемер, пьяница, авторитетный ОПГ. И сам шайтан не разберет, причем здесь вообще ислам и подлинное возрождение духовности.

 

Автор: Мария ЗАБЕЛЬСКАЯ

Комментарии 3