Общество

Реформа епархий кажется бесполезной

Деятельность Русской Православной Церкви на Северном Кавказе не соответствует тем нуждам, которые есть в регионе. Паства сократилась, и это объясняется тем, что священники не берут в расчет местную ментальность, а за исключением протокольных встреч нет никакого взаимодействия с другими конфессиями. На фоне этого паства протестантов, свидетелей Иеговы, баптистов и евангелистов увеличивается за счет молодежи, которая могла бы быть в РПЦ.

У церковных властей нет того влияния и авторитетности, которое было у их предшественников, архиепископа Александра и Феофана. Это были мощнейшие авторитетные фигуры религиозной среды, слово которых много значило не только в христианстве, но и в других конфессиях. Термин «русские джамааты», который появился в последнее время, не случаен – отток молодежи от православия в регионе является большой проблемой. Именно русские фамилии вы увидите среди участников радикализма. Деятельность РПЦ не выходит за рамки деятельности своих соборов, они превратились в закрытые заведения, куда никто не может ни влезть, ни вылезти. Даже для общения с ними журналистам приходится получать разрешение в Москве.

Ожидания, которые были у меня с приходом патриарха Кирилла, к сожалению, не оправдались. Можно сказать, он дезинформирован о том, что происходит в нашем регионе. Реформа епархий ничего положительного не принесла, ведь участие епархии сведено к минимуму, его практически нет. Когда у них спрашиваешь, то они говорят, что есть негласный запрет, и что все делается только по указу московского патриархата. Но это же не мешает активизироваться другим христианским религиям, как, например, католицизму, влияние которого растет в последнее время.

А когда мы заходим в литургию махачкалинского собора, мы видим только пожилых людей, а молодежью там даже и не пахнет. И если РПЦ продолжит свою политику бездействия, это может поставить точку на их деятельности. Приход молодых кадров, которые знают ментальность региона, нравы и обычаи – вот, что нужно РПЦ. Из региона в регион перебрасываются одни и те же люди, которые нам знакомы десятилетиями. Эти люди говорят на старославянском языке, недоступном для молодежи.

Влияние ислама растет в геометрической прогрессии. Я знаю много ребят, которые, если его зовут Дима, переименовывается в Джабраила. Если он Саня, то его уже зовут Сабир. Так русская молодежь попадает под влияние ислама.

Процессу радикализации молодежи подвержены все конфессии, и отсутствие молодежной политики привело нас к этому. Сегодня салафитское движение не видит на своем пути никакого сопротивления, и среди них есть много аспирантов, кандидатов наук. Это помогает приводить их ближе к конституции, решать свои проблемы без меча. И это нас радует, и это действительно есть.
Автор: Руслан Гереев

Комментарии 1