Общество

Битва за Новый год

Новый год на Кавказе уже давно не является просто праздником. Он уже превратился в мощный идеологический и политический инструмент, которым пользуются самые разные силы – от атеистов до салафитов. Началось все, как и многое в нашем регионе, со стремительного пробуждения Ислама и вторжения его во все сферы нашей жизни – от бытовых вопросов до политики.

Мусульмане, вооружившись неопровержимой логикой Корана, начали решительную перекройку уже ставших для многих привычными традиций. Эти традиции не были уже чисто советскими, горскими или российскими. Это уже был полный винегрет, полное смешение обычаев и традиций, пришедших на Кавказ в самые разные эпохи – начиная с язычества, и завершая нашей с вами эпохой.

Чтобы понять всю запутанность дела с этими традициями приведу очень наглядный пример. Несколько лет назад я попал в своем родном Курахе на празднование Яран-сувар, лезгинского аналога Навруза. Признаться, я был шокирован увиденным. По всему селу жгли костры и катали со склонов окрестных гор подожженные покрышки – это отголоски лезгинского язычества и персидского огнепоклонничества. На улицах были накрыты столы, за которыми в обильных количествах распивалась водка – это российское влияние и самые стойкие пережитки советского прошлого. На столах кое в каких магалах Кураха стояли наряженные искусственные елки – это влияние христианской культуры, переработанной советской культурой. При этом в возносимых тостах мои земляки просили «Дай нам Аллах бараката!» - это сохранившееся влияние исламской религии и культуры.

Подобная каша традиций и обычаев царит у нас везде – и в быту, и в политике. Наша республика клянется в верности России и одновременно чтит память имама Шамиля. Мы с тоской вспоминаем советское прошлое и призываем к постройке исламского общества. Наш глава заявляет, что он является гарантом светской Конституции и посещает по пятницам мечеть. Мы выдаем дочерей замуж по шариату и мстим за убитых братьев по горскому адату. Мы заявляем о том, что мечтаем жить по европейским законам, но продолжаем продвигать во власть своих родственников и устраивать разборки «по понятиям».

Казалось, расхлебать эту кашу уже никому не под силу. Даже власти, должные укреплять российские законы и отстаивать принципы светскости, уже давно пасуют перед клубком запутанных нитей. Единственной силой, которая самым решительным образом принялась за полное переформатирование этого дикого смешения убеждений, обычаев, традиций, заблуждений, стереотипов, фрагментов исторической памяти, оказались убежденные мусульмане.

Вполне объяснимо, почему мусульмане самое решительное наступление развернули на Новый год. Поскольку для них этот праздник является олицетворением всех критикуемых ими идеологий и заблуждений – от языческих до светских. Еще несколько лет назад на тех мусульман, что отказывались праздновать Новый год, показывали пальцем. А сегодня уже значительная часть дагестанских школ отказываются его праздновать.

Власть разводит руками, но сделать ничего не может. Родители во многих районах просто перестали приводить детей на школьные елки. Светская же часть нашего общества встала грудью за этот праздник, как за последнюю линию обороны. Для каждой из противостоящих друг другу сторон битва за Новый год превратилась в генеральное сражение за определение будущего Дагестана – светское или исламское. Исход этой битвы пока сложно предсказать. И в самой двусмысленной позиции в этой битве оказались республиканские власти. Судя по всему, возможным ее исходом для наших властей является решение, найденное Рамзаном Кадыровым, у которого каждый рабочий день начинается с коллективного намаза в мечети правительственного комплекса, а уходящий год завершается раздачей подарков детям в костюме Деда Мороза.

Автор: Руслан Курбанов

Комментарии 1