Их нравы

Тема к размышлению, или страна должна знать своих "героев"

 

Фото: Яна Амелина и Раис Сулейманов с настоятелем в церкви

 

 

 

Главными темами прошедшего в Казани II международного научно-практического симпозиума "Исламоведческие исследования в современной России и СНГ: достижения, проблемы, перспективы", организованного Центром евразийских и международных исследований Казанского федерального университета, стали последние события на арабском Востоке и проблема радикализации российских мусульман.

Во всяком случае, именно этим вопросам посвящалось большинство докладов российских и зарубежных исламоедов, собравшихся в столице Татарстана. Главный советник аппарата полпреда в Приволжском федеральном округе Игорь Симонов привел статистические данные, согласно которым одно культовое сооружение (церковь, мечеть) приходится в среднем на 8,1 тысячи православных и всего на 2,4 тысячи мусульман в округе. При этом в ПФО насчитывается 27,79 млн. жителей православного и всего 5,79 млн. - исламского вероисповедания. Это свидетельствует о существенно большей общественной активности мусульманского населения.

Показательны и другие данные: из 24 зарегистрированных мусульманских организаций ПФО 11 входят в Центральное духовное управление мусульман Талгата Таджуддина, 9 - в Совет муфтиев России Равиля Гайнутдина, две принадлежат созданному в конце прошлого года т.н. муфтияту Российской ассоциации исламского согласия (РАИС).

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Бадерхан Фасих подробно рассказал о событиях, происходящих в арабских странах, охваченных очередной волной "революционных событий". "Очень сложно говорить о том, что уходящие авторитарные режимы будут сменены демократическими", - прогнозирует он. По мнению ученого, Запад намерен разрушить модернизационный проект, пришедший в Китай и арабо-мусульманский мир, поскольку ресурсов планеты не хватит, чтобы обеспечить "третьему миру" западный стандарт потребления, а значит, от конкурентов следует избавляться как можно раньше. Вопрос о том, какой ислам - умеренный или радикальный - окажется в результате "революций" у власти в Египте и других арабских государствах, остается открытым.

Исламистский путь (скорее всего, не в джихадистском варианте, хотя возможен и такой исход), предлагаемый, в частности, одним из лидеров татарских национал-радикалов Фаузией Байрамовой, сводится к идее консервации общества, считает ученый. "Для татар это достаточно приемлемо, - говорит он. - Но, в конечном счете, у этого варианта нет будущего - законсервировавшись, можно упустить все мировое развитие". Тем более что к "соблюдающим" мусульманам относятся всего 3-5% татар, и татары-мусульмане - скорее, этнокультурное, а не религиозное явление, подчеркнул Дамир Исхаков. "Во многом судьба татарского мусульманского сообщества будет зависеть от ситуации в России".

"Татарская", а вернее, татарстанская тема продолжилась на секции "Мусульманская умма стран СНГ: внутренние и внешние проблемы в условиях усиления религиозного экстремизма". Настораживающие тенденции роста джихадистских и шариатистских настроений в Поволжье отметил директор казанского "Центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических  исследований" Раис Сулейманов. Приведя ряд примеров, иллюстрирующих это положение, он призвал "губить такие идеи в зародыше" - в противном случае следующим после Кавказа плацдармом исламизации России станет Урало-Поволжье.

«Государство должно четко объявить о поддержке православия, русского народа и русской культуры как доминирующей в России», - убежден эксперт. "Коренные мусульманские народы могут сохраниться только в России, без всякого сепаратизма, с уважительным отношением к православному большинству", - констатировал Сулейманов.

Что касается традиционного ислама, то, считает Сулейманов, его слабость в том, что "у них нет плана".

Внимательно слушавший его заместитель и.о. муфтия РТ  Валиулла Якупов лишь иронически улыбался. В своем выступлении он отметил тенденцию складывания у татар единой религиозной идеологии, которая "сцементирует народ в религиозном смысле". Другая тенденция выглядит куда более настораживающей: салафитский сегмент, считает Валиулла хазрат, будет маскироваться. "Ничего не стоит убрать бороду, изменить амплитуду движений рук на намазе, - рассуждает он. - Проблема в том, что, восприняв салафитскую акыду (вероубеждение), мусульманин воспринимает и их идею насильственных действий. По крайней мере, такой человек будет помогать джихадистам материально".

Чтобы противостоять опасности распространения исламизма, "нужно работать над доведением традиционного ислама до суверенного статуса, избавиться от подражательства "зарубежным стандартам", показать, что российское мусульманское духовенство может быть состоятельным, привлекательным и транслировать этот позитивный образ на весь мир", считает Валиулла Якупов. "Это многоэтапная, многотрудная, общая задача, которая, в общем, может быть решена, - подчеркнул заместитель и.о. муфтия РТ. - Этому послужат реформа российского мусульманского образовательного пространства, формирование образовательного холдинга, развитие отечественной исламской теологии, работа с молодежью и пропаганда нашего богословского наследия". К сожалению, отметил Валиулла-хазрат, часть татар до сих пор считает собственное богословие "колхозным", преклоняясь перед арабскими образцами, что абсолютно не оправданно.

Эксперт казанского Центра региональных и этнорелигиозных исследований Яна Амелина добавила, что борьбе против распространения фундаменталистских идей мешает "ваххабитское лобби", содействующее реализации интересов как исламистских кругов в целом, так и вооруженного исламистского подполья. "Это проект по продвижению фундаменталистской точки зрения в российский политикум и социум, попытка представить исламизм в качестве равноправного, хотя пока и несколько экзотического, политико-религиозного течения", - заметила она.

Россиянам навязывается комплекс вины в отношении исламистов, взявших в руки оружие, "разъясняется", что на этот путь их толкнуло общество, якобы не обеспечившее экстремистам должных условий для их самореализации в качестве мусульман, а также внушается, что исламизм в его противоречащих Конституции и иным российским законам формах неизбежно победит. "Лоббистам исламизма, среди которых ряд довольно известных журналистов и общественных деятелей, необходимо дать решительный отпор", - считает Я. Амелина.

Профессор Таврического национального университета (Симферополь) Татьяна Сенюшкина подробно рассказала о влиянии нетрадиционных исламских течений, прежде всего, исламской партии "Хизб ут-Тахрир" на этнополитическую ситуацию в Крыму, указав, что при определенных геополитических обстоятельствах религиозный фактор может быть использован для обострения обстановки на полуострове.

 

Ее коллега из Южного федерального университета (Ростов-на-Дону) Ринат Патеев "дорисовал" картину, складывающуюся в черноморско-каспийском регионе. Он отметил отсутствие теологического противодействия идеологии ваххабизма и взаимодействия исламских богословов и светских исламоведов (на следующий день эту тему развил Верховный муфтий ЦДУМ Талгат Таджуддин).

"Вбиваемые в головы верующим концепты куфра и т.п. создают ментальный отрыв Кавказа от России, что может привести к ментальному, а затем и территориальному отрыву его от России, - указал Патеев. - Умма должна дать ответ на эти вызовы. Если торжества знания не случится - у меня плохие предчувствия". Лейтмотивом этого и большинства других выступлений, посвященных в том числе анализу ситуации в Северной Осетии, Мордовии, Челябинской области и других регионах России, был простой посыл: распространение ислама в любых его формах необходимо остановить, "иначе потеряем страну".

Одним из наиболее ярких событий симпозиума стал доклад председателя Центрального духовного управления мусульман России, шейх-уль-ислама Талгата Таджуддина. Он высоко оценил то самое "традиционное богословское наследие", о котором говорил Валиулла Якупов, отметив, что идеи джадидизма (реформированного ислама) в свое время вышли далеко за пределы региона , и призвал к тесному сотрудничеству богословов и университетской науки.

Талгат Таджуддин подчеркнул, что Булгар есть и будет духовным центром для мусульман Татарстана и Башкирии, да и России в целом. "В духовном плане Татарстан и Башкирия отдельно существовать не должны, - указал Верховный муфтий. - Мы должны показывать пример нормального, добропорядочного мусульманина для народов России и мира, а не того, что происходит на Кавказе". На повестке дня, резюмировал глава ЦДУМ - возрождение ханафизма: "Никакого другого мазхаба у нас нет и не будет".

В то же время он подверг критике распространенную практику, когда "нет никакого порядка в мечетях - любой проходимец может проповедывать". "Ни одно государство не должно такое допускать, - подчеркнул Талгат Таджуддин. - Все вопросы должны решаться при непосредственном контроле и с помощью государства, а не так, чтобы религиозные организации были полностью автономны, и каждый мулла создавал в мечети или церкви свой "кооператив". Только тогда будет порядок".

Критическим оказалось и выступление ректора Казанского Российского исламского университета Рафика Мухаметшина, рассказавшего о проблемах мусульманского образования в РФ. Несмотря на значительное число студентов, республиканские мечети и медресе всего на 20% обеспечены квалифицированными кадрами, сообщил он. Выпускники исламских учебных заведений Египта, Саудовской Аравии и других зарубежных вузов не способны преподавать в российских мусульманских университетах, колледжах и медресе, например, коранистику или тафсир (российских же учебников по этим ключевым дисциплинам нет и писать их некому).

Проблема адаптации выпускников зарубежных исламских учебных заведений стоит очень остро, отметил Мухаметшин, предложивший отпускать на учебу за границу только после получения базового религиозного образования в России. Правда, тут тоже немало сложностей - в частности, с учебниками и книгами, которых недостаточно, и качество их вызывает сомнения. Слаба и материальная база российского исламского образования (так, годовой бюджет РИУ составляет около 40 млн. рублей).

Для справки:

Российский институт стратегических исследований (РИСИ) образован в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 29 февраля 1992г. № 202. РИСИ занимается информационно-аналитическим обеспечением федеральных органов государственной власти при формировании стратегических направлений государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности.

 

Автор: По следам REGNUM

Комментарии 13