Среда обитания

Убийц не ищет никто. Потому что они известны?

Хаджимурад Камалов стал пятнадцатым журналистом, убитым в Дагестане за последние годы. В Махачкале любой может назвать вам имя заказчика этого преступления – достаточно прочитать подшивки газеты «Черновик». Но чем закончится расследование этого громкого убийства, тоже знает любой: преступление не раскроют, виновных не накажут. Все потому, что оно – политическое.

В Дагестане, надеюсь, не раскрываю государственной тайны, не расследовано почти ни одно политическое убийство. Нельзя сказать, что это традициянациональная, все-таки, справедливостьсуществовала на Кавказе, но благодаря не совсем цивилизованным инструментам. Инструментарийпривели в цивилизованное состояние и политическиеубийцы стали недосягаемы. И не только в Дагестане.Разве в Москве нашли заказчика убийства Политковской? Хотя, ведь тоже все его знают…Растянуть, раздробить, прекратить

Расследования по политическим убийствам в Дагестане могут стать уникальными в мировой юриспруденции. Дела умело затягиваются до бесконечности (чем понижается градус интереса общества к нему), дробятся, до суда доходит только то, что потом с треском разваливается. «Обращайтесь в суд», – призывает нас власть, успешно делая вид, что он существует.

Вспомним дело Гаджи Абашилова, убитого в марте 2008 года. Следователи менялись, предварительные слушания в суде откладывались. Можно сказать, дело мастерски мариновали на самом высоком уровне так называемой правоохранительной системы. Дошло до того, что сам генпрокурор России Юрий Чайка разделил его надвое, на дела исполнителей и заказчиков.

И пусть родственники возмущались, что плевать они хотели на исполнителей, им нужны заказчики. Но, у генпрокурора были, честно скажем, весьма благие намерения: ведь «исполнителей», к тому времени нашли, и он искренне, надеялся, что их осудят. Но его ожидания не совсем оправдались. Точнее – не оправдались вовсе.

Сам отсидел на этом процессе от и до. Свидетели государственного обвинения очень точно ошибались в фактах, красиво путались в деталях, а когда и это не помогало - откровенно лгали.Даже родственники убитого в ходе суда заявили, что эти «исполнители» не виновны. Но самое любопытное, что главный свидетель гособвинения, на показаниях которого держалось все дело (по версии следствия, он сидел в той самой машине, из которой расстреливали Абашилова), вдруг куда-то исчезает!

Вешают всех

Впрочем, если дело доходит до суда, то это в Дагестане становится предметом национальной гордости. А имена исполнителей торжественно озвучиваются, но… посмертно. И все так искренне негодуют/переживают, что преступники были убиты в ходе (очередной) спецоперации.

Так было и с делом Тельмана (Абдуллы) Алишаева. Убитый в спецоперации боевик Бутдаев был объявлен виновным в смерти журналиста. Правда, весомых доказательств следствие так и не предоставило. А в Духовном управлении мусульман Дагестана, где работал Тельман, говоря о его «убийце», разводят руками – мол, туфта всё это.

Вспомним недавнее убийство Гаруна Курбанова, начальника информационно-аналитического управления президента Дагестана. «Исполнители» и этого преступления, по версии правоохранительных органов, были убиты в ходе очередной спецоперации. Похоже, у нас ни один труп боевика не обходится без навешивания на него какого-нибудь «раскрытого» политического убийства.

А вот с расследованием убийства Рашида Газилалиева, журналиста и преподавателя, вышлаужасно некрасивая история. Официально сообщили, что он был ликвидирован в ходе (очередной) спецоперации. На следующий день после убийства министр внутренних дел РД сообщилподробности: оказывается, Газилалиев проходил подготовку в лагерях сепаратистов и т.п. Но эта версия с треском провалилась, и министр внутренних дел вынужден был лично попросить прощения у отца Рашида, и признать, что его сына убили…по ошибке.

Кому нужны свидетели?

Моего коллегу Абдулмалика Ахмедилова убили в машине, когда он ехал в аптеку за лекарствами для заболевшей матери. Прошло более двух лет, а дело все еще на пол дороге к суду. И тоже – вряд ли дойдет. По этому делу я прохожу свидетелем. И вот, чтобы дать показания, мне приходилось часами дежурить у прокуратуры, хотя по идее это следователи должны бегать за мной. И кстати, имена заказчиков убийства Абдулмалика известны родственникам журналиста. Да ипрокуратуре тоже. Но следователи разводят руками – мол, доказательств у нас нет…

Не зря же в народе сыщиков называют вениками – умеют заметать следы.

Разум закипит?

Никто не верит, что убийства журналистов в Дагестане прекратятся. Но все знают, что когда-нибудь, рано или поздно громкие дела вызовут громкое…эхо. Ведь возмущенных «законностью и порядком», становится в республике все больше. А заказчики убийств от ненаказуемости простохамеют и убирают людей уже в наглую, не заботясь даже о качестве прикрытия.

И все знают, что ниточки громких дел ведут во властные эшелоны. В хорошо известные кабинеты. Но хозяев этих кабинетов никто не назовет.

Потому что это, пока, бесполезно.

 

 

Автор: Закир Магомедов

Комментарии 0