Их нравы

СМИдеГРАДАЦИЯ

В советское время критиковать СМИ было принято только зарубежные (взаимно). В начале 90-х произошел «естественный отбор», когда вся замшелая парторговская пресса как бы «сдулась», а на смену ей пришли люди и коллективы, которые, наконец-то, стали стараться выполнять свою работу честно. В новом веке с нашими СМИ произошел какой-то «откат» в различные стороны – от «старых добрых партлистков», до совершенно безумных изданий цвета мочи. Во что превратились мы – журналисты? Почему? Кажется, время пришло честно задать себе такой вопрос.

ВРЕМЕНА И НРАВЫ

Если можно так выразиться, в начале 90-х все, кто сотрудничал в СМИ, вдохнули некий «воздух свободы». Работая на телевидении, радио и в газете одновременно, еще будучи в весьма юном возрасте, понятия не имел, что есть какие-то такие «ограничения», типа: «об этом лучше вообще не только не писать, но и не думать», «об этом писать, но аккуратно, чтобы не затронуть того-то», или просто: «хоть это и не совсем, может быть так, но у нас издание такое – надо написать вот так».

Когда мы с ребятами создали свой «альтернативный» клуб начинающих журналистов на базе «Вечерней Рязани», и когда какой-нибудь вновь пришедший (либо сбежавший из конкурирующего издания) молодой коллега спрашивал: «А про что и как писать?», мой ответ всегда был один: «Пишите что угодно, как угодно, мотив один – чтобы это было интересно!»

Позже я выработал некое правило: «можно о дверной ручке написать бестселлер, а можно про падение половины Луны на Землю написать так, что читать никто не будет».

Естественно, подразумевалось и то, что за каждым описанным фактом будет стоять подтверждение. Это было аксиомой. Помню, как однажды руководство одной рязанской школы названивало редактору «Вечерки» Вадиму Михайлову с критикой наших материалов, мол, не было такого! Вадим Владимирович тогда уточнил у меня, мол, подтвердить кто может? После моего ответа, что, помимо меня, могу привести еще человек 10, которые не только подтвердят, но и расскажут с удовольствием, как лично участвовали в срыве уроков учительницы-изуверки, он куда-то удалился. Как выяснилось позже – на следующий звонок из той «обиженной» школы Вадим просто послал их к строго определенной матери.

$content.musicbox



В середине 90-х, ввиду ухода «служить Родине», выпал из «информполя». Возвращение было отнюдь не показательным в смысле осознания, что наступили иные времена. После ухода из «органов» я стал работать в рязанской «Новой газете», и на тот период это было, пожалуй, единственное издание, где за правду мог «и в хвост и в гриву».

Тем кошмарнее стал опыт работы в федеральных изданиях в столице. 

«Московский корреспондент» дал поностальгировать по былым, свободным, временам, а после его первого закрытия в мае пришел ужас того, что многие наши СМИ, извините, превратились в какой-то бредовый отстойник вранья и вылизывания желаемого, вне зависимости от действительного.

ИСПОРЧЕННЫЙ ТЕЛЕФОН

Летом притопал в одну старую «огромно-федеральную» газету. Через несколько минут уже представлял темы для работы. К моему шоку даже те темы, которые достаточно громко «выстреливали» в том же «Москоре», вызывая лавину откликов и истерику у некоторых ведомств, были сразу отметены. Молодая редакторша отдела забраковала все мои идеи, хотя на работу меня взяли и с неплохим, озвученным мною «на испуг», по величине, окладом.

И чем я занимался каждый день? Естественно, сначала вовремя приходил на работу, и час ковырялся в Интернете, «ища темы», пока особо приближенный начальствующий состав находился на планерке у главного редактора. Это, кстати, меня первое время достаточно смущало, так как до сих пор, где бы я ни работал, планерки проводились совместно с журналистами. Это логично – дабы исключить фактор «испорченного телефона». Если главный ставит задачу – пусть непосредственный исполнитель это и слушает. И наоборот – если журналист предлагает тему, то пусть он напрямую обсуждает это с главным. Потому что ввиду весьма «гламурно-блондинистых» жизненных познаний моей начальницы отдела, я просто тупо не мог объяснить ей зачастую, что я вообще предлагаю – она этого не понимала. 

Во что меня превращала эта «странная работа» (за хорошие бабки) – поясню ниже. 

Итак – раскрываю тайны работы некоторых «крупных федеральных изданий».

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ РАБОТА»

В чем заключается работа? Листаешь Интернет, находишь «топовые темы». Потом звонишь по базе данных различным «экспертам», задаешь им вопросы, достойные «атомного разбора», потом пишешь. 

Но при этом ты даже не пишешь то, что могли бы на самом деле сказать эти эксперты, или что вообще есть на самом деле!

Вот пример, который меня просто начал добивать:

ИСТОРИЯ РЕЙТИНГА СТРАН С САМЫМИ КРАСИВЫМИ ДЕВУШКАМИ МИРА

Я такой ДУРЬЮ не занимался никогда! Вот, появился опыт. Подзывает меня моя «начальница»:

«Дмитрий, основная новость часа в Интернете – опубликован рейтинг стран с самыми красивыми девушками. Ваша задача – изучить вопрос, потом позвонить N по телефону M, и пусть он вам скажет следующее…»

Я стою слушаю и не совсем понимаю, как это: «пусть он вам скажет». Начальница смотрит на меня с удивлением

- А чего вы не записываете, что я говорю?

- Да я, наверное, запомню.

- НЕТ! Чтобы потом я опять все не переписывала, берите ручку и записывайте дословно, что я говорю! А сама статья будет начинаться так: накануне самой обсуждаемой новостью в стране стало… чего вы не записываете?!

- А как это: «Вам должны сказать следующее»?!

- Это значит, что эксперт, которому вы будете звонить, может говорить очень много, но вам надо, чтобы он сказал определенные слова.

- А если он скажет по-другому?

- ??? Вы что, не знаете, как это делается?

- Да я знаю, но не пойму – зачем это надо? Это же не совсем… честно, что ли…

- Вы где работаете, Дмитрий? И чего вы улыбаетесь?

- Да смешно потому что! К тому же, что я – плакать должен разве?

- Я ВАМ СЕРЬЕЗНО ГОВОРЮ! 

Я записал «свою статью от моей редакторши» и пошел на рабочее место. Поржал. И стал работать над «сутью вопроса». Имея навыки в проведении расследований, просто стал искать, «откуда растут уши». Ведь кто у кого своровал информацию – видно сразу. Путем «интернет-раскопок» вышел на первоисточник, опубликовавший этот «рейтинг» в России первым. Журнал «Вокруг света». Вызваниваю: девочка, которая писала про рейтинг – внештатница, на работе ее нет, связи с ней нет. Вытряхиваю из ее начальника отдела все, что только можно. Выясняю: данные «рейтинга» были взяты в английском журнале. Лезу на сайт англичан. БА! Даже не владея в совершенстве английским, хватило мозгов, чтобы увидеть следующее: английский журналист пишет про «что-то там». И попутно в своей статье дописывает, мол: «По долгу службы приходилось часто мотаться по разным странам и, ПО-МОЕМУ МНЕНИЮ, если это интересно мужчинам, я бы сказал, что самые красивые девушки там-то, там-то и там-то»…

В итоге – никакого рейтинга нет и в помине. Что происходит с откровенными личными умозаключениями английского журналиста далее?

Девочка-внештатница, подрабатывающая в «Вокруг света», выкидывает из английской статьи все, оставляя только наблюдения за «местными красотками» похотливого англичанина. И пишет у себя уже: «Популярное английское издание накануне опубликовало рейтинг стран с самыми красивыми девушками».

Далее, вытащив эту, уже «подкручено-отжатую», статью с сайта «Вокруг света», первые «информ-воры» пишут: «В авторитетном журнале «Вокруг света» накануне появился рейтинг стран с самыми красивыми девушками, составленный английскими экспертами».

Следующие «интернет-ворюги», дабы придать тексту «что-то свое» и поболе значимости, вклеивают: «В течение многих лет лучшие специалисты-ученые проводили сложные научные исследования, и вот, наконец-то, результаты их работы опубликованы впервые – рейтинг стран с самыми красивыми девушками!» 

Далее по Интернету какой дури я только не нашел на тему этого рейтинга. И то, что английские разведчики совершенно случайно допустили утечку информации о секретных научных данных о «рейтинге красоты», и что «найдена формула красоты». Я был в шоке! Каждая мелкопакостная воровская «интернет-шавка» начала такую блажь придумывать! А ведь этого ничего нет!

Когда я подошел к своей редакторше и на схеме объяснил, что весь этот рейтинг не более чем, выдумка и вранье, предложил разнести в пух и прах вообще эту тему, раскрыв механизм вранья, та взбесилась:

- Я что вас просила?! На что вы потратили время?!

- Раскрывал суть вопроса – раскрыл: вранье сплошное.

- Я не об этом вас просила, я просила написать про рейтинг и позвонить эксперту, чтобы он сказал, что русские девушки все равно самые красивые, и весь мир это признает, а рейтинг специально передернут!

- Да какой рейтинг? Нет там никакого рейтинга! Это ж вранье все!

- Идите работать!

Я опять заржал и пошел писать про «рейтинг». Позвонил «эксперту», «воткнул» в него слова своей начальницы, тот, мол, ну да… (далее слова начальницы были озвучены от лица «эксперта») и продолжил «утку» про рейтинг. Более того, этот бред после публикации в нашей «федералке» стал расплываться по сети еще обильней. Все, короче, лоханулись, и мы тоже. Разница только в том, что многие из «интернет-врунов» делали это неосознанно, думая, что какой-то там рейтинг действительно какие-то там ученые составляли, а мы врали уже осознанно. Преднамеренное вранье в огромных тиражах.

Как выяснилось – это было еще только начало.

ЮЖНОЕ БУТОВО – РАЙОН КОНТРАСТОВ

Следующим эпизодом была история с «южнобутовским противостоянием». Вкратце напомню суть сего многолетнего конфликта: столичные власти строят дома, сносят старые поселки. А по закону застройщики должны договориться с собственниками сносимых домов о переселении. Они и договорились. За многокомнатный дом с земельным участком предложили «однушки» в новостройках. И то – не всем. Кому-то поотменяли вообще права собственности, несмотря на то, что люди являются собственниками много лет. «Новые суды» вдруг пересмотрели права людей, в результате чего многие стали бомжами. Одной женщине с ребенком предложили переселиться к «отцу дочери, имеющему квартиру», несмотря на то, что этот, уже бывший муж, много лет как живет с другой дамой. Причем по иронии судьбы бутовцы не «деревня» вовсе. В конце 30-х годов в рамках застройки центра Москвы их попереселяли из центра города в Бутово, обещав, что это временно. Но потом война, и т. д. – так они стали бутовцами. А теперь их вообще стали впрессовывать в однушки или просто выкидывать на улицу. То, что там происходит – ужасно. Сейчас в «бутовском сопротивлении» осталось человек 50, которые живут на военном положении: патрули, блокпосты, бои со строителями и т. д. 

И вот меня с фотографом отсылают туда – узнать, что сейчас происходит. Мы весь день лазали по Бутово. Из редакции моя «мадам начальница» стала названивать уже через час после нашего приезда, мол, чего там столько времени делать – сфоткайте, возьмите пару историй и возвращайтесь. Пытаюсь объяснить: здесь все сложно, люди на грани нервного срыва, нас только-только «проверили» и стали доверять, репортаж сделаю классный. Надо еще хоть час.

И что? Приехал в редакцию – написал то, что видел. На следующий день, когда вышла газета, обалдел. 

Над моей фамилией стоял не мой текст! Стал втихушку разбираться: оказывается, накануне моей «командировки» из властных структур округа пришла бумага со «статьей» о том, как плачущие бабушки из Бутово целуют лодыжки властям за то, что те переселили их из дряхлых избушек в современные квартиры со своим туалетом!

Из моего оставили лишь выдержки речей «сопротивленцев», которые поставлены таким образом, что все эти «несогласные» - зажравшиеся мещане. А меня с фотографом отправили в Бутово лишь по одной причине – «официализировать» прибывшую из префектуры басню: мол, да, журналист ездил – вот фотки и вот, что он написал.

Но материал вышел со смыслом кардинально перевернутым, нежели изначальный! С моей фамилией. И люди, которые мне доверились в Бутово, будут его ждать. Звоню в Бутово лидеру «непримеримых» Владимиру Жирнову: мол, не читали что вышло? Он: «Не успел еще, сейчас куплю», я ему: «И не читайте, и не покупайте! И на будущее – с журналистами будьте осторожней. Человек может и захочет написать что-то, а ему просто не дадут!»

Иду к начальнице разбираться:

- Вы чего ж творите? Почему под моей фамилией вышла статья, которая вовсе не моя, даже кардинально не моя!


- Дмитрий, успокойтесь! Это – ваша статья. Вы же в Бутово ездили?

- Ездил я, но такого не писал! Как мне теперь людям в глаза смотреть?

- Хватит вам! Вам сказано – это ВАША статья! Вы что, не знаете, где работаете? 

ПРАВДИВЫЙ БРЕД

Еще эпизод. В Москве ограбили квартиру родственника художника Рериха. Украли пять картин. Сигнализация не помогла. Журналисты набились в подъезд этого дома. По приказу главного милиционера Москвы – генерала Пронина (об этом открыто сказали сами опера) СМИ приказано было держать «на голодном пайке». Никаких разговоров с потерпевшими. Нас постоянно «пасли» несколько оперативников. Мальчик с НТВ час проумолял милиционеров хотя бы «послать» его на камеру, ничего не добившись – уехал. Ребята же с одного известного популярного «желтого» сайта тупо сели в подъезде и стали писать:

- Давай так – четверо в масках под покровом ночи забрались в квартиру…

- Давай пятеро!

- Давай. Дальше они жестоко избили и связали телефонным шнуром от старого аппарата ВЭФ хозяина квартиры…

Я спрашиваю: мол, а откуда все знаете, кто-то что-то рассказал? Нет, говорят, информации никакой нет, а писать надо. Да и кто чего скажет? Ну, если кому чего не понравится потом – перепишем (это ж Интернет!) да извинимся, даже еще интересней! Я обалдел. Ребята сидели и напрямую в сайт писали придуманную бредятину! На достаточно известный ресурс!

К слову, материал для статьи я все же тогда нашел: помог соседу пострадавшего перетаскивать вещи из квартиры в лифт, а в лифте, без посторонних, он рассказал мне довольно интересные вещи. И милиция это проконтролировать не смогла. Но в газете вышло… доапгрейденное сообщение того сайта, с ребятами которого я встретился в подъезде. У них «вкуснее» и быстрее все появилось. Потом, сканируя Интернет, вообще убедился, что материалы пишут всего несколько человек, а сотни остальных просто аккуратно воруют их и слегка переделывают. В крупных федеральных изданиях народ зад свой от кресла редко отрывает, зато пишет о событиях во всей стране!

ИДИОТИЗАЦИЯ

Самое страшное, что подобное описанным эпизодам выше происходило практически каждый день. Либо бред, либо вранье и «подстава» авторов.

Из газеты той я ушел. Несмотря даже на то, что финансовая обстановка была сложной. Так просто НЕЛЬЗЯ работать.

Газета эта выходит и поныне (как и все предыдущие лет 80 уже). И будет выходить, думаю. Пока обстановка такая. Когда наше население стремительно рвалось стать идеальным обществом потребления и почти им стало – такие СМИ в самую точку.

Они пишут о чем угодно и как угодно. Только не о проблемах. Или о проблемах, но «так, как надо»…

Да гляньте газеты: звезды, звезды, Украина–газ, Грузия–война, Газа–война, звезды, звезды и еще раз звезды. Создается впечатление, что это какая-то целенаправленная «идиотизация населения». 

НО! Однажды на рязанском журфаке одна преподавательница с огромным опытом работы сказала мне: «Дмитрий! Вы зарабатываете деньги на низменных потребностях населения!»

Начал с ней спорить. Кто виноват, что СМИ превращаются в помойку? СМИ или их потребитель, которому это необходимо? Пытаясь выжить, СМИ пишут всякую «звездную дрянь», не из-за того ли, что эта гадость кому-то необходима? Почему «Намедни» закрыли, а «Дом 2» процветает? А гляньте, у кого самые большие тиражи в Рязани? Не знаете? Не буду называть, лишь намекну: это газеты, 80% которых посвящено ее величеству телепрограмме, а остальное 20% – тем, о ком в этой телепрограмме рассказывают. Люди не интересуются своей жизнью, их больше интересует, что в Рязани Гоша Куценко продал на аукционе свои собственные трусы (тьфу, до чего народ дошел!.. чего ж носки не купили?)

Так вот, споря с той журфаковской преподавательницей, пытался ей объяснить, что проблема эта взаимосвязанная. Людей интересует «желтуха», а пресса, чтобы выжить, об этом пишет. И кто из них виноват? Привожу пример: берем номер «Поколения Р» и все полосы забиваем стихами Пушкина – много экземпляров купят? А кто, извините, нам за работу будет платить, если газета частная? Пушкин? Или управление культуры? 

А вот если писать о проститутках, извините, но не смаковать эротические подробности, а попробовать заставить задуматься: из-за чего девочки из деревень едут в города продавать себя? И кто им в этом помогает? И с чьего взаимного бессловного согласия это происходит? Тема да – «желтая». Но смысл? Зрите в корень!

ПИПЛ ХАВАЕТ

Руки чешутся устроить анализ какой-нибудь рязанской газеты или всех вместе. Не буду. Кто понимает – поймет, кто не понимает, объяснять что-либо, думаю, бесполезно. Прецедент уже был – история с двумя частями статьи «Рязанская телеканализация», вышедшей пару лет назад в рязанском выпуске «МК». Автор просто описал увиденное на рязанских телеканалах за день. Форумы в Интернете обрушивались негодованием с главным вопросом: «КТО ПИСАЛ?», даже не разбираясь в объективности описанного. Однако, несмотря на «интернет-гнев» в адрес редакции тогда раздавалось много благодарственных отзывов: мол, спасибо, хоть кто-то, наконец-таки, высказал в открытую то, что всеми ежедневно обсуждается. В курилках, рюмочных, коридорах и т. д.

Как же это глубоко в нас сидит – мы можем думать и обсуждать меж собой одно, а на людях говорить о другом. Кому врём? Сами себе.

Но самое обидное, что зачастую именно это «блаженное вранье» считается неким показателем «профессионализма» и пользуется спросом. Пипл, короче, хавает.

КТО-ТО ЖЕ ДОЛЖЕН ЭТИМ ЗАНИМАТЬСЯ

Причем на различных журналистских конкурсах (я не упоминаю наши «журавлиные дела», ставшие давно показателем скорей лояльности, нежели профессионализма) люди, скажем так «федерального значения», восхищаются работами коллег в скромных региональных изданиях: мол, во дают! МОГУТ! Но! Никогда крупная федеральная газета не поставит у себя статей, подобной той, что вы читаете сейчас. Восхищаться будут, руку трясти будут, но не поставят. Мол, есть герои еще, а мы… мы как-то так… мы просто работаем.

За деньги. Пишем бред, но от нас этого и требуют.

Так кто же виноват, что наши СМИ превращаются в некий «отстойник»? – Да все мы. И «потребитель», и журналисты. Знаете, почему в описанной выше «крупной федеральной газете» мне так легко указывали на дверь в случае «возникновения вопросов»? Да потому, что на мое место придет десяток молодых ребятишек посговорчивее. 

В одном удовольствии я себе не смог отказать – уволился по собственному желанию. Прямо под занавес испытательного срока. Не выдержал, так сказать, испытания самого себя. Самоуволился.

Однажды один коллега по милиции, увидев меня на каком-то митинге, блеснув новенькими звездочками на погонах, наехал: 

- Ты чего там про нас всякую фигню пишешь?

- Про кого про «вас»? Какую «фигню»? (Я тогда работал в «Новой газете»)

- Ну, пацаны рассказывали, что-то там про милицию нехорошее.

- Так ты скажи точней, о чем речь – я отвечу! За каждый написанный материал. Потому, что там всё правда.

- Ну, ты вот сам работал столько лет, ты же знаешь, как тяжело, какие условия, выходных нет, денег мало платят, семья…

- Так я свой выбор сделал – уволился, а ты до сих пор занимаешься тем, о чем стыдно в газете читать.

- А что ж делать?

- Это ж не армия, не срочная служба: не нравится – уходи! Это ж просто работа!

(Тут мой бывший коллега набирает полную грудь воздуха, и патриотично отвечает):

- А кто будет порядок наводить? Кто-то же должен ЭТИМ заниматься!

ЧЕМ ПАХНУТ РЕМЁСЛА

Разговор бессмысленный. Но весьма схож по ситуации с проблемами СМИ. КТО-ТО ДОЛЖЕН ЭТИМ заниматься. Кушать-то надо. Пусть даже хлеб журналистский откровенно и попахивает чем-то весьма уж непотребным…

Одно пока обнадеживает: если это материал выйдет в газете – значит, еще повоюем. Перевернется еще и на нашей улице фура с пивом, коллеги!

 

От автора: Кому очень интересно название "одной крупной федеральной газеты" - пишите на адрес Интеркавказа - вышлю название. Здесь писать не буду - у них юристов рота там числится.

Автор: Дмитрий Флорин

Комментарии 1