Общество

Столица трех религий

На Кавказе ею станет Кисловодск, где появится и уникальная «Площадь согласия»

Кисловодск всерьез претендует на роль исламской «столицы» не только курортного региона Кавминвод, но и всего Ставрополья. Только за последние недели краевой муфтият анонсировал здесь сразу несколько масштабных проектов.

Главное – в городе скоро распахнет двери соборная мечеть, открытия которой мусульмане города ждали много лет. Она станет центральной для духовного управления мусульман Ставрополья, на базе мечети будет существовать и исламская школа.

«Открытая» уже много писала о том, с каким трудом шло строительство. Кисловодская умма столкнулась с волокитой, запретами мэрии, протестами казаков. Но в итоге все препоны преодолены, и уже сейчас строительство вошло в завершающую фазу.

Отрадно, что прямо через дорогу от соборной мечети находится крупнейший в регионе Кавминвод православный Свято-Никольский храм. «Горячие головы», требовавшие отказаться от возведения мечети, упирали именно на то, что, мол, соседство храмов двух основных конфессий – взрывоопасное.

Время доказало полную несостоятельность этого бредового аргумента. Кроме того, сейчас всерьез обсуждается идея строительства рядом синагоги. Так что, вероятно, уже скоро Кисловодск может оказаться в одном ряду с «колыбелью трех религий» – Иерусалимом. И станет если не колыбелью, то кавказской столицей трех религий.

О том, каким будет для верующих мусульман Кисловодск завтрашнего дня, журналист «Открытой» выясняет у имама соборной мечети Аслана-хаджи ШАМАНОВА.

- В среде мусульман существует такой стереотип: имам - это убеленный сединами старик, а вы еще молоды. Тяжела ноша?

- Конечно, объем работы большой, учитывая, что в Кисловодске мусульманская умма - это почти 40 тысяч человек. С другой стороны, я не могу не приветствовать, когда на религиозную работу приходят молодые люди с гибким умом, хорошим образованием.

Например, мне довелось учиться в крупнейшем арабском центре современности - Университете Медины, затем был большой опыт работы в Духовном управлении мусульман европейской части России (ДУМЕР), где я возглавлял один из отделов. Затем два года работал заместителем имама Кисловодска Назби-хаджи Аджиева  по учебной части, и вот уже два года - имам города.

- Сегодня строительство мечети - это, надо полагать, ваша основная задача?

- Действительно так. Долгие годы прихожане были вынуждены ютиться в крохотном здании, которое располагалось в сквере на улице Кольцова. Причем условия были такие, что летом часть верующих совершала намаз прямо на лестницах, во дворе и даже на тротуаре. Здание было очень старым, аварийным, и когда собираться в нем стало уже опасно, мы были вынуждены закрыть молельный дом на реконструкцию, и община начала искать новое пристанище.

- И вас ведь временно приютил санаторий имени Семашко, гендиректором которого, кстати, работает даже не мусульманин, а осетин-православный Георгий Гадиров?

- Да, стараниями прежнего имама Назби-хаджи Аджиева мы получили возможность арендовать спортзал санатория. Здесь на пятничные намазы собиралось до 600 человек. Конечно, спортзал - это даже не молельный дом: в летние месяцы была ужасная духота, давка, не было условий для омовения, мы были вынуждены укорачивать проповедь, что противоречит канону.

Люди сидели так тесно, что порой даже не было возможности класть земные поклоны, хотя это тоже требование исламского канона. Наконец, здесь не могли молиться женщины, и многие мужчины мне рассказывали: они возвращаются домой с проповеди, а их жены и сестры жадно спрашивают, о чем рассказывал на проповеди имам.

- И вот в таких ужасающих условиях, когда необходимость строительства мечети в Кисловодске была очевидна, вас продолжали «мурыжить» по инстанциям?

- Да, вы даже не представляете, сколько мы порогов оббили, чтобы получить разрешение на строительство мечети, о чем и ваша газета много писала. Некоторые претензии иначе как абсурдными не назовешь.

Проект строительства делал институт «Гражданпроект», который, в частности, работал над Свято-Никольским собором и многими другими объектами на Кавминводах. То есть это авторитетная опытная организация. Мы хотели возвести два минарета, но нам сначала заявили: мол, нужно оставить один. Потом и вовсе предложили от минаретов отказаться: а вдруг упадет на дорогу! Казалось бы, с чего ему падать?!

Было и такое, что наши документы просто теряли. Но всё же дорогу в нашем благом деле указывал Всевышний. И мы преодолели все препятствия, хотя это и потребовало столько времени и сил.

- Большую роль сыграло и общественное мнение...

- Конечно! Все общественные и религиозные организации Кисловодска высказались «за» строительство мечети: ведь верующий человек всегда остается верующим - вне зависимости от того, какую религию он исповедует. Поддержали нас даже местные коммунисты - люди по определению арелигиозные.

- Сколько человек сможет вместить мечеть?

- В ней будут молельные залы на трех этажах, самый верхний - женский. Всего, по нашим расчетам, здесь смогут одномоментно разместиться до полутора тысяч прихожан. На цокольном этаже будет зал для омовения и медресе.

- Думаете, мечеть будет заполнена?

- Конечно! К нам на пятничные проповеди всегда приходят люди, отдыхающие в местных санаториях, из Татарстана, Башкирии, республик Северного Кавказа. У нас на намазах присутствуют в полном составе команды «Терек», «Анжи», «Ангушт», когда  приезжают на сборы в Кисловодск.

Сегодня мы видим колоссальный подъем исламского самосознания в регионах Кавказа, я вижу в людях большую потребность в духовности, которую не сумели вытравить за столько десятилетий советская власть и рыночное «безвременье» 1990-х.

- Планируете приглашать проповедников из других регионов?

- А мы уже и сейчас приглашаем. Политика нового муфтия Ставропольского края Мухаммада-хаджи Рахимова - это укрепление связей с другими регионами. Вот только на днях с проповедями у нас в Кисловодске выступал шейх Мухаммад Карачай (Биджиев), возглавляющий Московскую мусульманскую общину «Дар уль-Аркам» (дом Аркама).

- Проблем с финансированием  стройки сейчас нет?

- Примерная стоимость строительства здания - более 30 миллионов рублей, а с учетом внутреннего культового убранства, мебели, ковров, техники - 90 миллионов. У нас открыт специальный расчетный счет, на который любой желающий может перечислить какую-то сумму денег.

Многие отдают наличные, кто-то помогает, что называется, натуроплатой - люди привозят строительные материалы, окна, двери. Однажды в мой кабинет пришли двое русских, парень и девушка, и просто пожертвовали 50 тысяч рублей. Они сказали, что мечеть украсит город и поможет сделать его более спокойным и мирным.

- Имена меценатов будут выбиты в камне?

- Нет, ислам это категорически не приветствует! Человек, который дает деньги на благое дело от чистого сердца, никогда вслух не должен называть свое имя - иначе эти деньги нельзя уже считать «чистыми», они не от Всевышнего.

Вообще же, для меня странен тот факт, что государство не оказывает финансовой помощи в строительстве культовых сооружений. Все-таки это не торговые центры (которые, кстати, в Кисловодске появляются, как грибы после дождя), а социально значимые объекты. Их функция  не менее важна, чем у школ или вузов.

- В одном из последних номеров «Открытой» мы опубликовали откровенное письмо девушки Даши из Нижнего Новгорода, которая приняла ислам. Эта публикация вызвала очень горячую полемику на сайте «Открытой»: кто-то Дашу поддержал, кто-то осудил...

- Обращение русских в ислам - это объективная тенденция последнего времени. Например, один из путей обращения к новой конфессии - если девушка выходит замуж за мусульманина и тот требует принять его веру. Конечно, точной статистики мы не ведем, но, по моим наблюдениям, среди общего числа прихожан «новообращенных» примерно десятая часть.

Я читал письмо Даши в вашей газете. Могу только поддержать ее за ту откровенность, с которой девушка рассказала о своих духовных исканиях. К сожалению, вопросы религиозного поиска в наше неспокойное, лишенное морального стержня время считаются «запретными» и в СМИ, и в обществе. Хотя, уверен, мы должны говорить об этом как можно чаще и громче, чтобы избежать опасных «отклонений» в сознании молодежи, которая понимает религию зачастую превратно и радикально.

- А в вашей практике бывали случаи, когда сами мусульмане обращались в другую религию?

- Последнее время для нас всё большей проблемой становятся «Свидетели Иеговы», которые ведут чрезмерно активную миссионерскую деятельность в Кисловодске, в том  числе и среди мусульманской уммы. Они издают книги на арабском и карачаевском языках, причем их содержание составлено с психологической позиции очень грамотно; сразу и нельзя определить, к какой именно конфессии книга относится - то ли речь про христианство, то ли про ислам.

- Сегодня вы, как проповедник, востребованы в «мирской» жизни города?

- Да, с просветительскими беседами приглашают в разные учреждения всё чаще. Например, в школы, в медицинский колледж, где учится очень много этнических мусульман. Причем, встречаясь с ребятами разных возрастов, я замечаю, что все больший искренний интерес к исламу проявляют и русские.

Ведь мы все живем бок о бок на большом Кавказе, и должны знать традиции друг друга. Все межнациональные и межрелигиозные распри - исключительно от незнания традиций соседа, что приводит к боязни и отторжению. Первая сура в Коране так и звучит: «Читай» - узнавай больше, вникай в суть вещей, чтобы не стать бессловесным рабом, которому в уши можно вложить любую нездоровую идею.

В своей работе я стараюсь отойти от «патерналистской» модели отношений «священник - прихожанин», выступая для своей паствы скорее равноправным другом, советчиком, помощником. Например, на занятия по фикху (мусульманскому праву - Ред.), которые мы проводим в перерывах между молитвами, приходят обычные люди - просто спросить житейского совета.

- Наверное, самым достойным примером вашего служения может стать проект создания «Площади согласия» в Кисловодске, где разместятся храмы трех мировых религий.

- Действительно, это очень большой и важный проект - социальный, духовный, культурный... Причем именно здесь уже расположены краеведческий музей «Крепость», могила прославившего Кисловодск художника Николая Ярошенко, мемориальный комплекс «Солдатам Родины»: братские могилы, Вечный огонь, памятник «Журавли», памятный знак о сталинской депортации карачаевской общины...

На площади словно вся история Российского государства выражена в ярких символах, соседство которых только усиливает эмоциональный и просветительский эффект. И я очень надеюсь, что «Площадь согласия», как мы ее задумывали, в городе всё же появится.

 

Автор: Антон Чаблин, "БЕЗФОРМАТА.RU"

Комментарии 0