Общество

Зачем мусульманам российская конституция?

Слово «конституция» для многих мусульман является ругательным. Или даже граничащим с куфром – неверием. Причина этого кроется в том, что само понятие «конституция» многими воспринимается, как изначально враждебное Исламу. И проблема здесь кроется не только в том, мусульмане отказываются от признания конституций немусульманских стран. Но и в том, что конституция, вообще, будь она даже мусульманская, воспринимается как свод придуманных человеком законов, полностью противоречащих законам Аллаха.

 На самом деле, данный вопрос затрагивает более глубокие проблемы интеллектуального кризиса и застоя в развитии мусульманского сознания, который поразил нашу Умму за годы ослабления Халифата и стагнации в развитии исламской мысли. Оттого мусульманам очень трудно сориентироваться и занять правильную, обоснованную позицию по отношению ко многим политическим ситуациям, институтам и реалиям. Особенно к немусульманским.

 Гибкость политической системы

 Противники, вообще, всяких политических инноваций и заимствований утверждают, что Ислам – совершенная и всеобъемлющая религия, которая еще при жизни Посланника Аллаха (мир ему и благословение) дала ответы на все вопросы. А все что добавляется к исламскому образу жизни, будь даже пользу мусульманину и всей Умме является недозволенным нововведением.

 Относительно широты исламской религии шейх Юсуф аль-Карадави пишет: «Ислам не является только теологической доктриной или набором обрядовых ритуалов. Он касается не только взаимоотношений между человеком и его Господом, но и общественных отношений между людьми, между обществом и государством».

 Общественным законом Аллаха является то, что отношения между людьми не стоят на месте, постоянно меняются и усложняются. Поэтому Аллах Всевышний, дав мусульманам неизменные фундаментальные основы веры и нравственные принципы, оставил верующим невероятную свободу в поиске наиболее соответствующих духу времени общественных и политических институтов.

 К примеру, ни Аллах, ни Его Посланник (мир ему и благословение) не приказывали мусульманам жестко придерживаться только той политической модели, которая была выстроена в Медине, и не сметь к ней ничего прибавлять. Так, специалисты исламского ресурса www.islamonline.net отмечают, что Ислам оставил на усмотрение мусульман выбор способов управления, выбор конкретных политических систем, при условии их соответствия исламским принципам и целям Шариата. 

Современный мыслитель, директор Исследовательского центра целей исламского Шариата в ЛондонеДжассер Ауда пишет: «Исламский закон нейтрален в отношении обязательного предпочтения мусульманами конкретной политической системы. То есть, мусульманская община может выбирать любую политическую систему, каковая ей больше подходит в текущей ситуации, без превращения выбранной системы в исламское обязательство для себя».

Таким образом, мы видим, что политическая сторона организации жизни мусульман открыта для принятия мусульманами той модели организации системы властных отношений, которая более отвечает на текущий исторический момент насущным потребностям исламской общины. При этом мусульмане в формировании более эффективной политической системы вольны, как вырабатывать собственные политические модели, так и заимствовать чужие, при условии их полного соответствия Исламу.

 Именно поэтому, в последние 2 века, по мере все большего утверждения в мире идеалов человеческой свободы, широкого политического участия граждан в политике, большей ответственности политиков перед законом, мусульманские мыслители начали все настойчивее говорить об обязательном возвращении всех этих принципов на вооружение исламской Уммы.

 Поскольку ни один из перечисленных принципов не противоречит Шариату, даже, наоборот, Шариат именно к этому и призывает мусульман. И, кроме того, возвращение мусульман к этим принципам в политической жизни позволило бы повысить эффективность общественно-политических институтов в мусульманских странах.

 Таким образом, в мусульманском мире все чаще начали звучать голоса, напоминающие о том, что в основе справедливой мусульманской власти должны лежать три начала – свобода, правовой закон и исламский принцип совещательности – Шура – в чем-то схожий, а в чем-то отличный от западного парламентаризма.

 Один из основоположников исламской реформаторской мысли Джамал-уд-Дин аль-Афгани (да будет Аллах милостив к нему) писал еще в 19 веке, что власть сильного и справедливого правителя должна быть сбалансирована такими институтами, как конституция и парламент, обеспечивающими участие народа в осуществлении «истинной конституционной власти». Именно в таком ключе лучшие мусульманские умы начали разрабатывать концепции исламской конституции.

 Конституция в мусульманском понимании

 Другой выдающийся исламский мыслитель Мухаммад Рашид Рида (да будет Аллах милостив к нему) пишет о том, как мусульмане должны понимать конституцию: «Конституция – это закон страны, установленный ее лидерами, которым общество доверило это право. Конституция служит для того, чтобы не позволить никакому правителю абсолютизировать свою власть, заставляя его придерживаться ограничений рамками закона».

 «И данный подход к ограничению власти правителями рамками общепринятых законов, - продолжает Рашид Рида (да будет Аллах милостив к нему), - вполне в духе Ислама, который ограничивает власть правителя религиозными текстами и разработанными людьми, согласованными друг с другом и принятыми сообща нормами, которые регулируют мирские дела мусульман».

 Таким образом, мы подходим к осознанию очень важного для нас момента. В Исламе существует четкое понимание того, что в жизни мусульманина, кроме вопросов чисто религиозного характера, связанных с обрядами поклонения, отрицания иных божеств, кроме Аллаха, признания Его власти и Его законов над все сущим, существует огромный круг вопросов, который относит к обычной, мирской жизни.

 О методе, которым, мусульмане могут сами решать свои мирские дела, разрабатывать нормы и механизмы управления ими, говорит Сам Всевышний: «…совещаются между собой о делах» (Коран, 42:38), «…советуйся с ними о делах» (Коран, 3:159), «Когда до них доходит известие о безопасности или опасности, они разглашают его. Если бы они обратились с ним к Посланнику и обладающим влиянием среди них, то его от них узнали бы те, которые могут исследовать его»(Коран, 4:83).

 Именно таким образом, находя решение повседневных дел во взаимном обсуждении, проводя это решение в жизнь и закрепляя эту эффективную норму в решении последующих мирских проблем, и действовал Пророк (мир ему и благословение), а после него и праведные халифы.

 А из нашего времени Рашиду Рида (да будет Аллах милостив к нему) вторит его единомышленник, шейх Юсуф аль-Карадави: «В постоянно развивающейся области человеческих взаимоотношений нужны постоянно обновляющиеся взаимные договора, кодексы и нормы, которые люди заключают исходя из текущих интересов и выгод».

 Примерами таких договоров и взаимно согласованных кодексов общепринятых норм по аль-Карадави являются правила дорожного движения, принятые во всем мире – мусульманском и немусульманском, трудовой кодекс, а также кодексы, регулирующие нормы международной торговли, сотрудничества государств в области науки, культуры, спорта. Опять-таки при обязательном условии, если они не противоречат Шариату. 

Именно в этом и заключается смысл конституции, как свода фундаментальных принципов власти, идеологии, политического устройства, проистекающих из Исламского закона, и одновременно, как свода неких мирских норм, разработанных мусульманами и немусульманами путем взаимного совета для решения текущих задач и проблем.

Идеологическая часть российской конституции

 Точно так же выглядит и конституция любой немусульманской страны, в том числе и России. В любой из них можно четко проследить две части – ценностно-идеологическую базу, на основе которой построено государство и свод норм и правил, регулирующих чисто мирские дела и отношения.

 Что касается ценностно-идеологической базы российской конституции, то к ней можно отнести такие статьи, в которых утверждается характер российского государства, указывается основной источник власти, идеологическая направленность политической системы и т.д.

 К примеру, в российской конституции содержится статья № 3, которая гласит: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Понятно, что любой мало-мальски грамотный мусульманин возразит, что в соответствии с исламской политической доктриной, единственным источником власти является только Всевышний Аллах.

 Но ведь российская конституция этой статьей не обязывает мусульманина изменить свое мировоззрение, не обязывает его уверовать в то, что на территории России Аллах не является источником власти. И при этом, за убеждение человека в том, что утверждение о народе, как единственном источнике власти – является ширком, никто его не преследует, не арестовывает и не требует отречься от своих убеждений.

 В России, где согласно той же самой конституции никакая идеология не может быть навязана ее гражданам силой, любой из ее жителей может придерживаться своих убеждений относительно истинной природы власти и при этом быть полноценным гражданином своей страны.

 Другая статья из российской конституции, которая может вызвать возражение мусульман, это статья № 14, которая гласит, что Российская Федерация – это светское государство. Но опять-таки, светское – не значит атеистическое. То есть никто не принуждает верующих в светском государстве отказаться от своей веры и принять убеждения безбожия.

 И потом, та же самая Турция, Сирия, Ирак, Египет – также являются светскими государствами, даже если на их флагах изображены полумесяцы, слова такбира «Аллаху Акбар», а в конституциях содержатся упоминания относительно Ислама, как о традиционной религии. На самом деле у власти в этих странах находятся светские политические силы, не допускающие превращения своих стран в полноценные мусульманские государства.

 Но при этом, мало кому из турков, сирийцев и египтян приходит в голову полностью порвать со своей страной из-за ее светского характера и никак не участвовать в ее общественно-политической жизни, в повышении благосостояния, уровня нравственности и исламской грамотности своего народа.

 Мирская часть российской конституции

 Что же касается второй части российской конституции, которая включает в себя нормы, регулирующие мирские дела и отношения, то данная часть несравнимо шире и объемнее первой. Примерами статей из этой, второй части конституции может послужить статья № 7.

 Она гласит, что Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Думаю мало, кто из мусульман будет утверждать, что данная статья противоречит нормам Ислама.

 Далее в этой же статьей говорится, что в России охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

 Социальными благами, прописанными в этой статье, мечтают полноценно воспользоваться не только российские мусульмане, но и миллионы мусульман, не граждан России из среднеазиатских, ближневосточных и арабских стран. Они приезжают в Россию за образованием, работой, достойным уровнем жизни. Стараются получить российское гражданство, получить больше возможностей для исламской работы, нежели они имели у себя дома – в авторитарных государствах Востока.

 То же самое касается и других статей российской конституции, к примеру, за номерами 8, 12, 13 и так далее. В них говорится о том, что в России признается идеологическое и политическое многообразие, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

 Что в России гарантируется местное самоуправление, которое самостоятельно и отделено от органов государственной власти. А также гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности.

 В решении данных вопросов, касающиеся повседневных дел мусульманина – торговли, учебы, социальной обеспеченности, урегулирования конфликтов, строительства, вождения автомобиля, охраны природы и многого другого, мусульманин волен не только утверждать новые нормы и правила, но и даже пользоваться многим из того, что принято в любой немусульманской стране.

 Поскольку основой всех мирских дел мусульманина, при условии их соответствия Шариату, является интерес и польза всей исламской уммы и отдельных мусульман. Поэтому об обязательном использовании опыта немусульманских стран в решении мирских, повседневных, нерелигиозных проблем пишет и Юсуф аль-Карадави.

 В частности, он указывает: «Исламское государство не должно замыкаться в самом себе. Оно должно искать и извлекать пользу из законов других стран, даже если их закон или конституция не основаны на Коране и Сунне».

 Конституционный договор и мусульмане

 Продолжая знакомиться с российской конституцией, в ее вступительной части мы можем найти интересное примечание: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем конституцию Российской Федерации».

 Как видно здесь нет ни одного слова, которое бы напрямую противоречили шариатским принципам. Здесь не сказано о том, что Россия – страна, отрицающая возможность исповедовать веру, исключающая существование общин верующих на ее территории, что она не предоставляет защиты мусульманам.

 Кроме того, данная вводная часть дает нам основное понимание того, что российская конституция, на самом деле, есть общественный договор, заключенный гражданами России, которые условились жить сообща по прописанным в конституции нормам и правилам.

 Для примера приведем первые статьи Мединской Конституции, или подобного же общественного договора, заключенного по инициативе Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) между мухаджирами, ансарами и иудеями. Данные статьи, по сути, являются такой же вступительной частью в остальную часть конституции, как и процитированный нами выше абзац из конституции российской:

 «Этот документ написан Пророком Мухаммедом для верующих из племени Курейш города Ясриб, для мусульман и людей, следовавших за ними, а также для тех, кто впоследствии присоединились к ним и участвовали с ними в Джихаде. Все они отличаются от других и составляют одну умму».

 Таким образом, мы приходим к очевидному выводу, что конституция – это общественный договор. Причем данный договор, как показывает пример Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), может заключаться между мусульманами и немусульманами. Что же касается российской конституции и возражений некоторых мусульман о том, что данный договор принимался без их непосредственного участия и принципиального согласия, то очевидно следующее.

 Все мусульмане, граждане России волей или неволей уже являются участниками этого договора. Уже тот факт, что они проживают на территории России, а не переезжают в иные мусульманские страны, пользуются гражданскими правами и свободами, обращаются в российские органы власти по семейным, экономическим, образовательным, трудовым и иным нуждам, автоматически делает их принимающими условия и участниками этого конституционного договора.

 В таком случае вопрос уже стоит не о том, согласны ли мусульмане рассматривать российскую конституцию, как договор, который они обязуются соблюдать. Если мусульмане уже являются одной из сторон конституционного договора немусульманского государства, то, вопрос уже стоит о том, как им при этом полноценно выполнять свои исламские обязанности, быть полноценными гражданами своей страны и при этом играть более значимую роль в общественно-политической жизни России.

Запрет на нарушение договора

Быть полноценным гражданином страны означает не только пользование всеми правами и свободами, которые гарантируются конституцией, но и соблюдение ее законов. При этом, если мусульмане даже внутренне не согласны с конституционным строем, установленным в России, считают его нелегитимным с точки зрения Шариата, Корана и Сунны, то даже в этом случае они обязаны соблюдать российские законы.

 Поскольку, согласно мусульманскому фикху, как мусульмане, получающие в немусульманской стране официальное разрешение на пребывание, гражданство и гарантии безопасности, они не имеют права проявлять по отношению к этой стране вероломства.

 Данный запрет обосновывается мусульманскими учеными тем, что предоставляемые мусульманам немусульманской страной, в данном случае Россией, разрешение на въезд, пребывание на ее территории, гарантии безопасности, а сегодня и гражданство – являются своего рода договором. По данному договору страна предоставляет своим гражданам, в том числе и мусульманам, все эти гарантии безопасности, права и свободы с условием, что жизни, имуществу и чести остальных жителей страны не будет ничего угрожать.

 С этим правилом согласны все мусульманские ученые, поскольку всякое посягательство на того, кто предоставил безопасность, является вероломством и изменой. Все аяты и хадисы, приказывающие соблюдать договора и запрещающие их нарушать, касаются и данной проблемы.

 Аллах говорит, обращаясь к верующим и описывая их качества: «О те, которые уверовали! Будьте верны договорам» (Коран, 5:1), «…которые оберегают вверенное им на хранение и соблюдают договоры» (Коран, 23:8). В другом аяте Всевышний Аллах еще более подробно раскрывает, в чем должно заключаться благочестие верующих, называя в общем ряду и такое качество, как соблюдение договоров:

 «Благочестие состоит не в том, чтобы вы обращали ваши лица на восток и запад. Но благочестив тот, кто уверовал в Аллаха, в Последний день, в ангелов, в Писание, в пророков, кто раздавал имущество, несмотря на свою любовь к нему, родственникам, сиротам, бедным, путникам и просящим, расходовал его на освобождение рабов, совершал намаз, выплачивал закят, соблюдал договора после их заключения, проявлял терпение в нужде, при болезни и во время сражения. Таковы те, которые правдивы. Таковы богобоязненные» (Коран, 2:177)

 Пророк (мир ему и благословение), в свою очередь, в отношении необходимости соблюдения договоров говорил: «Мусульмане должны соблюдать договоры, кроме тех, которые превращают харам (запретное) в халяль (дозволенное), или халяль в харам» (ат-Тирмизи), «Нет веры у того, кто не соблюдает доверенное, и нет религии у того, кто не дал присягу» (Ахмад).

 Мнения ученых и факихов

 На основе этих и других многочисленных аятов и хадисов последующие поколения мусульманских ученых детально разработали нормы фикха в отношении соблюдения мусульманами договоров с немусульманами во всевозможных жизненных ситуациях

 Имам аш-Шафии (да будет Аллах милостив к нему) в своей книге «аль-Умм» сказал: «Если группа мусульман вошла (на вражескую территорию) с миром, получив и дав гарантию безопасности, то врагу нельзя причинять беспокойство до тех пор, пока они не покинут его земли, или до окончания срока договора о взаимной безопасности. В описанной ситуации мусульмане не имеют право причинять им зло и вероломно поступать с ними».

 Даже если по отношению к мусульманам, которым гарантирована безопасность, совершаются несправедливости со стороны данной немусульманской страны, то даже в этом случае мусульманам запрещается отвечать тем же самым.

 По словам того же имама аш-Шафии (да будет Аллах милостив к нему): «Если же враг пленил детей и женщин кого-либо из мусульман, вошедших на его территорию под обоюдную гарантию безопасности, то я не считаю правильным совершение измены, однако я полагаю, что в данном случае мусульманам следует потребовать от врага возвращения им гарантии и отказа от гарантии. Сделав это, им надлежит вступить в войну за мусульманских женщин и детей». Пророк (мир ему и благословение) по этому поводу сказал: «Отдавайте доверенное вам тому, кто его доверил, и не будь вероломным, с тем, кто вероломен к тебе» (ат-Тирмизи, Абу Дауд).

Имам ибн Кудама аль-Ханбали (да будет Аллах милостив к нему) пишет в своей книге «аль-Мугни», комментируя слова «Кто вошел в землю врагов под гарантию безопасности, не должен совершать по отношению к ним…»: «Что касается измены и вероломства, то они запрещены, ведь враги предоставляют въезжающим безопасность на том условии, что по отношению к ним не будет совершено вероломства, и их жизням ничего не будет угрожать. Даже если это условие не оговаривается врагом при предоставлении им гарантий для входящих на его территорию, оно подразумевается самим смыслом договора».

 «Посему, - продолжает ибн Кудама (да будет Аллах милостив к нему), - если кто-либо из немусульман приезжает к нам, получив от нас гарантию безопасности, и совершает вероломство по отношению к нам, то это означает прекращение и нарушение договора с ним. Таким образом, запрещено совершать вероломство в отношении немусульман, в страну которых мусульмане въезжают, получая гарантию безопасности, поскольку это является изменой, а измене нет места в нашей религии».

 Статус людей договора

 Таким образом, при принятии мусульманином условий договора со страной проживания, жители этого государства становятся для него ахлю-ль-ахд, или муахадами – категорией лиц, с которыми у мусульманина существует договор (ахд). А значит в отношении них их кровь, имущество и честь становятся для мусульманина неприкосновенными.

 Еще ибн Аббас (да будет доволен им Аллах) сказал: «Во времена Пророка (мир ему и благословение) неверующие разделились на две категории. Те, с кем мы воевали и те, с кем мы не воевали» (аль-Бухари). В более позднем мусульманском фикхе существует более развернутая классификация неверующих, с которыми не воюют мусульмане.

 Так в общем ряду немусульман, с кем мусульмане не ведут боевых действий, среди категорий зимми (проживающих под властью мусульман), мустаамман (получивших гарантии безопасности от мусульман), упоминается и категория муахад.

 В отношении этой категории немусульман Пророк (мир ему и благословение) сказал: «Кто убьет муахада, тот не ощутит благоухания Рая, хотя аромат его будет ощущаться на расстоянии сорока лет».(аль-Бухари). Ибн Хаджар (да будет Аллах милостив к нему) в своей книге Фатх-уль-Бари дал по этому поводу следующий комментарий: «В хадисе речь о неверном, у которого есть договор с мусульманами, будь это выплата джизьи, перемирие с правителем или же гарантия безопасности от мусульманина».

 Что же касается того, что конкретно можно считать под дачей мусульманином гарантий безопасности немусульманам, имам Ахмад и ибн Таймийя (да будет Аллах милостив к ним) утверждали, что согласно Сунне любая вещь, которую неверный понял как предоставление ему гарантии безопасности, дает ему гарантию безопасности.

 Таким образом, на основе анализа текстов Корана, Сунны, мнений факихов прошлого, а также современных ученых мы приходим в очевидному выводу, как мусульманин должен выстраивать свои отношения с тем немусульманским окружением, в котором он проживает. Особенно, когда эти немусульмане, согласно конституционному договору, выполнять который мусульманин своим уже своим фактом проживания в России изъявил готовность, являются его согражданами и категорией лиц, на которых распространяются мусульманские гарантии безопасности и верности договору.

 

Автор: Информационно-аналитический канал ANSAR

Комментарии 4