Среда обитания

Зязиков только позволял машине смерти терроризировать население республики, а Евкуров сам сел за руль этой машины

Лидер ингушской оппозиции,правозащитник Магомед Хазбиев дал развернутое интервью главному редактору нашего сайта.

-Магомед, начнем с недавней новости, которая появилась в ряде СМИ о том, что существуют некий список правозащитников и журналистов, подлежащих якобы расстрелу. Как бы Вы могли прокомментировать такое событие?

— В появлении этого списка ничего странного нет, если отследить ситуацию за последние годы на Северном Кавказе, посмотреть на хронологию убийств правозащитников и журналистов, говорящих правду. Можно сделать вывод,что и все остальные будут с периодичностью в год или полгода убиты. Ведь преступникам и террористам в погонах и во власти неугодны такие люди, им хочется спокойно убивая своих собственных граждан, завоевывать звания героев России, звания генералов, зарабатывать грязные, кровавые контртеррористические деньги. И самое страшное, что все это делается с позволения никем не избранного ингушского руководства и ингушских чиновников. И впереди всей этой системы тоже стоят ингуши.

Те, кто составляет расстрельный список и убивают неугодных, должны же видеть что вместо каждого убитого появляются новые люди, говорящие о том, что происходит. Убить всех они не смогут. Мне сообщили, что я тоже нахожусь в этом списке, но для меня это не стало новостью. Ведь за эти три года убиты два моих друга и соратника — Магомед Евлоев и Макшарип Аушев. Эти люди боролись за правду, справедливость и за свой народ, и поэтому не боялись смерти. Не боюсь ее и я, — на все воля Всевышнего.

-Вы недавно подали заявление в следственный комитет страны о том чтобы допросили главу Ингушетии Евкурова по делу об убийстве Макшарипа Аушева. Что вас побудило сделать такой шаг и как отреагировал следственный комитет на ваше заявление?

— Причиной было то, что следственный комитет по ЮФО изначально шел по ложному пути, дело приостанавливалось, потом возобновлялось, но ничего реального не делалось. Написать заявление на допрос Евкурова у меня было десятки причин. Самая главная — это слова самого Макшарипа незадолго до убийства. Он написал на нашем сайте обращение к ингушскому народу, что если его убьют, в этом будет замешано руководство республики. Мне в личных беседах Макшарип говорил, что у него достоверная информация из близкого окружения Евкурова, о том что Евкуров собирается нас двоих ликвидировать.

Также — попытка его похищения на выезде из Магаса за сорок дней до убийства. После подачи моего заявления следственным комитетом в Ингушетию был направлен следователь СКП ЮФО, которому я рассказал обо всех имеющихся фактах и косвенных доказательствах причастности руководства республики к убийству Аушева. Много вопросов и к самому Евкурову, который после убийства Макшарипа приехал на похороны и дал слово отцу убитого, что в течение трех дней он найдет убийцу. А потом, как мы узнали, в своем близком окружении он рассказывал совсем другое, пытаясь очернить имя Макшарипа Аушева. Всему свое время, когда-нибудь все тайное станет явным.

-Вы были похищены из дома, а потом выяснилось что вы находитесь в ГОВД Назрани, не могли бы вы рассказать подробности произошедшего, подавали ли вы заявление в прокуратуру с целью расследования инцидента?

— Все это произошло из-за митинга, который устроили родственники похищенного, а затем убитого жителя Ингушетии Горчханова. Поскольку я вхожу в экспертный совет уполномоченного по правам человека в РФ, мне позвонили его родственники и попросили придти на митинг, посодействовать, помочь в поисках похищенного. В то время когда я прибыл на место, люди уже стояли перекрыв дорогу с требованиями к властям вернуть похищенного. Я заговорил с пикетчиками и сотрудниками силовых структур, чтобы узнать о происходящем. Не прошло и нескольких минут, как появились сотрудники разных силовых ведомств. Среди них был начальник ГОВД Назрани Тамбиев, замминистра МВД Гиреев Иса. Они попросили людей освободить проезжую часть и постоять в стороне, на что люди согласились и отошли. Потом прибыли советники Евкурова, его личная охрана и бывший и. о. секретаря совбеза Атигов Бекхан. Они дали команду разогнать митингующих и сотрудники полиции начали избивать женщин, детей, всех подряд, стрелять из разных видов оружия поверх голов демонстрантов. Стало ясно, что это очередная провокация ингушской власти. Тоже самое в прошлом году несколько раз происходило в селении Плиево, где людей, вышедших с просьбой вернуть похищенных односельчан, жестоко избивали и разгоняли.

Я двинулся в сторону своей машины, но не успел дойти. Двое в гражданском перекрыли мне дорогу и, не предъявив никаких документов, попросили сесть в стоявшую невдалеке машину. Я объяснил, что являюсь официальным лицом аппарата уполномоченного по правам человека РФ и предъявил удостоверение, после чего со мной начали разговаривать матом и толкать меня в сторону машины. Мне пришлось воспользоваться травматическим пистолетом. Я сел в свою машину и приехал домой, но через пять минут в мой дом ворвались люди в масках, не предъявили никаких документов, начали избивать моих родственников. Меня и двоих моих братьев увезли, потом нас вытащили в каком-то дворе и там нас тоже избивали. Глаза у нас были завязаны и было неизвестно, где мы находимся. Оказалось, это было во дворе ГОВД Назрани. На второй день туда же привезли судью Орцханову. Моего адвоката не пускали ко мне несколько часов, мотивируя это тем, что объявлен какой-то план «Крепость», на вопросы судьи, почему не запускают адвоката, начальство ГОВД объяснило что план «Крепость» — это когда никому нельзя заходить и выходить из здания. Так как я отказывался говорить без адвоката, через несколько часов его все же допустили. Несмотря на то, что были свидетели и видеосъемки, подтверждающие, каким бесправным образом меня забирали из дому, судья Орцханова каждую минуту выбегала в коридор и с кем-то советовалась. В итоге она дала мне и моим братьям десять суток ареста. Вынесла она это решение, будучи не на стороне закона, а будучи на стороне преступника в лице главы республики и его цепных псов. Через несколько дней из-за давления международных правозащитных организаций, меня чудесным образом царь-батюшка Евкуров, он же судья, он же прокурор, решил помиловать.

Мы подали заявление в прокуратуру, хотя заранее был известен результат. Республиканская прокуратура является карманным учреждением Евкурова. Также было подано заявление в Магасский суд о том, что данные десять суток были незаконными, но судья Калиматова сделала то, что повелели ей сверху, — оставила приговор в силе. Мне известен человек, который угрожает судьям и прокурору от имени Евкурова, — это его советник-помощник Дикажев Мухарбек. Каждый их преступный шаг известен народу. Евкуров сбежит после террора над ингушским народом, московский царь-батюшка предоставит ему рядом с собой тепленькое место и охрану, а отвечать перед народом придется таким преступникам как Дикажев и ему подобным. Но самое страшное, что им придется отвечать за все свои поступки перед Всевышним, хотя они не верят в этот Суд.

-Магомед, этой весной к вам приезжал сопредседатель политической партии «Парнас» Владимир Рыжков, Вы были избраны председателем регионального отделения партии. Как вы считаете, почему партию не зарегистрировали?

— Весной этого года со мной по телефону связался Владимир Рыжков, мы назначили встречу, он меня пригласил к себе в офис, разговор был о партии, которую они создают и о предстоящей работе, о дальнейших планах партии. Наши планы и идеи совпадали, они хотят видеть Россию мощной, процветающей, демократической, а не коррумпированной. А так как Ингушетия — часть этой страны, все это касалось и моей родины. Еще когда был жив Макшарип Аушев, в 2009 году, мы поняли что от одних митингов, от демонстраций, пикетов против произвола и коррупции, против похищений и внесудебных казней толка мало, — уберут одного преступника главу республики, вместо него пришлют преступника похлеще.

Мы сделали вывод, что нужна партия, с которой можно пойти на выборы и законным демократическим путем изменить ситуацию в республике. Но так как все партии в республике оказались карманными, нам тогда это не удалось. И теперь был шанс показать за кем народ, нужна ли народу власть, во главе которой стоят коррупционнеры и преступники, враги ингушского народа, благодаря которым в республике сотни похищенных и тысячи убитых и повальная безработица. В течение месяца нам удалось собрать более тысячи членов партии «Парнас». После чего к нам в Ингушетию на съезд партии прилетел ее сопредседатель Владимир Рыжков, который объяснил планы партии собравшимся. После чего прошло голосование и я был избран председателем регионального отделения партии «Парнас».

После этого мы начали работать с населением республики, я начал встречаться в разных селах республики с людьми, у нас было много сторонников и из духовенства и интеллигенции. Народ, уставший от этого хаоса и беспредела, творимого властью за последние десять лет, готов был поддержать кого угодно, лишь бы не эту власть, — власть жуликов и воров. Нам всего лишь навсего чтобы победить на выборах, нужно было, чтобы зарегистрировали партию в Москве, но к сожалению этого не произошло. Потому что власти испугались.

После чего я вылетел в Москву на встречу с Рыжковым и попросил его, чтобы он договорился для нас с какой-нибудь из уже зарегистрированных политических партий. Мы предложили, что любое из региональных отделений по республике, которое с нами объединится, мы выведем на первое место, но председатели этих партий в Москве отказались, мотивируя это тем, что они не имеют права ничего делать без согласия партии «Единая Россия». Из этого мы должны делать вывод, что высказывания председателей этих партий против Единой России и против Путина, это всего лишь игра.

-4 декабря должны проходить выборы в Государственную думу. Что Вы намерены предпринять, ведь Вашу партию не зарегистрировали?

— 4 декабря в Ингушетии будут выборы не только в государственную думу, но и в местные органы самоуправления и в парламент республики. Их незаконно объединили, чтобы разом легче было сделать фальсификацию. Ни для кого не секрет, с того дня как к власти пришел Зязиков и по сей день, люди апатично относятся к выборам, а явка на избирательных участках на прошедших в 2009 году муниципальных выборах была 3-4 процента, хотя руководство республики наглым образом объявило о 80 процентах явки избирателей. Но на этот раз им это не удастся. Сопредседатели партии «Парнас» в Москве договорились о том, что сторонникам и членам партии федеральные СМИ выдадут пресс карты, чтобы они имели право быть наблюдателями на избирательных участках. Мы в ближайшие дни должны получить эти пресс-карты для наших членов партии и сторонников, которые будут наблюдателями на участках по Ингушетии. Я хотел бы обратиться к жителям республики, чтобы они в этом день пошли и использовали свой бюллетень, так как если они этого не сделают, то за них это сделают жулики на избирательных участках, как в прошлый раз, ведь каждому из нас придется отвечать за свой голос перед Всевышним. Я прошу придти на выборы 4 декабря, поставить крест на бюллетене и тем самым показать, что мы не согласны с антинародной политикой власти.

-На вашем сайте недавно появилась информация,что состоялось заседание Мехк-Кхел.В 2008 году Мехк-Кхел создан был накануне парламентских выборов как альтернативный парламент, связана ли активизация Мехк-Кхел с предстоящими выборами?

— Решение о том чтобы Мехк-Кхел в полном объеме возобновил свою деятельность и начал активную работу обговаривалось давно. Важно было чтобы в рядах представителей Мехк-Кхел были уважаемые и авторитетные люди, чтобы это была та сила, которая сможет влиять на общественно-политическую ситуацию в республике, заставить работать во благо народа органы власти республики. И главное во всем этом должно быть то, чтобы все делалось в рамках существующей конституции РФ, чтобы никто не нарушал закон и конституцию РФ и Ингушетии. На данный момент членами Мехк-Кхел являются уважаемые в народе, авторитетные люди, которые решительно настроены работать во благо и процветание своей республики. Так как уж известны депутаты парламента и муниципальные депутаты, а глава республики не стесняясь заявляет о том, что пройдут только те, кого он хочет, а это является плевком в сторону народа, в связи с этой ситуацией представители Мехк-Кхел тоже не останутся в стороне и примут активное участие в предстоящих выборах. Они будут выявлять фальсификации на избирательных участках.

-В последнее время в сети появляется все больше новостей из Пригородного района — об избиениях и обстрелах представителей ингушской национальности. Как вы считаете с чем это связано?

— У осетин есть четко выстроенная политика, которую они медленно шаг за шагом осуществляют. Первые шаги в свою пользу ими были сделаны при Аушеве, потом при Зязикове, а Евкуров обошел своих предшественников, назвав села западной Ингушетии (Пригородного района) неотъемлемой частью Северной Осетии. Этот представитель Северной Осетии, носящий ингушскую фамилию и говорящий на ингушском языке, сделал все в пользу своих лоббистов, он заставил никем не избранных депутатов незаконного ингушского парламента проголосовать за принятие Закона «О местном самоуправлении», а теперь добивается от этих жуликов, горе-депутатов принять поправку к конституции РИ и убрать 11 статью конституции, которая декларирует возвращение политическими законными способами незаконно отторгнутые ингушские земли. А теперь шаг за осетинские силовики делают точно такую же провокацию, которую они сделали в 1992 году. Наверное, хотят устроить еще одни варварские зачистки с помощью российской армии и выкинуть оставшихся ингушей, которые итак при возможности пытаются оттуда уехать, поскольку живут как в гетто.

Эти избиения и обстрелы и есть начало провокации. Разговоры о сотрудничестве и о том, что Евкуров пытается решить вопросы беженцев — это дешевые пиар акции. Ни одну семью за три года Евкуров не вернул в Пригородный район. Теперь остался последний шаг со стороны Евкурова. Если начнется еще одна война, он объявит о том, что во всем виноваты ингуши, соберет свои манатки и сбежит в привычную ему казарму. Но я думаю, что обоим нашим народам хватит мудрости не пойти на поводу грязных политиков.

-Неужели вы думаете что Евкурову безразлична судьба ингушского народа?

— Я не думаю, я уверен в этом. Кому небезразлична судьба, тот встает в защиту своего народа по зову своего сердца, как это сделали убитые врагами ингушского народа Магомед Евлоев и Макшарип Аушев. А не приезжают как Евкуров, назначенные сверху Если бы Евкуров и другие горе генералы, так называемая ингушская политическая и бизнес элита не ждала бы своего назначения, не бегали бы сами как шакалы и не посылали бы своих представителей в Кремль с просьбой назначить его главой республики после каждой нашей акции против зязиковщины, а объединившись вместе так, как обязывает вайнахский обычай и наша религия Ислам, сказали бы стоп бандитам и террористам во власти, которые породили террористов среди народа. То эти тысячные жертвы среди мирного населения нашей республики возможно было бы избежать. А Зязиков и Евкуров в ответе за все эти жертвы, на них три ответственности: как гарант конституции, как ингуш и как мусульманин. Каждый убитый и похищенный житель республики на их совести. И разговоры о том, что они не знают, куда деваются похищенные, что они не в курсе всего происходящего — это пустая болтовня. Они в курсе всего, знают, где похищают, где пытают, где закапывают. И самое главное, — они знают, кто это делает. Ведь не раз глава республики заявлял, что все происходит с его ведома, что он контролирует ситуацию.

-Вы являетесь одним из лидеров оппозиции, которая добилась смены власти в республике, федеральный центр пошел на уступки, и был назначен новый, теперь уже глава республики Евукров Ю-Б. И теперь тоже Вы находитесь в оппозиции существующей власти. Получается что от смены руководства ничего не изменилось что ли?

— Во-первых не я нахожусь в оппозиции, а власть находится в оппозиции своему народу. Добиваясь смены власти, выступая против произвола власти, против коррупции и бесчинств силовых структур, нам пришлось пройти много испытаний, и не только нам, но и нашим родным. Не проходило ни одной недели, чтобы не врывались в наши дома люди в масках, на БТРах, УАЗиках. Моя семья и семья Макшарипа Аушева была под постоянным террором властей, наши дома обстреливались, на наших родных и на нас самих не раз покушались. Когда к власти пришел Евкуров, были большие надежды на светлое будущее республики, в первые дни своего назначения Евкуров встретился с нами, и все что мы у него просили было соблюдение законности и правопорядка на территории республики, как того требует конституция РФ.

Он дал нам слово, что больше не будет похищений и внесудебных казней, что все будет по закону, что искоренит коррупцию, но он не сдержал своего слова. Не прошло и нескольких месяцев, как начались похищения и расстрелы жителей республики. Гражданская война в республике начала набирать совсем другие обороты, начали убивать родителей ушедших в лес, взрывать их дома, начали убивать представителей духовенства. Народу, который при Зязикове и так был раздроблен, разобщен, пришлось столкнуться с более извращенными методами государственного террора в лице власти Евкурова. Зязиков только позволял машине смерти терроризировать население республики, а Евкуров сам сел за руль этой машины. Беспредел продолжается, а коррупция набирает такие обороты которые Зязикову даже не снились. Вот и все изменения.

-Ну все-таки есть свои плюсы у Евкурова, криминогенная обстановка стабилизировалась, меньше взрывают, вы так не думаете?

— Да, такое есть, и при Зязикове были времена, когда активность боевиков понижалась, потом они активизировались. Это спады и подъемы активизации и боевиков и силовых структур были. Но мы не должны забывать о том, что сегодняшнее затишье не результат работы Евкурова. Мы все наблюдаем за тем что происходит, посещаем в том числе информационные ресурсы вооруженного подполья, которые ежедневно выкладывают свою информацию и свой взгляд на происходящее. Летом прошлого года на их сайтах появился видеоролик, на котором они заявили о прекращении обстрелов сотрудников правоохранительных органов. Эта же новость появилась и на федеральных СМИ. Говорили о том, что якобы подпольем объявлен мораторий на убийства сотрудников правоохранительных органов республики Ингушетия. И я надеюсь, что этот мораторий останется в силе, что наконец наш народ прекратит братоубийственную войну от которой мы будем в проигрыше, и которая не приведет ни к чему кроме еще тысяч вдов и обездоленных детей.

Автор: Лидия Михальченко

Комментарии 0