Просвещение

Апанаевская мечеть: вопросы без ответа

Недавно в Казани впервые после 1930 года вновь открылась старейшая мечеть Старотатарской слободы, известная как «Апанаевская». Разрешение на ее строительство, как и мечети «Марджани», было получено во время визита Екатерины II в Казань в 1767 году. 1768-1770 годы считаются временем возведения мечети, получившей в дальнейшем имя «Апанаевская». Первый намаз в ней прошел с большой помпой с участием президента Татарстана Рустама Минниханова. Тихая улица Каюма Насыри никогда не видела столько дорожной техники, разгребающей горы снега.  

 В этом шуме почти забылось имя строителя мечети, который выстроил ее фактически на собственные деньги, в то время как мечеть «Марджани» строилась всем миром. Так, давайте, же, наконец, вспомним, что говорил сам Шихабутдин-хазрат Марджани о создателе будущей «Апанаевской мечети» Якубе б. Султангали б. Кадыр б. Бикта аль-Казани (Султангалиеве).

Этот человек был первым главой Казанской городовой ратуши двух татарских слобод, то есть фактически первым мэром татарской части Казани. Он возглавлял Ратушу от ее создания в 1784 году до своей смерти в 1788 году. При этом, увы, выходцу из нижегородского села Камкино мурзе Якубу б. Султангали даже не посвящена отдельная статья в «Татарской энциклопедии»! Почему? Ведь именно в годы его руководства Казанская татарская ратуша начинает превращаться в экономический центр татарского мира.

 Мы считаем это верхом несправедливости. Шихабутдин Марджани достаточно подробно рассказывает о том, что мурза Якуб б. Султангали потратил на строительство мечети значительные средства и во многом потерял здесь свое здоровье. Для того, чтобы подать пример единоверцам, во время строительства мечети по вечерам он со своей женой помогал перетаскивать кирпичи и бревна. Мурза Якуб специально привез из Москвы мастера, чтобы перекрыть железом крышу мечети, поскольку таких специалистов в Казани тогда не было.

 Со смертью Якуба б. Султангали и его брата Исхака их род прервался. Впрочем, Марджани указывает на духовное родство, которое стало и родством юридическим для приемного сына мурзы Якуба.

Шихабутдин-хазрат указывает: «я видел бумагу, где в конце 1785-1786 года имам этой мечети Муртаза б. Абдалазиз был назван Кутлмухаммадом мирзой б. Якубом из деревни Намика [читай: Камкино] Нижегородского уезда». Уроженцем этого же аула на Нижегородчине был и сам Якуб б. Султангали.

Муртаза б. Абдалазиз б. Бикумухаммед (Абдулазизов) был родом из аула Каратай под Бугульмой, то есть происходил отнюдь не из семьи мурз. Якуб б. Султангали, признав его сыном, дал ему свой высокий сословный статус. Муртаза б. Абдалазиз, получивший образование в медресе аула Кшкар, возглавлял 2-й приход Казани с 1763 года, и скончался здесь же в 1796 году.

 Любопытно, что период Якуба б. Султангали вольно и невольно уже пытались вычеркнуть из истории – в позапрошлом веке. Так, «Таварих-е Булгарийа» («Булгарские хроники», 1883) имама казанской мечети «Иске-таш» Хусаина Амирханова указывает: «Впервые каменную мечеть в Старотатарской слободе, в махалле, называемой Апанаевской махаллей, в 1804 году построил Якуб бин Султанаев с помощью общины. Первым имамом был Муртаза-мулла. У меня нет сведений о нем». То есть уже тогда у мечети пытались украсть ее историю, точнее – первые 30 с лишним лет ее существования.

 Сегодня, после более чем 20-летнего периода ее реставрации, вторая историческая мечеть Казани наконец открыла двери для молящихся. Меня, нижегородского татарина, переполняет чувство гордости за моих земляков и сопричастности к их праведным делам. В этот торжественный день мне не хочется омрачать память благородных предков-нижгар поисками объяснений: почему для реставрации красавицы-мечети, гордости Казани, архитектурного шедевра в самой исторической части города потребовалось несколько десятилетий? Куда смотрели надзорные и регулирующие органы, обязанные контролировать движение неоднократно выделенных финансов для реставрации памятника? И, наконец, почему основатель мечети, мой земляк мурза Якуб оказался так бесславно обойденным вниманием нынешними временщиками, узурпировавшими нашу мечеть?

 Не сомневаюсь, что на некоторые вопросы рано или поздно ответы будут найдены. А сегодня я предлагаю восстановить наконец историческую справедливость и назвать мечеть 2-го прихода Казани в честь ее строителя и основателя камкинского мурзы Якуба б. Султангали – мечетью «Султангалийа»!

Автор: Дамир-хазрат Мухетдинов

Комментарии 1