Политика

Катарская моська на российского слона

МИД РФ понижает уровень дипломатических отношений с Катаром. Это стало ответом Москвы на нападение, совершенное на посла РФ в Катаре Владимира Титоренко. Напомним, что 29 ноября глава российского диппредставительства, возвращавшийся из командировки в Иорданию, подвергся в международном аэропорту Дохи избиению со стороны сотрудников таможни и служб безопасности, пытавшихся отобрать у него дипломатическую почту. В ходе инцидента пострадали также двое других российских дипломатов, которые встречали Владимира Титоренко.

30 ноября российский МИД направил в Катар ноту протеста, потребовав принесения официальных извинений и наказания виновников нападения. Однако реакции на это не последовало, и 4 декабря министр иностранных дел РФ Сергей Лавров уведомил катарское руководство о понижении уровня дипломатических отношений, пока требования российской стороны не будут полностью удовлетворены. По данным источников МИД, Владимир Титоренко покинет Катар сразу после того, как закончит курс лечения.
Чем же вызвано подобное происшествие? Сам посол вскоре после инцидента выражал надежду, что произошедшее не является спланированным актом и что это обусловлено незнанием сотрудниками аэропорта и силовых служб международных законов. Сам Владимир Титоренко свидетельствует: конфликт возник на почве того, что катарские силовики решили просветить российскую дипломатическую почту через рентгеновский аппарат. Как известно, в соответствии с положениями Венской конвенции диппочта не подлежит какой бы то ни было проверке, в том числе и просвечиванию. Правда, российский посол сам же оговорился, что у него было дополнительное особое разрешение катарского МИД на провоз дипдокументации без каких бы то ни было досмотров.

Таким образом, версия о «нападении по ошибке» явно не выдерживает критики. И судя по всему, действия катарских силовиков были санкционированы свыше. По крайней мере, в распоряжении Катара было пять дней для того, чтобы исправить «ошибку». Но этого сделано не было.
То есть, очень похоже на то, что Доха сознательно пошла на столь вопиющий акт, как нападение на главу нашей дипмиссии. Иными словами, крохотный Катар совершает открытые нападки на огромную Россию. Разумеется, можно много рассуждать на тему того, что «при СССР такого не было». Но как известно, Россия не обладает ни мощью, ни авторитетом Советского Союза.
И в этой ситуации важно понять, чем обусловлены подобные выпады. Заметим, что это далеко не первый случай проявления к нам враждебного отношения со стороны Катара. И дело не только в том, каким образом освещал катарский телеканал «Аль-Джазира» контртеррористическую операцию на Северном Кавказе. Нельзя не упомянуть о том, что после второй чеченской войны некоторые из лидеров террористов нашли приют именно на территории Катара. Достаточно указать на ликвидированного в 2004 году в Дохе российскими спецслужбами Зелимхана Яндарбиева.

Впрочем, казалось бы, за это время конфликт был исчерпан: задержанные катарской стороной участники ликвидации были освобождены и подобных осложнений впредь не возникало. Так что вряд ли можно объяснить случившееся прежней позицией катарского эмира по отношению к происходящему в наших южных республиках.
Правда, вскоре после нападения на Владимира Титоренко в прессе появлялась версия, будто инцидент напрямую связан с позицией России по Сирии.

Будто бы катарское руководство, твердо нацелившееся на смещение Асада, крайне недовольное тем, что Москва его защищает, таким способом выражает свое негодование. Тем более, что якобы сам Титоренко активно отстаивал нашу позицию по Сирии на пресс-конференциях и в прессе.

А вот мнение, высказанное в интервью «Правде.Ру» арабистом из Института стратегических оценок и анализа Сергеем Демиденко: «Довольно сомнительно, чтобы подобный инцидент был случайным, но я абсолютно не уверен в том, что нападение на российского посла вызвано нашей позицией по Сирии. Да, катарское руководство делает ставку на свержении Асада, но уж слишком мелким выглядит в качестве мести за это избиение главы нашей дипломатической миссии. У Катара есть немало других возможностей для того, чтобы обойти нас в этом вопросе и всерьез помешать его проискам в Сирии мы явно не можем.

Гораздо интереснее было бы рассмотреть в свете подобного инцидента российско-катарские отношения за последние 10 лет. Дело в том, Россия и Катар сейчас являются серьезными конкурентами в газовой сфере. Несколькими годами ранее в Дохе была высказана идея о необходимости создания газовой ОПЕК, но прошло время, и стало ясно, что она так и не реализовалась в нечто большее, чем просто клуб по интересам. Более того, судя по методам и скорости, ее воплощали в жизнь, она оказалась мертворожденной. Фактически, отношения с этого момента были заморожены и не развивались.

Причина — разница интересов. Изначально Катар строил свою газовую стратегию на продаже сжиженного газа, мы — трубопроводного. Причем в определенные моменты, учитывая привязку нашего газа по стоимости к нефти, он был даже дешевле катарского, что явно не могло обрадовать Доху, нацелившуюся на расширение объемов поставок. А с недавних пор мы начинаем конкурировать с Катаром и по сжиженному газу. Достаточно вспомнить о том, что мы уже начали его производить на Сахалине.

И в связи с этим можно спрогнозировать дальнейшее ухудшение российско-катарских отношений. Дело в том, что пока газовый рынок в отличие от нефтяного достаточно узкий. К примеру, вторая газовая держава после России Иран до сих пор не вышла как следует на рынок. Не до конца использованы мощности и среднеазиатских государств. Когда это произойдет, конкуренция в газовой сфере еще больше обострится».

Читайте также: Оман – «троянский конь» Ирана

К словам эксперта следует добавить то, что, по оценкам западных аналитиков, катарский экспорт сжиженного природного газа (СПГ) в страны Западной Европы за последние восемь лет вырос в 25,5 раз. И возможности для дальнейшего расширения присутствия Катара на газовом рынке далеко не исчерпаны.

Благодаря этому у ЕС появилась реальная альтернатива реализовать свою мечту последнего десятилетия по ослаблению энергетической зависимости от России.

Достаточно упомянуть, что отнюдь не наличие мифического Nabucco, а во многом происки Катара до сих пор тормозили реализацию нашего «Южного потока».

Так, эмир ат-Тани предложил выстроить заводы СПГ в государствах южной Европы и перспектива появления более дешевого катарского газа может поставить крест на наших дополнительных энергетических проектах.

Но даже при самом лучшем для нас раскладе мы никуда не денемся от конкуренции с Катаром. И возможно, инцидент с послом является лишь предвестником начала грядущих серьезных осложнений с этой маленькой, но богатой ресурсами страной.

 

Автор: Сергей Балмасов, "Ислам"

Комментарии 0