Среда обитания

Побрить . . . в соответствии с законом

Житель дагестанского города Дербент Заур Агамурадов уже несколько лет носит длинную бороду. «Мусульманин должен ходить с постриженными усами и ухоженной бородой, – объясняет он. – Так делал наш Пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует), так должны делать мы. Имам Шафии, последователями которого являются все дагестанцы, некоторые исламские ученые, даже считают, что бритье лица, что называется, «под ноль», входит в число запретных деяний».

Но теперь Агамурадову его желание следовать во всем исламским канонам может принести массу неудобств. Недавно на него в полицию нажаловались соседи, им борода Агамурадова показалась подозрительной. Буквально в тот же день его к себе пригласил участковый полицейский, которому тоже не по нраву внешний вид дербентца и пояснил, что в Дагестане еще с 90-х годов прошлого века, мол, считается, что носить густые бороды могут лишь приверженцы ваххабизма, а ваххабизм в Дагестане вот уже в течение последних двенадцати лет официально находится вне закона.

 

Брить или не брить – вот в чем вопрос

Состоялась беседа Агамурадова и с начальником уголовного розыска ГОВД Арифом Магомедовым. «Он заявил, что есть установка из Махачкалы, чтобы побрили всех мусульман с длинными бородами, – рассказывает Агамурадов. – Дал и срок: один день, в противном случае, обещал побрить насильно». Обещание так и не было исполнено, теперь полицейские Дербента на контакты с журналистами вообще не идут, в пресс-службе МВД и правительства Дагестана заявили, что никто никаких установок насчет внешнего вида никому не давал.

Но ситуация не столь однозначная. Принятый в 1999 году республиканский Закон о запрете ваххабизма и экстремистской деятельности оказался слишком расплывчатым, а это создало широкое поле для разного рода злоупотреблений, особенно, когда речь идет о сотрудниках правоохранительных органов. Начальники почти всех ОВД Дагестана сегодня считают, что ваххабитами являются те, кто носит длинные бороды и укороченные усы, поэтому таких людей включают в проскрипционные списки со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Люди в погонах в свое оправдание нередко ссылаются на мнение представителей официального духовенства, которые, дескать, также считают, что ношение длинной бороды – признак ваххабизма, хотя многие имамы в республике придерживаются иного мнения. «Носить бороду и стричь усы обязан каждый совершеннолетний мусульманин, – объясняет имам центральной мечети Махачкалы Идрис Исрапилов. – Так ходили все пророки и имамы, так ходили наши предки, никто не имеет права преследовать человека за внешний вид. Ведь никто не придирается к христианским священнослужителям или представителям интеллигенции, что они не бреют лицо до синевы».

 

Борьба мировоззренческих ценностей

 

Надо сказать, что Агамурадову еще повезло, он и поныне ходит с бородой, но подобные истории в Дагестане не всегда заканчивались благополучно. В частности, 2 мая 2010 года на отдых в горы Казбековского района вместе с друзьями отправились бородатые жители Хасавюртовского района Даниял Хаписов, Мурад Чураев и Марат Сатыбалов. По пути у кого-то разболелся зуб, решили за лекарством заехать в аптеку селения Дылым.

Аптекарю не понравились бороды посетителей, он позвонил в полицию, чтобы сообщить, что населенный пункт заехали «ваххабиты». «Смотрим, к нам подъезжает автомобиль с местными полицейскими, – вспоминает Чураев. – Вели они себя агрессивно и грубо. Полицейские вначале обыскали наш автомобиль, затем стали беспричинно нас избивать. К месту драки сразу прибежали жители Дылыма, судя по зеленым тюбетейкам, мюриды Саида Чиркеевского, которые также подключились к драке. Били долго, с ожесточением, Хаписову сломали нос, моим друзьям – ребра, почти все получили травмы головы. Избиение прекратилось лишь тогда, когда поняли, что нас всех могут забить до смерти».

Инцидент завершился тем, что от полученных побоев Сатыбалов скончался. Он был единственным сыном у матери, у него на иждивении находились мать, жена, двое несовершеннолетних детей. В последующем было заведено уголовное дело, которое в конце концов прикрыли, хотя пострадавшие распознали всех участников драки. У полицейских оказались слишком высокие покровители.

В столице Дагестана в апреле 2009 года за ношение бороды неоднократно задерживали жителей Махачкалы, водителей маршрутного такси Абдурахмана Абакарова и Исхака Рамаева. Летом нынешнего года в ОВД Магарамкентского района забрали всех прихожан мечети селения Советское, которых насильно побрили. Мусульмане с бородой страдают не только от произвола людей в погонах. «Положения Конституции России на нас, носящих бороду последователей ислама, никак не распространяются, – возмущается житель селения Карата Ахвахского района Магомедрасул Курамагомедов. – Каждый полицейский считает долгом остановить нас, проверить документы, а то и привести в полицию, где обязательно сфотографируют и возьмут отпечатки пальцев. Невозможно трудоустроиться на государственных должностях, не говоря о подъеме по служебной лестнице».

Многие эксперты считают, что в основе подобной дискриминации лежат упущения самой власти. «В Дагестане еще с перестроечных времен идет мировоззренческая война между светскими и религиозными ценностями, – рассказывает председатель независимого союза водителей и предпринимателей Дагестана Исалмагомед Набиев. – Чтобы отвлечь земляков от реальных проблем, и создали образ главного внутреннего врага в лице тех же ваххабитов, с ними нам и предлагается воевать до победного конца».

 

Изгои – женщины в исламской одежде

 

В Дагестане в последнее время неуютно чувствуют себя в исламской одежде и представительницы прекрасного пола. Им очень трудно поступить на работу, снять квартиру, устроить своих детей в детские сады и школы. При этом в общественном мнении они практически приравниваются к родственницам и женам убитых при проведении спецопераций мужчин, участь которых, как известно, всегда была далеко не завидной.

«Эти женщины являются изгоями в полном смысле этого слова, – объясняет сопредседатель общественной организации «Правозащита» Гюльнара Рустамова. – Мы пытаемся найти им работу, помогаем по мере своих сил и возможностей, но нужно, чтобы и государство предприняло ряд мер по социализации этой категории населения».

Наиболее острые формы конфликт вокруг женской одежды принимает в учебных заведениях. Только за последние два года неизвестными в своих домах были застрелены директора школ поселка Шамхал-станция Кировского района Махачкалы Патимат Магомедова и селения Советское Магарамкентского района Сидикуллах Ахмедов, которые жестко противились ношению хиджаба школьницами.

Местные эксперты считают, что эти люди отчасти стали жертвами непродуманной политики вышестоящих инстанций. В качестве примера упоминают, что отдельные чиновники из министерства образования и науки Дагестана неоднократно публично высказывались в том смысле, что носить хиджабы следует только в религиозных учреждениях. Многих удивило и недавнее заявление главы республики Магомедсалама Магомедова, что он не рекомендует одеваться в соответствии с исламскими канонами государственным служащим.

Преследование мусульман за внешний вид и одеяние в условиях повышенной религиозности дагестанцев еще больше дестабилизируют обстановку в республике. Среди мусульман нередко слышны заявления, что чиновники, по сути, сегодня борются против ислама. «Разные начальники, полицейские не объявили войну религии, – предполагает известный общественный деятель и поэт Адалло. – Они ведут себя неумно, этим и объясняется каждый их шаг. А проблема заключается в том, что их глупость отражалась и отражается на нас с вами, на обществе. На такие вещи надо реагировать жестко, и если не поставить на место зарвавшихся представителей власти, они могут наломать много дров».

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев, заместитель главного редактора газеты "Новое дело" (Махачкала)

Комментарии 0