Политика

Орхан Джемаль: «Бой идёт не ради славы, а ради грязного бабла»

Ни для Южной Осетии, ни для России не имеет особого значения кто станет президентом этой республики — Анатолий Бибилов или Алла Джиоева. Это имеет значение только для тех, кто от этого что-то имеет. Об этом комментарий специального корреспондента газеты «Известия» Орхана Джемаля специально для WordYou.

Для меня Южная Осетия особая территория. Такой она стала для меня тогда же когда и для большинства россиян — в 2008 году с 8 по 12 августа. Я не был участником тех событий, но свидетелем. Когда тебе к ногам падают осколки 152-х миллиметровых снарядов — место уже не может оставаться чужим.

Что хотели?

Тогда российские войска и осетинское ополчение дрались с грузинской армией, пытавшейся наводить в Южной Осетии свой конституционный порядок. В итоге порядок навели русские — новый порядок. Южная Осетия стала юридически независимой (фактическая независимость у них и без того была). Южная Осетия стала не то чтоб российской колонией — мы её не завоёвывали, преодолевая сопротивление местного населения. Мы не выкачивали из неё ресурсы, наоборот, финансировали восстановление разрушенной республики. Скорее речь шла о протекторате. Осетинам — чувство свободы, русским — право последнего слова во всяких важных вопросах. Осетинам — возможность отщипывать от денег, идущих на восстановление, русским — военные базы близ грузинских границ. Независимость понятие относительное, от Грузии — да, от России — нет.

Что получили

От этого «баланса интересов» спустя три года не осталось камня на камне. Осетины не проголосовали за «кремлёвского» кандидата в президенты Анатолия Бибилова. Вместо этого большинство голосов получила лидер югоосетинской оппозиции Алла Джиоева. Результаты этих неудобных выборов Верховный суд Южной Осетии отменил, а Джиоеву лишили права участвовать в новых выборах. И я ни когда не поверю (а кто сумеет поверить?), что это сделано без отмашки из Москвы.

Найди отличие

Для Москвы Бибилов означает преемственность власти в Южной Осетии, он своего рода продолжение Эдуарда Кокойты, президента, при котором Южная Осетия и превратилась в российский протекторат. У нас вообще власть помешена на преемственности до постыдной степени безумства.

Я могу понять, чего хочет Кремль в Южной Осетии — чтоб всё было как было: неприятие Грузии, военные базы, право последнего слова. Но у меня возникает вопрос — а что Джиоева выгонит русских солдат из республики? Нет. Может она объявит новый политический курс на сближение с Тбилиси? Да в страшном сне ей такое не приснится. Или она, вдруг, начнёт принимать серьёзные решения без консультаций с русскими кураторами? Никогда! За Джиоевой стоит часть югоосетинской элиты, которая живёт в Москве, занимает ответственные государственные должности, встроена в российский бизнес и прекрасно знает правила игры. То есть, Бибилов ли, Джиоева ли, всё будет как было. Так что же такое преемственность?

Операция «преемник» — валютная?

На самом деле преемственность это доступ к тем самым финансовым потокам, которые идут на восстановление Южной Осетии. Доступ к «баблу» не только «правильных» осетин, но и «правильных» российских бюрократов. Это сохранение подрядов за «правильными» строительными фирмами. Преемственность, это когда отщипывать от траншей будут те же, кто и отщипывал, а откаты будут идти в Россию тем же, кому и шли.

Это единственное, что могло измениться, займи Джиоева кресло президента Южной Осетии. И российская борьба против Джиоевой и за Бибилова — это борьба конкретных российских чиновников за свой сомнительного происхождения кусок хлеба с маслом.

Осетинская борьба за преемственность власти в принципе почти ничем не отличается от российской, но имеет некоторые дополнительные стимулы, придающие борьбе в республике некоторую кавказскую страстность. За Джиоевой стоит Джамбулат Тедеев, великий борец и тренер. И главный спортивный функционер в области вольной борьбы. Именно при его поддержке в своё время занял президентское кресло Эдуард Кокойты, правда, тогда Джамбулат Тедеев действовал в связке со своим братом Ибрагимом.

Делатели президентов редко сохраняют тёплые отношения со своими протеже. Когда между Тедеевыми и Кокойты стало всё сложно, Ибрагим Тедеев был убит. Разумеется, причастность к этому убийству президента Южной Осетии никогда не была доказана, но это не важно. Важнее, что именно его считают заказчиком убийства в окружении Джамбулата Тедеева.

Нелепая, но справедливость

Так что падение Кокойты—Бибилова в Южной Осетии означало не только новые финансовые возможности для победителей, но и плату по счетам за убитого 10 лет назад Ибрагима Тедеева.

Если в России при ротации элит возможны какие-то компромиссы (Путин не трогал окружение своего предшественника несколько лет), то на Кавказе, где финансовые интересы почти всегда отягощены кровной местью, мягкие варианты невозможны.

Честно говоря, я не вижу принципиальной разницы между Бибиловым и Джиоевой, но тем не менее я против Бибилова. Почему? Их поражение не означает, что всему народу будет лучше, но означает, что некоторым людям будет хуже и эти некоторые это заслужили. Всё-таки, нелепая, но какая-то справедливость.

Автор: Орхан Джемаль

Комментарии 0