Политика

Глобальный "Проект деисламизации татар"

В субботу 79-летняя жительница татарского города Альметьевск Наиля Шамгунова обратилась в полицию с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении муэдзина Центральной мечети. Все началось с того, что накануне в Альметьевск приехали высокопоставленные гости из Казани, в том числе заместитель председателя ДУМ РТ. Они поднялись в кабинет имама, который находится на 2 этаже здания.

Группа оппозиционно-настроенных мусульман из числа пожилых людей, которые не довольны тем, что снимаются с должностей авторитетные имамы, ожидала их на первом этаже. Тут на лестнице и появился муэдзин мечети Ришат Идрисов с камерой в руках. Собравшиеся потребовали прекратить видеосъемку, но молодого человека это видимо только позабавило. Он продолжал записывать происходящее, несмотря на то, что одна из возмущенных женщин начала подниматься по лестнице.

Дальше, по версии Наили Хайдаровны, муэдзин якобы толкнул ее в грудь рукой. Она чудом не слетела с лестницы и, ударившись о перила, ушибла правую руку. Муэдзин мечети утверждает, что никого пальцем не трогал, просто женщина пыталась выбить камеру у него из рук.

Когда я разговаривал с молодым муэдзином, у меня возникло ощущение, что он как-то брезгливо отзывается об этих бабушках. Мол, их кто-то натравливает на нового районного мухтасиба Рафика-хазрата Миниахметова. Чувствовалось, что Ришат переехал в Альметьевск из Набережных Челнов, вслед за своим шефом, потому что искренне верит в правоту его миссии. И все же он проявляет излишнее усердие в борьбе с инакомыслием, ведет себя как герой и радуется, что его провокации раздражают старушек. Безусловно, их нельзя оправдывать. Лучше было бы для них не лезть в мужские дела, а сидеть дома и печь пирожки для своих внуков. И все же это может быть одни из лучших бабушек, оставшихся среди современных татарок. К их мнению надо прислушиваться, а если нет такого желания, то хотя бы проявлять уважение. В конце концов, они так же глубоко верят в Аллаха, как и этот молодой муэдзин, чего не скажешь о большой части нынешнего татарского населения.

В конце 90-х годов, руководитель одного челнинского предприятия заказал мне шабашку – телефильм о себе, и о своей семье. Мы поехали на его родину, в поселок, расположенный недалеко от Альметьевска. Его родственники собрались в огромной деревенской избе и начался праздник. Там я впервые увидел, как бабушки-татарки пьют водку. Я испытал настоящий шок.

Моя бабуля относилась к более старшему поколению татар и пусть даже не читала намаз, но к спиртному не притрагивалась. Я вспоминаю, как в конце 70-х годов она накрывала огромный стол, приглашала своих подружек, и они вместе читали молитвы. На таких посиделках ее внуки, в том числе и я, впервые услышали суры из Корана. То, что могут существовать какие-то другие татарские бабушки, мне и в голову не приходило.

А тут все было иначе. Старушки «запрокидывали» наравне с мужиками, при этом лучше бы говорили на русском языке, но шутки-то были татарские. И все это наблюдали их внуки, сновавшие среди подвыпивших гостей. Более омерзительного зрелища сложно было себе представить. Потом мне показали мост в центре села, под которым протекала речка, и рассказали историю. В 20-х годах разъяренная толпа сельчан-мусульман сбросила с него татарку-комсомолку, которая искренне верила в «идеалы первого в мире государства рабочих и крестьян». Но на место одной комсомолки видимо пришел взвод комсомольцев и через 70 лет, как я увидел, это принесло свои плоды.

Нынче татары пьют по различным праздникам, и мало отличаются от безбожного большинства современной России, но на Курбан-байрам несут садака в мечеть. Это, видимо, и есть татарский традиционный ислам, к которому нас призывают. Но от такого ислама один шаг до полной русификации.

А между тем, за последние 20 лет татары уже начали забывать, что это такое. Забыли, как на работе запрещали «бормотать по-татарски», как в автобусе какой-нибудь «интеллигент» мог сделать замечание за разговор на родном языке: «имейте совесть, вы не одни здесь едете», или как приходили домой воспитатели детского сада и требовали прекратить общение с ребенком на родном языке, а то он по-русски с акцентом говорит.

Но не успела экономика России окрепнуть, а русские «патриоты» вновь взялись за старый проект – растворение отсталых нацменьшинств в своем прогрессивном большинстве. Не надо быть аналитиком, чтобы заметить, что нынче этой работой занимаются независимые исследовательские «центры», так или иначе, подпитываемые из федерального бюджета. У них есть немало сочувствующих в органах федеральной власти, а потому, мы часто слышим, как, казалось бы, солидные учреждения ссылаются на сомнительных «экспертов по исламу» и ведут борьбу с мусульманами. Это связано с тем, что к началу 21 века в России удалось преодолеть языковый барьер, разделявший многие народы нашей необъятной Родины. В результате, «православные народы» России начали стремительно растворяться в русском этносе. Но у «мусульман» оказался сдерживающий фактор – это религия.

Именно поэтому и началась широкомасштабная борьба с исламом. Ее плоды уже отчетливо видны в четырех регионах: Северной Осетии, Дагестане, Татарстане и Башкирии. В Осетии операция подходит к завершающей стадии. Там уже дошли до практически поголовного физического устранения остатков мусульман под хорошо срежиссированным предлогом. Таким образом, окончательная русификация осетин – дело времени, и никакие языческие пироги им не помогут. То, что происходит в Дагестане не нуждается в комментариях, там идет активная фаза.

А в республиках Поволжья пока что проводится подготовительная работа. Идет она достаточно быстро и планомерно с привлечением местных аборигенов. И, если мусульмане Татарстана, не договорятся между собой, то никакой Булгар с двухметровым Кораном не спасет их. А ведь этот народ достаточно успешно защищал свою религию и национальную идентичность на протяжении последних 459 лет.

Кто же стоит за этими чудовищными планами? Очевидно – это не борьба христиан с мусульманами, или скинхедов с «чурбанами». Это работа «патриотов-государственников». Они, как правило, вообще не верят в Бога и их не волнует чистота славянской крови. Их задача – «спасение России», их идеал – это сильное государство, где все ее население говорит на одном языке и причисляет себя к одной национальной культуре. Христианство в руках этих фанатиков только орудие для достижения своей бесноватой идеи и на этом пути они не брезгуют ничем, даже помощью своего «вероятного противника». Благодаря им - мы часто слышим про израильский или западный опыт борьбы с терроризмом, который ставят нам в пример.

Но для того, чтобы бороться с террористами, их сначала нужно создать. Поэтому именно они заинтересованы в радикализации ислама, для того, что бы иметь аргументы для его истребления. Одновременно сталкивают мусульман друг с другом, благо всегда найдутся амбициозные люди, способные плясать под чужую дудку. А тем временим протестанты и православные, не способные найти общий язык по многим вопросам, находят в себе силы встречаться и вместе обсуждать то, как «привести мусульман ко Христу». И, если еще недавно у татар слово «крест» было ругательством, то теперь, среди протестантских священников в Татарстане немало татар.

На этом фоне мусульманский Альметьевск последние полгода буквально лихорадит. Здесь «правильные» мусульмане борются с «нетрадиционным исламом». По мнению некоторых альметьевцев ведут они себя словно оккупанты – грубо и беспардонно, что и вызывает многочисленные стычки и скандалы. Все это вместе с негативом про ислам, который выплескивается с экранов телевизоров, ведет к тому, что нерелигиозные татары начинают остерегаться ислама, к которому пока еще себя формально причисляют. И если раньше они радовались за свих детей, которые становились на намаз, то теперь боятся их «излишней религиозности».

Верующие мусульмане борются друг с другом. Нерелигиозные татары боятся мусульман и ведут немусульманский образ жизни. Государство говорит о поддержке традиционного ислама и борется с нетрадиционным. СМИ создают негативный образ ислама, и призывают всех становиться россиянами. Российских политиков, заявляющих, что они «за русских» - называют патриотами, а их коллег, говорящих о необходимости сохранить татарский язык – националистами! Мусульманские приходы испытывают финансовые трудности и еле-еле сводят концы с концами. А впереди нас, вероятнее всего, ждут мощные провокации, направленные на дискредитацию ислама, которые должны подтолкнуть татар к ускоренной деисламизации. Короче все идет по плану.

Автор: Линур Мифтахов

Комментарии 0