Общество

Новый лидер мусульман юга Дагестана отрицает информацию о противостоянии религиозных общин региона

 

Исамудин Саидов, известный как шейх Аль-Дербенди, приступил к обязанностям руководителя организации «Баб-уль-Абваб», пользующейся большим влиянием среди мусульман-суфиев Южного Дагестана. Таким образом, он занял место убитого в конце октября Сиражудина Хурикского.

Шейх Аль-Дербенди одним из главных направлений своей деятельности назвал работу с молодыми людьми. «Все более упорной становится битва за молодежь, чтобы удержать ее в рамках морали, которую мы унаследовали от наших шейхов, ученых, родителей. Молодые люди сегодня очень активны, и многие из них не могут получить исчерпывающие ответы на вопросы об исламе и различных сферах жизни мусульманина. Наша задача - своевременно дать ответы на эти вопросы. Тогда эскалации конфликтов не будет, так как молодежь во многом является регулятором общественных и религиозных отношений», - считает шейх Аль-Дербенди.

Напомним, убийство 56-летнего шейха Сиражудина Хурикского было совершено 27 октября в селе Хурик. Основной версией преступления следствие назвало профессиональную деятельность убитого и активное его выступление против экстремистских течений ислама.

«То, что место Сиражудина Хурикского займет шейх Исамудин Аль-Дербенди ни у кого из последователей суфизма юга Дагестана (составляют 62% от числа мусульман Южного Дагестана – прим. «Кавказского узла») не вызывало сомнений», - сказал эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан  Гереев.

«В 2004 году в мечети «Баб-уль-Абваб» города Дербента шейх Хурикский в присутствии других религиозных лидеров и верующих передал шейху Аль-Дербенди иджаза - право на ведение тарикатской деятельности (выполнение обязанностей суфийского шейха – прим. «Кавказского узла»). Кроме этого, шейх Хурикский при жизни составил завещание, в котором назначил своим преемником шейха Аль-Дербенди. Такое завещание составляют все шейхи, потому что каждый может столкнуться с непредвиденными ситуациями. Это завещание было оглашено на собрании мусульман-суфиев Южного Дагестана в середине ноября», - пояснил Руслан Гереев.

«У покойного шейха Хурикского есть еще один последователь такого же уровня. Это Ильнур Эфенди, но он ведет тарикатскую деятельность среди суннитов на территории Азербайджана», - отметил сотрудник Центра исламских исследований.

Как пояснил Руслан Гереев, новый лидер мусульман Южного Дагестана известен активной общественной работой. «Шейх Аль-Дербенди - хороший специалист по части богословия. Он закончил Исламский университет имени Шафии в Махачкале, преподает в Исламском университете в Дербенте. Исамудин Аль-Дербенди является имамом суннитской части города Дербента. Исходя из этого, он имеет огромный опыт взаимодействия с религиозными организациями, не только исламскими, участвовал в мероприятиях по развитию государственно-конфессиональных отношений», – рассказал Гереев.

Гереев: конфликты между суннитами и шиитами в южном  Дагестане неизбежны

Юг Дагестана становится ареной теологических и политических конфликтов, считает Руслан Гереев. «Южный Дагестан стал зоной геополитических интересов Турции, Ирана, Азербайджана, Армении и даже европейских государств. Все процессы, происходящие здесь, чрезмерно политизированы, и это отражается и на укладе жизни верующих региона. Кроме того идут процессы укрепления салафизма среди мусульман-суннитов и исмаилизма среди мусульман-шиитов, а шиизм тоже является одним из доминирующих направлений ислама в регионе», - подчеркнул руководитель Центра исламских исследований Северного Кавказа.

Гереев полагает, что укрепление позиций шиизма в Южном Дагестане выгодно российским властям. «Во-первых, это многомиллиардные контракты с Ираном (ислам шиитского толка является государственной религией Ирана – прим. «Кавказского узла»). Во-вторых, контроль именно над ядерным Ираном. Разумеется, взамен приходится умалчивать претензии по шиитизации региона», - отмечает Гереев.

Глава центра исламских исследований считает, что шииты, укрепляясь в регионе, будут вынуждены конфликтовать с суннитами. «Вопрос в том, какие требования предъявят шииты. В любом случае, исследование проблем шиитского ислама станет ближайшей перспективой федеральных и региональных центров по изучению ислама», - заключил Руслан Гереев.

В свою очередь сам шейх Исамудин Аль-Дербенди считает, что информация о противостоянии религиозных общин на юге Дагестана не соответствует действительности.

«Мне часто приходится читать в СМИ сообщения о том, что в южном Дагестане назревает религиозное противостояние между последователями различных направлений в исламе, что на этот раз стычек не избежать, участники противостояния предупреждают заранее о возможных беспорядках, будет кровь. Нельзя всему этому верить», - заявил шейх Аль-Дербенди.

«Сам я, как имам города Дербента, веду блоги в "Твиттере", "Живом журнале" где постоянно разъясняю, что в Южном Дагестане нет проблем между религиозными общинами, суннитами и шиитами, салафитами и суфиями (и те, и другие относятся к суннитскому направлению – прим. «Кавказского узла»). Мы - мусульмане, и найдем общий язык, чтобы не нарушить и без того хрупкое межобщинное равновесие в регионе», - отметил собеседник корреспондента «Кавказского узла».

В то же время духовный лидер мусульман-суннитов юга Дагестана не отрицает разногласий между верующими региона. «Предметом споров становятся малейшие различия в традициях богослужения. Кроме того, идет вмешательство в дела региона эмиссаров, несущих сепаратистские настроения. В Южный Дагестан пришли и противоречия, которые уже годами раздирают остальную часть Кавказа. Очевидно, что на местном уровне решить эти конфликты невозможно. Вмешательство центральной власти могло бы оказать помощь в этом деле», - резюмировал шейх Аль-Дербенди.

Отметим, что опрошенные "Кавказским узлом" российские эксперты высказали серьезное беспокойство относительно обстановки на юге Дагестана.

Заведующий сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Энвер Кисриев обратил внимание на то, что Сиражудин Хурикский стал первым суфийским шейхом в новейшей истории Дагестана, которого убили. «В Дагестане 23 суфийских шейха, и ни один в новейшей истории Дагестана не был убит. Говорить о том, как повлияет убийство шейха Хурикского на ситуацию в республике, очень сложно», - сказал Энвер Кисриев.

«Самое страшное, что религия сегодня на Северном Кавказе становится большой политикой. Ислам заходит на территорию большой политики, большая политика заходит на территорию ислама. Поэтому убийство надо рассматривать в этом контексте. Самое трагичное, что это не последнее убийство в Дагестане», - сказала сопредседатель Общественного фонда развития культур народов Северного Кавказа «Кавказский дом», директор Центра этноконфессиональных проблем в СМИ при Союзе журналистов РФ Сулиета Кусова.

"Среди дагестанских суфиев 5-6 шейхов находятся в состязательных отношениях друг с другом. Но убить его могли люди со стороны, которые хотят усугубить ситуацию", - отметил директор дагестанского издательства «Свобода слова» Хаджимурад  Камалов.

Автор: Ася Капаева

Комментарии 1