Просвещение

Про язычество, золотые часы и веру

Уже несколько дней в Интернете умные люди - атеисты-безбожники, мирно верующие и фанатики (прошу не путать!) - ломают копья насчет паломничества к поясу Богородицы в частности и веры в принципе. Что касается споров – есть Бог или нет его и чей Всевышний лучше – то это от лукавого. Ничего, кроме обмена мнениями на повышенных тонах, весьма скоро переходящими в оскорбления и банальный мордобой (пусть даже виртуальный), принести сие не может. Как вариант, в глобальном смысле может еще принести религиозные войны (веками проверено). Пусть уж каждый верует во что он верует, лишь бы другим не мешал.

 Другое дело – пояс Богородицы. Пояс Богородицы и паломничество к нему – это, знаете, совсем другое дело. Не совсем даже исключительно церковное, да не обидится на меня православная церковь. Тысячи людей в разных городах стояли в очереди к поясу за чудом и надеждой. Вы точно уверены, что все они были православными? Да безбожников, равнодушных к вере вовсе, и даже людей других религий тоже наверняка было достаточно. Потому что это очередь за чудом и надеждой! А в ней все рядом стоят, безотносительно – у кого как Бога зовут.

 Жажда чуда – она штука мощная и самодостаточная. Кого волнует, в конце концов, что чудо обещано в ограниченных масштабах - прикосновение к поясу Богородицы, по легенде, помогает нерожавшим женщинам стать матерями? Мало ли, вдруг еще от чего поможет! В силу артефактов народ шибко верит. А чьи чудеса – православные, шаманские или буддистские обещаны – не суть важно.

 Вот недавно было, православный батюшка рассказывал. Вбегает мужик в храм. Представительный такой мужик, при костюме хорошего кроя, галстуке и натуральной кожи потрфельчике.

 -Который тут Никола Угодник?!, - криком почти кричит.

 Ему показали икону.

 Мужик наш бух перед ней на колени и мелко крестясь, давай молиться. Через полчаса встал с колен, отряхнулся.

 -Ну, значит, так. Дело у меня горит, бизнес. Вопрос жизни и смерти. Если Никола поможет, я золотые часы с руки сниму, ему отдам.

 И ушел, оставив настоятеля и отдельных прихожан в задумчивости – зачем Николе Угоднику на иконе золотые часы предпринимателя и что сия «сделка» значит.

 А с месяц назад явился снова тот же предприниматель в тот же самый храм. С самого раннего утра, до первой службы. И опять –бух перед иконой на колени. Помолился с расстановкой, снял часы с руки и прицепил за ремешок к окладу иконы.

 -Приснился мне ночью Никола, - объяснил. –И пальцем погрозил вроде. Вот и кинулся я в храм. Мало ли что. Дела-то мои после разговора с Николой в гору пошли. А о договоре насчет часов я уж и забывать стать.

 Поднялся и ушел.

 -Я так думаю… Если человеку от этого легче на душе и думает он, что помогает ему – пусть. Пусть часы вешает. Все равно так он ближе к вере становится. И надежды у него больше в душе…, - батюшки в Сибири весьма терпимы к примеси язычества в местной вере.

 К окладу Угодника прицеплены десятки колечек, ожерелий, цепочек. Это все приносят, чтобы самое заветное сбылось. И пожелания к святому на листочках пишут…

 Такие традиции.  Со своей проблемой местный человек сходит и в православную церковь, помолиться. И к шаману – тот покамлает, побьет в бубен – глядишь, что из этого и выйдет. И к буддистскому ламе – там тоже можно попросить помощи, не откажут. А заодно и к местным чудесным святыням, всяким источникам – в ноги перед ними бухнуться – неважно, какой из главных, «коренных», местных религий они принадлежат. Вот сектантство –его не приветствуют, да. Это лишнее. А так – пришла беда, отворяй ворота. И ищи везде помощи. Главное – нигде ведь не прогонят.

 

 

 

Автор: Ольга Липчинская

Комментарии 7