Общество

Об экстремизме, о коптском вопросе, об исламском халифате и о многом другом

О политическом экстремизме, о сложном коптском вопросе, об идее исламского халифата и о многом другом в интервью одного из лидеров «Братьев мусульман» и основателя «Партии возрождения» Ибрахима Заафарани информационному агентству «Onislam».

- В последнее время активизировались саляфиты. Вы не опасаетесь того что они своими необдуманными и зачастую антиобщественными действиями могут навредить развитию исламского движения в Египте и дискредитировать его в глазах мировой общественности?

Тут скорее приходится опасаться разобщённости мусульман вообще, ведь именно это и является катализатором нетерпимости и экстремизма.

- Несмотря на то что вы объявили о создании «Партии возрождения» ещё в марте этого года, сразу же после того как были внесены поправки в закон о партиях, тем не менее ваша партия до сих пор не так заметна на политической арене Египта.

Всё дело в том, что мы тщательно и осторожно относимся к формированию программы партии и подбору кадров. Для нас важно чтобы в партии не оказались случайные люди или же личности с плохой репутацией, а также те, кто был замечен в грязных политических играх при прошлом режиме. Мы не собираемся покупать голоса или привлекать на свою сторону известные персоны ради сиюминутной выгоды. Качество для нас важнее количества.

- По каким критериям происходит отбор кадров?

Их у нас два. Первый – это личностные качества: моральные и профессиональные, и второй – это беззаветное желание служить отчизне и своему собственному народу. Мы стараемся избегать каких-либо идеологических или политических критериев, могущих привести к излишней поляризации общества.

- Насколько название вашей партии отражает её цели и программы?

Конечно же, нашей целью является возрождение Египта. Заметьте – «возрождение», а не «развитие». Потому что понятие «развитие» больше ассоциируется с экономикой, наукой, образованием. В понятие «возрождение» вкладывается больший смысл, оно более одухотворённое и всеобъемлющее.

- Исламские движения зачастую обвиняют в нетерпимости и практике политического экстремизма. Насколько оправданно данное обвинение?

Бессмысленно отрицать, что, в общем-то, это свойственно многим исламским движениям, хотя в корне противоречит постулатам Ислама, призывающего к сотрудничеству, мирному сосуществованию и к политической гибкости. Тем не менее, всё относительно и нельзя вешать этот ярлык на всех сразу и без разбора. Проблема в том, что современные политические партии вызревали в сложных условиях глубокого подполья и постоянной конфронтации с государством и были втиснуты в узкие рамки уставов их движений, к которым они примыкали. Отсюда и отсутствие терпимости, лояльности к власти и политической гибкости. Многие до сих пор руководствуются лозунгом «Кто не с нами – тот против нас».

- Тогда возникает другой вопрос – а насколько те идеи, которые вынашивались в этих движениях, актуальны сегодня и могут ли они принести политические дивиденды?

Я думаю, что после революции всё вошло в нужное русло и развивается в правильном направлении. Многие лидеры и члены различных исламских движений поняли, что это для их же пользы повернуться лицом в сторону государства и начать сотрудничать с другими положительными силами ради общего блага и что, в конечном счете, именно такая позиция будет способствовать развитию исламского движения в стране. Некоторые же так и не пожелали распрощаться со стереотипами прошлого, им удобнее постоянно противопоставлять Ислам и государство, внутренний устав движения и современные реалии. К счастью, «Братья мусульмане» оказались не из их числа и первыми поняли, что нужно что-то менять. Поэтому из лона «Братьев мусульман» возникло много различных организаций и партий, которые во второстепенных вопросах могут не соглашаться с некоторыми позициями движения, при этом чётко сознавая, что двигаются-то они всё равно в одну сторону.

- То есть вы считаете, что настало время исламским движениям переориентировать свою работу.

После революции всё началось, по сути дела, с нуля. Мы стали сознавать, что слепая приверженность тому курсу, который был определён десятилетия назад в совершенно других условиях, не принесёт никаких политических дивидендов. Пришло время осознать, что мы всего лишь часть нового египетского общества, от благополучия которого будет напрямую зависеть и наше благополучие.

- А вы не боитесь того что в дальнейшем может возникнуть противостояние между исламским движением и политической партией примыкающей к ней? Ведь однажды может получиться так, что начнётся расхождение между партией преследующей политические выгоды и морально-нравственными установками движения.

Как бы там не было, но формирование партий на основе исламских движений является необходимым шагом для достижения целей. Давайте отталкиваться от обратного - в Египте в течение долгого времени исламские движения были практически отстранены от участия в политической жизни страны и лучше от этого никому не стало. Конечно же, трудно сохранить баланс, формируя программу партии, при этом оставаясь в рамках установок движения, которому отводится роль координирующего органа. Для того чтобы интегрироваться в политическую жизнь страны и добиться успеха на этом поприще исламским движениям нужно соблюсти следующие три условия. Во-первых, отказаться от практики идеологического давления и принуждения к своей точке зрения и не использовать религию как некое оружие, направленное против своих оппонентов; во-вторых, постепенность движения к своей цели, с оглядкой на современные тенденции; в-третьих, перестать думать о себе как об избранных и не загонять самих себя в изоляцию, а идти навстречу другим и не бояться сотрудничества со своими оппонентами.

- Парадокс, но те, кто прошёл школу братьев мусульман, как некоторые зарубежные политические партии и организации, уже давно признали за женщинами и коптами-христианами полные политические права. И только в лагере египетских «Братьев мусульман», которые всегда были донорами свежих и новаторских идей, до сих пор нет согласия в этом вопросе. В чём причина такого отставания во взглядах?

Всё дело в том, что египетские «Братья мусульмане» в массе своей неоднородны. 
Когда Египет находился во власти вражеской оккупации в период до 1952 года, они вели вооруженную борьбу с англичанами и королевским режимом, охранявшим интересы британской короны на Ближнем Востоке. В дальнейшем это поколение «Братьев» сформировало новую политическую элиту АРЕ. Затем появилось другое поколение, которое подверглось жёстким репрессиям в 1965 году. Многие из них провели долгие годы в застенках тюрем. Они разочаровались в идее исламской республики и в возможности мирных преобразований, потеряли всякое доверие к государству и политическим институтам. И к тому же совершенно не были способны к тому, чтобы найти общий язык с теми «Братьями», взгляды которых сформировались в 70-е годы во времена правления Анвара Садата и которые всегда были готовы идти навстречу всему новому. К сожалению, так получилось, что идеи семидесятников так и не прижились в Египте, но зато «просочились» в другие мусульманские страны, где и заложили фундамент для развития новой мусульманской мысли и новых прогрессивных движений. Братья мусульмане за рубежом созрели интеллектуально и политически – это и многие исламские деятели и партии в Тунисе и «Партия справедливости и развития» во главе с Эрдоганом в Турции и Тураби в Судане.

- Какой вариант развития ближе к «Партии Возрождения» - тунисский или же турецкий?

В каждой из мусульманских стран своя специфика развития исламского движения. Нам, конечно же, ближе тунисский вариант. Нас объединяет много общего – это и арабская культура, менталитет и многое другое. «Партия справедливости и развития» формировалась в суровой борьбе с секуляризмом и, конечно же, это не могло не наложить определённый отпечаток на их развитие.

- Что вы можете сказать об участии коптов в политической жизни страны?

«Коптский вопрос» очень сложный, требующий осторожного подхода и тщательного анализа. Ведь дело даже не в том - насколько они должны быть задействованы в политической жизни страны, а в том - насколько они сами готовы к этому. То, что мы сейчас наблюдаем, а именно нежелание интеграции коптов в новое египетское общество со стороны многих церковных деятелей, не приведёт ни к чему хорошему. Нельзя сосредотачивать своё внимание только на религиозных правах – это в дальнейшем может привести к ещё большему разделению в обществе. Здесь важно не поддаваться влиянию извне и понять что все мы – и мусульмане, и христиане – египтяне, соотечественники. Позиция нашей партии однозначна – неважно кто ты, какую религию исповедуешь, а важно то, насколько ты можешь быть полезен обществу. Все имеют абсолютно равные права и другой точки зрения в этом вопросе и быть не может.

- Положение женщины в арабских странах оставляет желать лучшего.

Это, конечно же, не следствие исламской традиции, и даже не арабской. Увы, в последние столетия в арабских странах серьёзно нарушались права всех социальных групп. В период бесправия и угнетения больше всего страдают наиболее уязвимые и слабые члены общества. Свобода и справедливость – это то, что поможет женщине почувствовать себя полноправным гражданином своей страны.

- Насколько сегодня актуальна идея воссоздания исламского (всемирного) халифата, особенно в свете тех изменений, которые на данный момент переживает арабский мир?

Идея воссоздания исламского халифата давно изжила себя. Сейчас с этой идеей носятся только недальновидные люди, которые хотят повернуть колесо истории вспять и отвлечь мусульман от реальных проблем Уммы. Таким образом, они только тормозят развитие исламского движения. Раньше, когда оно находилось в глубоком подполье, эта идея носила объединительный характер. К тому же, чем меньше шансов осуществить поставленные цели, тем более утопический характер они приобретают. Теперь же совсем другие приоритеты. Мы сегодня наблюдаем тенденцию объединения арабских стран в некий союз наподобие европейского.

Источник: Onislam

Перевел Арслан Тимербулатов специально для Ансар.Ru

 

Автор: Информационно-аналитический канал ANSAR

Комментарии 0