Общество

Восстание мусульманской молодежи Кавказа против светского поколения своих родителей

29 ноября Общественная палата РФ проведет слушания по вопросам миротворчества, примирения кровников и возвращения бывших боевиков к мирной жизни на Кавказе, сообщил член рабочей группы ОП по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе Руслан Курбанов.

Как сообщал "Кавказский узел", комиссия при президенте РД по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни образована в соответствии с указом Магомедсалама Магомедова от 2 ноября 2010 года. Председателем комиссии был назначен вице-премьер дагестанского правительства Ризван Курбанов, курирующий также весь силовой блок в республике. Задачей же самой комиссии стал вывод боевиков из "леса" и их возвращение к мирной жизни.

За время работы комиссии, по словам Руслана Курбанова, который также является старшим научным сотрудником отдела Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения Российской академии наук,было рассмотрено несколько десятков дел и около 40 человек вышли из леса. Как подчеркнул Курбанов, в основном речь идет о молодых людях, которые еще не успели совершить деяния, подпадающие под статьи Уголовного кодекса РФ.

"Обязательная часть переговоров – гарантии, что к сложившему оружие не будут применяться неправовые методы следствия"

"Сама процедура "выхода из леса" достаточно сложна и не может быть просчитана наверняка заранее. В каждой из республик Кавказа есть свои особенности, и в каждом конкретном случае это происходит по разному. Но почти всегда первым ее этапом являются предварительные переговоры, которые могут начать вести с боевиком его родственники, представители власти, которым он доверяет, влиятельная фигура, обладающая авторитетом среди местных жителей", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Руслан Курбанов.

Если парень ни в чем невиновен, то его после определенных процедур дознания и реабилитации отпускают

"И вот, если этот контакт удается установить, о готовности человека выйти из «леса» должна быть извещена комиссия по адаптации, или хотя бы один из ее членов. Условия рассмотрения его дела в подобных комиссиях во всех республиках Кавказа, где они существуют, примерно идентичные. Если человек оказался среди боевиков по ошибке, был завлечен обманным путем, и не пролил ничью кровь, то его после определенных процедур дознания и реабилитации отпускают. Если же он признается виновным – то налагают наказание за те деяния, которые подпадают под ту или иную статью закона", – рассказал Курбанов.

Курбанов привел в качестве примера несколько случаев из практики дагестанской комиссии по адаптации.

Так, сын муфтия Ростовской области, имам мечети в Ростове-на-Дону Наиль Бикмаев, который приехал в Дагестан, и хотел установить контакты с боевиками, 21 января 2011 года был передан на поруки отцуДжафару Бикмаеву. Еще два молодых человека, Радмир Рашитов и Альберт Абдурахманов, приехавшие в Дагестан из Башкирии и Челябинской области, которые планировали собирать взрывные устройства, в марте 2011 года были отданы на месячную реабилитацию дагестанским мусульманским ученым-алимам.

"Обязательная часть переговоров – это гарантии того, что к обратившимся в комиссию не будут применяться неправовые методы дознания, которые еще недавно были обычным делом в некоторых республиках Кавказа. Причем такие гарантии – стандартная практика на Кавказе, и даваться они могут только влиятельным политиком, руководителями правоохранительных структур или представителями руководства республики", - подчеркивает Руслан Курбанов.

По словам члена Рабочей группы по Кавказу, в Чечне такие гарантии исходили от Рамзана Кадырова, в Дагестане их может обеспечить сам руководитель комиссии по адаптации, первый вице-премьер Ризван Кубанов. Так, 16 октября в Махачкале два блокированных силовиками боевика Нариман Мирзамагомедов и Тельман Гаджимустафаев сдались именно под гарантии вице-премьера.

"В первой декаде ноября в Дагестане один молодой человек, начавший переговоры, попросил предоставить ему гарантии со стороны руководителя рабочей группы по Кавказу Общественной палаты России Максима Шевченко", - отметил Руслан Курбанов.

"Эта просьба – следствие активного участия рабочей группы и самого Максима Шевченко в широком общественном диалоге, инициированном нами между всеми социальными группами на Кавказе – общественностью, властями, влиятельными шейхами, независимыми и альтернативными исламскими общинами. Это результат того, что он часто и откровенно озвучивает в Общественной палате многие проблемы Северного Кавказа, часто бывает в регионе. Естественно, как только до Максима дошла информация, что для выхода из леса просят его гарантию, он тут же изъявил готовность, если понадобится вылететь в Дагестан, принять участие в переговорах, гарантировать максимально возможный общественный контроль за этим делом», - рассказывает Руслан Курбанов.

«Чеченский сценарий массового вывода боевиков из "леса" в Дагестане применить невозможно»

По словам Курбанова, в Дагестане невозможно повторение "чеченского сценария массового выхода боевиков из "леса".

"В Чечне основную массу боевиков изначально составляли люди, воевавшие за создание чеченского государства, и лишь потом появились боевики, воевавшие за создание исламского государства в пределах всего Кавказа. Когда президент Чечни Ахмад Кадыров начал свою программу по выводу боевиков из леса, то на нее, прежде всего, откликнулись те, кто воевал за создание национального государства. Они увидели, что Россия не позволит состояться этому проекту, и поверили в то, что смогут реализовать программу ограниченного суверенитета Чечни в рамках российской политической системы ", - отмечает Курбанов.

По его словам, после смерти Ахмада Кадырова, эти люди выходили из подполья под гарантии Рамзана Кадырова и были "включены в политическую систему Чечни".

"Вышедшие получили амнистию, гарантии безопасности, приобрели социальные и политические позиции, которые позволили им чувствовать себя уверенно. Но в отношении боевиков, воюющих за создание исламского Халифата, это не сработало", - заявил Руслан Курбанов.

Каждый случай возвращения сейчас уникален

В Дагестане, Ингушетии и КБР, по его словам, никогда не было боевиков, "воюющих за построение национального государства", и способных впоследствии согласиться на "статус некой расширенной автономии".

"Боевики здесь изначально рекрутировались на религиозной основе. Они понимают, что российская власть не может позволить построить на Кавказе исламское государство, и потому их цель – разрушить российскую политическую систему и на ее обломках построить исламское государство на Северном Кавказе", - отмечает член Рабочей группы по Кавказу.

По словам Курбанова, "невероятно тяжело вывести обратно" участников подполья, приходится прилагать "неимоверные усилия" и каждый случай возвращения уникален.

"Работа, проводящаяся Арсеном Каноковым, Рамзаном Кадыровым, Юнус-Беком Евкуровым,Магомедсаламом Магомедовым и Ризваном Курбановым, к сожалению, не оценивается по достоинству. Они практически в одиночку вырабатывают модели по возвращению бывших боевиков к нормальной жизни", - считает Руслан Курбанов.

"Среди причин ухода к боевикам - противостояние поколений, недоверие МВД, слабость религиозных деятелей"

В Дагестане молодежь уходит "в лес" по целому ряду причин, среди которых и противостояние поколений, отмечает Курбанов. По словам ученого, молодежь часто готова отказаться от общения с родственниками, которые, по их мнению, не соблюдают традиций ислама, или запрещают соблюдать религиозные предписания своим детям.

Нужно работать с семьями и адаптировать не только бывших боевиков, но и членов их семей

"Родители, со своей стороны, боятся, что начало исполнения намаза их сыном или дочерью неминуемо приведет их к радикализации. Из-за увеличения количества молодых, уходящих в лес и погибающих в спецоперациях, в головах многих дагестанцев старшего поколения, далеких от религии, даже сложился стереотип "намаз-лес-труп". Дело доходит до побоев, когда родители избивают своих детей старшего школьного и студенческого возраста, запрещая им совершать намаз или носить хиджаб. В Дагестане не осталось семьи, которую бы не затронул этот конфликт поколений. Линия размежевания между верующими детьми и неверующими родителями прошла практически через все дагестанские семьи, вплоть до семей министров, федеральных судей и полицейских офицеров", - рассказывает Курбанов.

Курбанов привел пример, когда в одном из населенных пунктов несколько десятков старшеклассников пригрозили, что все вместе уйдут в лес, если им не разрешат делать намаз. По его словам, ситуацию удалось урегулировать, но в целом, по его оценке, можно говорить о "настоящей национальной катастрофе".

"При этом, когда люди возвращаются из "леса", давление со стороны родных вновь начинается, на сей раз по схеме: "Ты опозорил весь наш род". Для того, чтобы этого не было, нужно работать с семьями и адаптировать не только бывших боевиков, но и членов их семей", - убежден Руслан Курбанов.

Еще одна причина ухода в "лес", это недоверие к правоохранительным структурам, порожденное незаконными методами давления и дознания, "практиковавшимися еще несколько лет назад, когда за любое подозрение в связях с боевиками, человека жестоко пытали", считает Курбанов.

"Родственники погибших, правозащитники, журналисты свидетельствовали, что многие задержанные погибали от пыток, а потом этих погибших силовики выбрасывали в поле и демонстрировали как убитого боевика. Некоторые лидеры подпольных вооруженных групп со своей стороны стремились повязать «новобранцев», оказавшихся в лесу, круговой порукой, заставляя новичков заряжать оружие боевиков, шедших на "дело", чтобы в дальнейшем на гильзах остались их отпечатки пальцев. Когда начала работать комиссия по адаптации случаи милицейского насилия сократились, но недоверие осталось", - рассказывает Руслан Курбанов.

Мы имеем дело с гораздо более серьезной проблемой, нежели просто увлечение «лесной романтикой» среди молодежи

Еще одна причина - слабость дагестанских религиозных деятелей в просветительской работе против неправильного понимания вопросов джихада, мира, войны и насилия в исламе. По словам Руслана Курбанова, "даже сам Ризван Курбанов признает, что власти сейчас проигрывают боевикам в плане пропаганды и мотивации молодежи".

«Чтобы работать с молодежью, нужна гораздо большая самоотдача, рвение и гражданское мужество, чем сегодня прилагается со стороны сторонников мира. Молодежь от леса не удержать протокольными конференциями о вреде экстремизма и давлением со стороны родственников. Мы имеем дело с гораздо более серьезной проблемой, нежели просто увлечение «лесной романтикой» среди молодежи», - продолжает Курбанов.

По словам Руслана Курбанова, за годы появился "колоссальный поколенческий разрыв, тяжелый идеологический конфликт и даже восстание мусульманской молодежи Кавказа против светского поколения своих родителей". Речь идет не только о нескольких сотнях боевиков в горах, но также и о тысячах, возможно даже десятках тысяч людей, которые не уходят в подполье, но поддерживают тех, кто в "лесу" или одобряет их деятельность, говорит Руслан Курбанов.

По его словам, 29 ноября Общественная палата России проведет Слушания по вопросам миротворчества, примирения кровников и возвращения бывших боевиков к мирной жизни.

"Надеемся, что в них смогут принять участие и те, кто непосредственно руководит работой комиссий по адаптации бывших боевиков в республиках региона – вице-премьер дагестанского правительства Ризван Курбанов, секретарь Совета безопасности Ингушетии Ахмед Котиев и другие", - заключил Руслан Курбанов.

Напомним, что проблемы работы комиссии по адаптации обсуждались в рамках интервью, которое дал глава Дагестана Магомедсалам Магомедов "Кавказскому узлу" 25 июня 2011 года. Магомедов отметил, что в республике комиссия активно сотрудничает с Духовным управлением мусульман Дагестана и указал на недостатки в работе.

Не до конца свою просветительскую миссию выполняют. Не доводят конкретно до каждого молодого человека. Вот это было упущение: выросло целое поколение людей, которые и от тех традиций отошли, и новое, современное мировоззрение, не привили себе. Вот эта часть населения очень восприимчива ко всякого рода радикальным, иной раз романтически обернутым идеям", - сказал Магомедов.

В марте 2011 года член рабочей группы комиссии, юрист Расул Кадиев указывал на существенные недостатки в плане организации работы комиссии по адаптации, отмечая, что вся работа комиссии держится на авторитете ее руководителя Ризвана Курбанова и на плечах нескольких чиновников аппарата правительства, которые "готовят материалы до трех-четырех часов утра".

"Это стало похоже больше не на планомерную работу, а на личную инициативу Курбанова и президента Дагестана. Если комиссия будет набирать обороты, они просто захлебнутся в материалах. Ни прокуратура, ни МВД РД, не приняли внутренних документов, которые указывают сотрудникам на приоритет вопросов, связанных с комиссией. Очень неприятно слышать на проходной прокуратуры от дежурного: "Какая еще комиссия?". Так никто не будет сдаваться. Нет также отобранных правовых инструментов: норм законов, на которые можно опираться, принуждая к исполнению политических решений комиссии", - сообщил в интервью корреспонденту "Кавказского узла" Расул Кадиев.

 

 

Автор: Семен Чарный, Информационно-аналитический канал ANSAR

Комментарии 0