События

Мурат ТЕЛИБЕКОВ: Наряду с “джихадистами” можно ещё преследовать “хиджабистов” и “чалмистов”

На прошлой неделе с подачи главного надзорного органа страны казахстанская общественность была информирована о том, что у мирного населения появился новый потенциальный враг, условно обозначенный как “джихадист”. СМИ подхватили теологический неологизм с поправкой на казахстанский ландшафт и растиражировали его. Однако четкой трактовки, что за зверь такой “джихадист” и какие постулаты он исповедует, ни у кого нет.

Выступая в субботу на брифинге в Генеральной прокуратуре, заместитель генерального прокурора Казахстана Нурмаханбет ИСАЕВ сообщил:
- 12 ноября 2011 года в городе Таразе Жамбылской области гражданином КАРИЕВЫМ, 1977 года рождения, являющимся приверженцем джихадизма (выделено мной. - З. А.), совершен ряд особо тяжких преступлений, повлекших за собой гибель семи человек.
О том, что такое “джихадизм”, рассказано не было. В общем-то понятно, что, наверное, представитель прокуратуры имел в виду некую форму радикализированного ислама с политической окраской (если вообще можно говорить о том, что религия в наше время отделена от политики). Но так уж повелось, что с этим пониманием давно уже отождествляют последователей реально существующих исламских (салафия, суннизм) и политико-религиозных течений, таких как ваххабизм, являющийся официальной идеологией Саудовской Аравии уже несколько веков подряд. Мы обратились к Мурату ТЕЛИБЕКОВУ, главе Союза мусульман Казахстана, с просьбой разъяснить нам, не появилось ли в исламе новое течение?
- В мире и в исламе такого течения, как “джихадизм”, нет. Ибо каждое течение сопровождается определенными ритуалами, идеологией и философией, в данном случае этого всего здесь нет. Нет никаких особых ритуалов, обычаев, традиций, это все равно, что мы сейчас выдумаем новые понятия - для того чтобы противостоять тем, кто носит хиджаб, - “хиджабизм”, тем, кто носит чалму, - “чалмизм”. Налицо такой дилетантский подход, для того чтобы как-то сформулировать свое отношение к данному явлению. Религиозные течения в исламе - это, к примеру, салафизм, ваххабизм, шиизм. Даже идеологию “Хизб-ут-Тахрира”, называющую себя партией, в некотором роде можно назвать исламским течением. У них есть свои ритуалы, философия, идеология. По отношению к “джихадизму” это неприменимо.

- Что, на ваш взгляд, имели в виду сотрудники прокуратуры, когда оперировали этим термином?
- Я думаю, прежде всего людей, которые склонны именно к вооруженным конфликтам, силовому противостоянию, массовому уничтожению мирного населения. И пытались сформулировать в рамках определенной теологии. Но это дилетантский подход. Видимо, “джихадизм” придумали, ориентируясь на арабское слово “аль Джихад” - преодоление. Термин используется в религиозной литературе для обозначения усилия верующих по совершенствованию духа, преодолению трудностей, поэтому использование термина “джихадизм” для обозначения каких-то экстремистских проявлений не совсем корректно. Слово “джихад” можно также спокойно применить относительно спортсмена, который прилагает много усилий, чтобы достичь каких-то определенных результатов в спорте. В отношении членов партии “Нур Отан” тоже можно применить это слово - они же занимаются искоренением коррупции, прилагают усилия. Термин “джихад” можно использовать относительно работников прокуратуры, которые прилагают огромные усилия для искоренения терроризма. Нельзя вот так походя, не задумываясь над смыслом слов, использовать их совершенно не по назначению.

- Что касается вооруженного противостояния. Насколько мне известно, в исламе есть еще такое понятие, как “газават”.
- Газават - это “малый джихад”, вооруженный. Термин, который подразумевает собой объявление тотальной войны, газават призывает население к вооруженному противостоянию. Обычно его объявляет религиозное лицо на официальном уровне, и все мусульманское сообщество призывается под ружье, для того чтобы оказывать военное сопротивление агрессору. Джихад в этом смысле гораздо более широкое понятие. При определенных условиях он может включать в себя и военное сопротивление, но в то же время подразумевает более широкий, духовный смысл: преодоление собственных недостатков, постижение науки. То есть таким образом происходит подмена понятий. Теперь, когда объявили, что мы боремся против “джихадистов”, можно сказать, что мы боремся против всех мусульман.

- Когда вы впервые услышали это слово?
- Именно в таком контексте я его услышал впервые, когда по телевизору смотрел пресс-конференцию представителя Генеральной прокуратуры. И, на мой взгляд, в данном случае речь идет о непрофессионализме, некомпетенции, дилетантстве, чем страдает наша система в глобальном смысле. На мой взгляд, если не было понимания таких простых вещей, может, был смысл не обращаться к религиозной тематике, а обойтись терминами, коих достаточно в Уголовном кодексе? Все-таки речь идет о преступлениях, убийствах, в УК есть масса терминов, которые могут очень точно охарактеризовать данное явление. Ну если на то пошло, можно было бы проконсультироваться с другими инстанциями. У нас что, зря создано Агентство по делам религии? Если бы они проконсультировались с ним, в крайнем случае - с ДУМК, я думаю, они могли бы избежать этих ошибок. Хотя... я не исключаю и того, что они проконсультировались. И сказали то, что сказали. Потому что эти две инстанции - те еще советчики.
Конечно, такие вещи могут возникать во многих странах, но суть в том, что мы сейчас придумали новую категорию людей и призываем с ними бороться. Каких результатов можно ждать от этой борьбы?

Автор: Зарина АХМАТОВА

Комментарии 0