События

В Таджикистане предпочитают молчать о пытках

Таджикские правозащитники требуют расследовать обстоятельства смерти 28-летнего Бахромиддина Шодиева, скончавшегося в больнице, куда был доставлен из отдела милиции.


По словам родственников, Шодиев рассказал им перед смертью, что в милиции его подвергли пыткам.


Правозащитники уверены, что пытки в Таджикистане носят систематический характер, однако уголовные дела по фактам жестокого обращения почти никогда не доходят до суда.


Эта тема под запретом, утверждают активисты, и доказать применение пыток практически невозможно.


По официальной версии, Шодиев погиб от травм, полученных при падении со второго этажа.


"Во время допроса у следователя он сам выпрыгнул из окна второго этажа, - сказал начальник пресс-центра МВД Таджикистана Махмадулло Асадуллаев. – Его доставили в больницу, через несколько дней ему стало лучше, но умер Шодиев от болезни внутренних органов и туберкулеза".


В то же время, МВД объявило о "проверке" факта гибели задержанного.


"Мы сможем ответить на все вопросы только после получения результатов медицинской экспертизы, которая даст точный ответ, что стало причиной его смерти", – сказал Асадуллаев.


Сотрудники милиции решительно отвергают обвинения в нарушении прав человека. Однако родственники погибшего утверждают, что причиной его смерти стали многочисленные травмы и повреждения внутренних органов, которые он не мог получить во время падения.


"На теле брата не было живого места. Такие травмы и в таком количестве невозможно получить при падении. У нас есть свидетельства врачей, которые видели, как брата били уже в больнице, когда он приходил в сознание", - рассказал брат погибшего Тоджиддин Шодиев.


За последние несколько месяцев это уже второй случай, когда при невыясненных обстоятельствах погибают люди, задержанные сотрудниками правоохранительных органов.


Весной этого года при похожих обстоятельствах скончался Сафарали Сангов. Его задержали сотрудники милиции, а через неделю после ареста привезли в больницу, где он умер.


Родные Сангова утверждали, что он был жестоко избит милиционерами.


Однако в МВД сообщили, что Сангов покончил жизнь самоубийством, бросившись с лестницы в отделении милиции, и ударился головой об стену.


После того как дело Сангова получило широкий резонанс, власти были вынуждены возбудить уголовное дело в отношении двух сотрудников МВД. Они обвиняются в халатности при исполнении служебных обязанностей.


В Бюро по правам человека и соблюдению законности Таджикистана полагают, что основной причиной таких инцидентов является безнаказанность сотрудников правоохранительных структур.


"Расследование обстоятельств этих двух дел стало возможным потому, что родственники погибших обратились к нам. Но в десятках известных нам случаев родные боятся оформлять письменные заявления", - отметила директор бюро Наргис Закирова.


Правозащитники говорят, что пытки широко распространены в странах Центральной Азии, в том числе и в Таджикистане.


Однако лишь единичные случаи становятся известны общественности. Родные и сами потерпевшие опасаются преследования со стороны милиции, полагает представитель Amnesty International Анна Зундер-Плассманн.

"Избиения и пытки – это явления, довольно распространенные в Таджикистане, – говорит она. – Редко когда жертвы пыток отваживаются говорить. Они думают, что молчание облегчит их положение, они боятся мести и преследования со стороны милиционеров".


"Подследственным редко удается встретиться с родственниками и адвокатами и добиться независимого медицинского освидетельствования", – пояснила Татьяна Хотюхина, глава худжандского отделения Бюро по правам человека и соблюдению законности.


"Часто такие экспертизы проводятся позже, когда следов от пыток уже нет, и задержанный не может доказать, что его пытали или что с ним грубо обращались", – добавила она.


Между тем, в уголовном кодексе Таджикистана нет статьи о пытках. Несмотря на неоднократные призывы правозащитников, власти не спешат вносить изменения в это положение закона.

Комментарии 1