Их нравы

В списках значились

Обильно подогретый СМИ якобы скандал вокруг неких «списков», которые требуют чеченские следователи от Минобороны и МВД, на людей, принимавших участие в контртеррористической операции на территории Чечни, опять вбивает клин между людьми. По той же схеме, что и дело Буданова, Ульмана и остальных. Судить ли за то, что было сделано на войне? Со своей стороны, как ветеран боевых действий второй компании могу сказать — судить. И давно надо было это делать.

Потому что ощущение безнаказанности во время наших «командировок» - как это мы называли, позволяло делатьчерти-что различным отморозкам как в военных, так и в правоохранительных погонах.

Если бы они знали, что за все придется отвечать – многого бы удалось избежать. Я не говорю про открытый бой. Про ночные обстрелы. Про столкновения секретов и передвигающихся боевиков. Это другая история. Я про выбитые на блокпостах зубы за то что «мало денег дал», про украденные в домах на зачистках вещи, про стрельбу «по дурости» по едущим машинам с последующей гибелью в них женщин и детей, про минометные обстрелы в пьяном угаре по ночам да по селу, потому что «там вроде кто то ходит», про унижения местного населения на спецоперациях, про «обстрелы до кучи» домов в селах, в случае завязывания боя и остальном.

Если бы мы все знали, что за все в итоге придется отвечать, мне бы не пришлось полушепотом в стороне у всех спрашивать у своего пулеметчика: «Лех, мы че тут творим? Мы ж вроде мирных от террористов приехали спасать?»

От блокпостов до зачисток

На развилке Даттах - Ножай-Юрт выездной блокпост ставили примерно с весны 2001 года. Стратегическая развилка. Тут не то что на машине, тут и своим ходом не пройдешь из одного места в другое, чтоб эту развилку не пройти. Она на хребте стоит прямо.

Зачем тот дебил военный бабахнул с чужой СВД в машину, которую мы только что досмотрели, и она поползла себе мирно на гору (старый разбитый голубенький ИЖ-Комби) – никто не понял. Пуля вошла в крышу, прошла по голове касательно переднего пассажира, оставив на его голове ровный круглый ожог, и вошла в сидящую на заднем сиденье девушку. Кажется, ей было всего 16 лет. После выстрела, она пожила минут 15.

Может 16 – по количеству прожитых лет. Стрелявшего дебила спрятали и отправили в Нефтекумск – в часть. У нас же вечером с местными чуть третья чеченская не началась. Впрочем, термин про «третью чеченскую», который сейчас придумали «правильные журналисты», звучит очень смешно – всегда хочется спросить: «А вторая уже кончилась?»

Комментарии 2