Общество

«Фетва» против Пороховой

Авторитет Агентства по вопросам религии, руководимого Лама Шарифом, сегодня резко упал.  Особенно, после принятия нашумевшего закона он должен был не падать, а,  наоборот, расти. Но и до, и после принятия закона агентство, подобно нашей футбольной команде, продолжал ошибаться.  «Человек - пленник сказанного им слова». Ради оправдания одной лжи нужно лгать десять раз, как тут не потерять  авторитет.  Если нужны примеры, вот они. Господин Кайрат хотел наложить запрет чтению намаза в государственных учреждениях.  На недоумение  граждан для их успокоения  он придумал фетвы, что можно объединить два намаза. Чтобы как-то оправдать свое фетвы, он кого-то оговорил, кого-то осадил словами: «Когда я писал книги про намаз, ты ходил в детский сад».

 Тому, что обеденный можно читать, соединив с послеобеденный, никто не поверит. Наконец,  агентство нашло адвоката. Понятно  было бы, если это был всемирно признанный ученый,  с правом давать фетвы, знаток ханафитского  мазхаба,  болеющий душой за казахский народ. Тот, чьим именем прикрывается Агентство - переводчик  Валерия Порохова. На прошлой неделе в здании Главной прокуратуры РК она читала лекцию работникам правозащитных органов. Оправдывая  ошибки агентства, приводя доводы,  противоречащие нашей вере, нашему мазхабу, вызвала волнение  людей, молчавших  после принятия закона.

Итак, что сказала Порохова?  Прежде  всего, она  обеими руками голосовала за закрытие молельных комнат в госучреждениях.  «В исламе издавна есть особо весомое понятие объединенного отправления намазов. Это  позволяет намазы, не прочитанные  днем, читать вечером, объединяя их.  Всемилостивый Создатель написал это положение,  придавая значение как целой  жизни  человека, так и отдельным ее моментам. Конечно, если человек находится на работе с девяти утра   до шести  вечера, то он должен отправить две, а иногда и три молитвы. Это время. Хоть небольшое, но время», - говорила она с видом знатока. Не постигшие сути слов Пороховой отдельные издания с ходу согласились, что это «нормы Корана». Но для того, чтобы знать о наличии или отсутствии такого мусульманского решения ученых, не обязательно быть переводчиком. Каждый мусульманин, читающий Коран, хорошо знает, что порядок чтения намаза, возможность  пропустить или  читать объединено не указаны.  В суре говорится : «Поистине, верующим предписано (совершать) молитву (в определённое) время» (Коран, 4:103). А  точное время закреплено в хадисах Пророка. Правда, есть группа людей, «знатоков Курана», которые не признают хадисы и сунну. Представители этих течений, пользуясь тем, что время намаза не указано в Коране точно, относятся к намазу безответственно. Конечно, Валю апай нельзя отнести к их числу, но для переводчика, получившего звание Иман,  нельзя быть несведущим в вышеуказанном аяте, в  достоверных хадисах, дошедших до нас от Пророка. О времени чтения намаза нет разногласий даже среди ученых четырех мазхабов.  Ханафистский  мазхаб на эти вопросы смотрит еще строже.

Напимер, в, ханбалитском мазхабе говорится, что путнику на дороге два намаза можно читать вместе (по наши соображениям,  господин  Шариф спутал  ханафитский мазхаб с  ханбалитским  мазхабом страны, где он был  послом). Последователям  Имам Агзам, возражающего против объединения намазов даже в пути,  совершенно посторонний человек хочет советовать пропускать намазы. Вернее,  его заставляют так говорить. Этот поступок Агентства, который  обычно демонстративно руководствуется традициями предков,  поддерживает Порохову,  кажется  грехом против Абу Ханифы.

Академик Международной академии по информациям при ООН продолжил так: «В намазе вы обращаетесь только к Богу. Выходите на встречу, на связь с Аллахом. В  это время вы можете быть заняты какими-то политическими, общественными, финансовыми расчетами или другими вопросами. Говоря  еще более открыто, вы хотите прийти к самой важной в вашей жизни встрече без подготовки. Вы отвлекаетесь, поэтому и значение Вашей молитвы будет ниже. Если вы не осознаете значение своей молитвы, то  нет смысла ее повторять». Красивые слова. Убедительные. Но, если следовать ее логике, то мозг человека должен быть подобным  пустой коробке. Человек, читающий намаз, не должен работать. У этого человека не должно быть проблем. Разве в этой жизни у человека кончатся проблемы?  Разве с наступлением шести  часов голова освобождается от проблем учреждения? Или дома нет проблем? Или вопросы квартплаты, хлеба насущного, настроения жены,  заботы о детях  – нужно успеть обдумать с девяти  до шести и весь вечер посвятить намазу?  Как же быть с работниками, которые вечерами,  заперев двери на ключ,  целую ночь пишут бумаги, составляют  отчеты. Если разом читать пропущенные днем  обеденный, послеобеденный,вечерний,ночной и дополнительный намазы, то их смысл и значение не только снизятся, а и вовсе сойдут на нет.

Почетный профессор каирского университета, к огорчению, видимо, не знает, что в Шариате, соответственно в ханафитском мазхабе, считается грехом запаздывание намаза. А постоянное его отлагательство - непростительный грех. Знает ли она из хадиса Пророка, когда его спросили сподвижники: «Какой поступок (человека) наиболее дорог Аллаху Тагаля?» Посланник ответил: «Вовремя прочитанный намаз». Знает ли она важность этого хадиса и то,что именно о намазе прежде всего будет спрос в судный день?    

Вторая проблема, по которой себя компрометирует  переводчик это платок. Называть ли его хиджабом, платком, покрывалом – другой вопрос. Но она говорит об отсутствии запрета в Коране для женщин укрывать свою плоть. В суре Корана «Нур» в 31 аяте сказано: «(Пророк!) Скажи верующим женщинам, чтобы они опускали свои взоры и оберегали свои половые органы. Пусть они не выставляют напоказ своих прикрас, за исключением тех, которые видны, и пусть прикрывают своими покрывалами вырез на груди и не показывают своей красы никому...» Этот  аят, оказывается, Порохова  понимает  лишь как запрет ходить с непокрытой головой.  Свой маленький, с ложечку, колпак – как способ подчинения этому указанию. «Хиджаб к  исламу не имеет никакого отношения. Это  лишь традиция, родившаяся в связи с климатическими и географическими условиями»,- говорит она. Если рассматривать происхождение слова, то это так.  Ислам не устанавливает формы и  цвета одежды. Однако свое мнение Прохорова не разъяснила. Мы поняли, что нужно ходить в такой же шляпе, как она. В повседневной жизни мы хиджабом называем способ подвязывания платка, не показывая волосы.  Не различая этого, говоря, что это не свойственно для мусульман, лектор вбила клин между правозащитниками и девушками, старающимися следовать шариату. Как бы мы ни говорили, ведь женщины обязаны укрывать свою плоть? Или,  Валерия Порохова забыла,  что человек, который отвергает обязанности мусульманина и нечестивость называет честностью, уходит из веры.

Действительно,  в нашей вере лицо, кисти рук, стопы ног не являются  запретными. Есть много  хадисов, раскрывающих положения Корана. Сподвижники Ибн Омар и Ибн Аббас в аяте слова «за исключением тех, которые видны» объясняли как «лицо и кисти рук». Имам Абу Дауд от Айши (р.а.) в хадисах-преданиях  сообщил, что однажды Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям) увидел Асму, сестру своей жены Айши (ра), которая была одета в тонкое платье. Пророк (саллаллаху алейхи ва саллям) отвел глаза и сказал: «О Асма! Женщина, достигшая совершеннолетия, должна скрывать свое тело, кроме этого» – и указал на лицо и руки.

Если Прохорова говорит: «На хадис я не обращаю внимания, не имею отношения к Ханафи, Коран толкую по своему усмотрению»,- на то ее воля.   Однако кто ее просил руководить нами? Ей всегда было свойственно ввязываться в сомнительные предприятия. Помнится, как в прошлом в одном из центральных телеканалов она давала интервью о возможности поминания Аллаха: «Человек может Аллаха  поминать песнями и танцами». Все были в недоумении, откуда она взяла такие виды религиозных отправлений, которых нет ни в Коране, ни в хадисах. Ответ ясен: вольно трактуя Коран, Порохова свое мнение привязывает к нему.

«Рыбак рыбака видит издалека». Как бы то ни было, взгляды Вали апай очень близки к взглядам ее брата Кайрата. Оттого, наверное, между делом она не забывает похвалить руководителя Агентства: «Очень хороший человек. Главное – может грамотно анализировать ислам. У малообразованных людей есть привычка бить себя в грудь. Он не такой. Это человек, овладевший широкими знаниями. При этом не напорист. Это прекрасно!».

Похоже,  Агентство приняло Прохорову в качестве неофициального советника. А мы-то были в обиде, что она в  Главной прокуратуре посвящает лекции всем силовым структурам. Таким образом, Лама Шариф нашел нужного человека. Агентство, которое только вчера препятствовало московскому имаму Шамилю Аляутдинову, с открытым ртом внимает российскому иману. Видимо, знания Шамиля по шариату противоречат позиции руководителя агентства.

Быть переводчиком – не значит знать религию, полностью следовать ему. В самой России 12 человек перевели Коран. Среди них есть такие, кто отказался следовать исламу. А мы, сделав из поэтического перевода Прохоровой флаг, не спросив, сколько капель она знает из бездонного океана Ислама,  ждем от нее фетву. А где тогда муфтият? Где наши ученые, хорошо знающие ханафитский мазхаб.   Не говоря о других, где Кайрат Жолдыбай, руководитель аппарата ДУМК, с отличием закончивший Аль-Азхар в  Египте. 

Ах да, Қайрата Жолдыбая не любит Кайрат Лама Шариф,   «умеющий грамотно толковать ислам, обладающий широкими знаниями, при этом не напористый» (слова Прохоровой).   Невозможно забыть слова старшего Кайрата младшему: «Когда я писал книги о намазе, ты в детский сад ходил».

Кстати, о фетве.  Все исламские ученые  выражают единодушное мнение о том, что фетва по всем основным вопросам религии уже установлены. Исключение  делается по вопросам, связанным с научно-техническим прогрессом и развитием медицины.  Даже в этом случае это зависит не от мнения одного человека, а  работают целые институты, академии, группы ученых.  Почему же мы должны, игнорируя фетву мазхабов наших имамов, опирающихся на Коран и Сунну,   спрашивать ориентиры у Пороховой?  Пусть она сто крат будет академиком Российской Академии наук, членом Всемирной академии по информации при ООН, почетным профессором Каирского университета, супругой сирийского араба, соседкой Аллы Пугачевой, Прохорова –не  знаток-ученый, устанавливающий фетвы. 

Перевод Корана - дело не из легких. За это мы, конечно, уважаем ее. Приезд ее в Астану тоже не случаен. Приходится опять возвращаться к разговору об исчезающем авторитете Агентства, намеренно вызвавшего ее в столицу.   

…В своем «Сороковом Слове»  сказал Абай:  «Почему, увидев хорошего человека из чужого рода, люди распинаются перед ним, восторгаясь его достоинствами, а в своем роду не замечают тех, кто превосходит чужаков в мудрости и благородстве?»

 

Автор: ©М.Есжан

Комментарии 5