Общество

Улемы о двух концах

В последние месяцы активная часть мусульманского сообщества Дагестана с какой-то нарастающей тревогой ожидает анонсированного республиканскими властями события. Речь идет об озвученной главой Дагестана Магомедсаламом Магомедовым идее созвать в Махачкале международную конференцию по вопросам противодействия экстремизму с приглашением исламских ученых мирового уровня. Идея была только озвучена, как тут же начала будоражить умы многих дагестанских верующих.

С одной стороны, наша республика, несмотря на всю свою религиозность, долгое время была достаточно закрытым для зарубежных исламских ученых и проповедников краем. Связано это было с охранительной политикой, которую проводило местное ДУМ, опасавшимся появления более убедительных проповедников из числа мировых ученых. Именно поэтому, при огромном количестве дагестанцев, выезжающих за знаниями в мусульманские страны, приезд мусульманских ученых из зарубежных стран в Дагестан был долгое время исключен.

Во-вторых, на волне жесткой борьбы с распространением так называемого «ваххабитского» ислама, властями было сделано много для того, чтобы сами понятия «арабский проповедник», или «исламский ученый из-за рубежа» превратились для дагестанского населения в некое пугало. Тем не менее, стремительное распространение салафитского ислама это нисколько не остановило. Но зато при таком остром дефиците исламских ученых в республике понимание некоторой частью верующей молодежью салафитской практики начало приобретать такие неожиданные формы, что обернулось для властей настоящим кошмаром.

В-третьих, подобные ограничения на приезд в республику представителей исламской духовной, политической и бизнес элиты привели к тому, что Дагестан остался далеко позади от таких мусульманских республик, как Чечня и Татарстан. А они за этот период начали созывать у себя международные исламские кинофестивали, исламские конференции, развивать исламские финансы и т.д. Что самое главное, все эти инициативы реализовывались в этих республиках при поддержке властей, вполне органично вписываясь в культурную и экономическую жизнь, формируя положительный имидж республиканских властей у местного населения и за рубежом. И все это без надрыва, без спешной мобилизации бюрократии и духовенства в режиме пожарной команды.

Последняя фраза особенна важна в понимании поднятого вопроса. Поскольку многие дагестанские эксперты и мусульманские активисты, с которыми я беседовал по анонсированной властями конференции, в один голос озвучивают тревогу, что она готовится властями именно в спешке, без учета всех реалий религиозной ситуации в республике, без учета специфики сообщества исламских религиозных лидеров и т.д.

Отсюда, закономерный вопрос – для чего властям в такой спешке организовывать массовый завоз в республику исламских ученых, если предыдущие 15 лет это дело находилось под строжайшим запретом? Ответ очевиден – для того, чтобы эти лидеры помогли дагестанским властям отвадить верующую молодежь от леса и радикальных идей. Признаюсь, задачу перед собой республиканские власти поставили архиважную. Однако реализуемость и последствия их инициативы вызывает серьезные сомнения и опасения.

Во-первых, исламские ученые с мировым именем не такие ручные фигуры, чтобы с ходу поддерживать предложения властей республики, являющиеся всего лишь одним из регионов России. В-вторых, сами республиканские власти, которые долгие годы пренебрегали этими учеными, при столь спешном обращении к ним же за помощью уже выглядят в глазах самих этих ученых довольно странно. В-третьих, радикальная салафитская молодежь, за умы которой власти собираются бороться созывом на конференцию этих ученых, ни во что не ставит каждого из приглашаемых властями ученых. Будь это даже сам глава Международного совета улемов Юсуф аль-Карадави. У молодежи, находящейся в лесу или на грани ухода в лес, свои авторитеты, которых власти на подобную конференцию не позовут никогда.

В-четвертых, если исламские ученые откажутся поддерживать предложения республиканских властей на этой конференции, кто потом спасет подорванный имидж властей в глазах верующих республики, страны и мира? В-пятых, единожды искусив дагестанских верующих запретным прежде прямым обращением за фатвами к мировым ученым, кто может удержать местных мусульман от того, чтобы начать обращаться к ним по другим вопросам? А если завтра аль-Карадави призовет дагестанских мусульман устроить перед зданием правительства дагестанский Тахрир, как он призвал к тому египтян? Готовы ли наши власти к тому, что мировые ученые могут обернуться по отношению к ним совершенно другим концом?

Комментарии 0