Среда обитания

«Мы не против того, чтобы построить мир с Израилем на основе границ 1967 года»

Глава правительства «Хамаса» в Газе Исмаил Хания — о перспективах примирения между Израилем и Палестиной, о «сделке Шалита» и об отношениях Палестины с Россией.

На границе Израиля и сектора Газа возобновились столкновения между израильской армией и бойцами вооруженных формирований, подчиняющихся правительству «Хамаса» в Газе. Процесс примирения, запущенный после обмена израильского капрала Гилада Шалита на тысячу палестинских заключенных, отбывавших наказание в Израиле, вновь оказался под угрозой. Премьер-министр правительства «Хамаса» в Газе Исмаил Хания рассказал «Известиям» о предыстории «сделки Шалита» и ее предварительных итогах, а также поделился своей точкой зрения на перспективы процесса примирения между Израилем и Палестиной.

— Доктор Хания, довольны ли вы результатами переговоров по «сделке Шалита»?

— На улицах Палестины огромная радость в связи с обменом Шалита на заключенных. Во-первых, это радость по поводу видимого единства палестинского народа. Ведь вышедшие из израильских тюрем представляют практически все палестинские группировки, партии и движения — и мусульмане, и коммунисты. Во-вторых, это освобождение продемонстрировало единство палестинской территории, так как среди освобожденных есть и палестинцы с Западного берега, и из Иерусалима, и из сектора Газа, и с других палестинских территорий. Это говорит о том, что желание палестинского народа, его стремление достичь своих политических целей осуществилось. Поэтому мы очень довольны ходом и результатом этого обмена.

— Со стороны некоторых палестинских группировок звучат призывы к захвату новых солдат Цахала для освобождения оставшихся в израильских тюрьмах заключенных. Как вы прокомментируете эти заявления? 

— Палестинское сопротивление пошло на это, когда мы поняли на 100%, что никакие переговоры с Израилем и никакие мирные инициативы на этом пути не приносят результатов — тысячи наших узников, несмотря на все договоренности в Осло и Мадриде и в ходе других конференций, остаются в застенках. Международное сообщество палец о палец не ударило, чтобы облегчить страдания палестинских заключенных в израильских тюрьмах, не оказало никакого давления на Тель-Авив. Подчеркну еще раз, палестинское движение сопротивления пошло на этот шаг для того, чтобы избавить от мучений и освободить из застенков своих братьев и сестер, не имевших никакой иной надежды на освобождение.

Правительство Палестины никогда не принимало никаких решений и не предпринимало никаких действий для похищения израильских солдат. Это делали военное крыло «Хамаса», «Бригады Изеддина аль-Касама», «Исламский джихад», другие боевые организации. Они изучают стратегию эффективности этих действий в будущем. Надо знать структуру палестинского общества, его сложный политический состав для того, чтобы понять, что некоторые партии и боевые организации способны действовать из собственного видения политической борьбы и ее целей. Поэтому я обращаюсь к Совету Безопасности ООН, к Лиге арабских государств, к «четверке» с просьбой вмешаться в судьбу палестинских узников в израильских тюрьмах, чтобы не допустить новых инициатив палестинских партий по захвату в плен с целью обмена израильских солдат.

— Израильские СМИ пишут о страданиях Гилада Шалита в заключении. О том, что он был лишен света, воздуха, человеческого общения. Есть ли у вас информация о том, где и как содержался Гилад Шалит?

— Лично у меня не было никакой информации о содержании Гилада Шалита. Но вы видели интервью Шалита египетскому и израильскому телевидению, в котором он рассказывал об условиях своего содержания, о том, что он несколько раз прогуливался по берегу моря, о том, как хорошо к нему относились палестинцы?

Мы — добрый народ, который не хочет зла никому, кто не хочет зла нам. Палестинские партии, в частности «Хамас», состоят из воспитанных, вежливых людей, хорошо обращающихся с пленными. Это не террористы, это солдаты, которые всего лишь хотят восстановления справедливости и прекращения оккупации священных палестинских земель и мучений нашего народа. У нас, в исламе, принято к военнопленным относиться хорошо, и мы стараемся придерживаться этих правил.

Сам Гилад Шалит признался, что он и телевизор смотрел, и газеты читал, и неоднократно отправлял через СМИ письма родителям, и получал письма в ответ. Это говорит о хороших условиях его содержания.

— Не так давно была израильская бомбардировка Газы, которая, по словам израильского командования, стала ответом на обстрел территории Израиля ракетами типа «Град» с палестинской стороны. В результате погиб один израильтянин и более десяти палестинцев. Почему проводятся эти обстрелы территории Израиля и можно ли их прекратить?

— Я осуждаю последние операции израильской армии и утверждаю, что для таких жестоких бомбардировок не было никаких поводов с палестинской стороны. Надо отметить, что еще до того, как были эти ракетно-бомбовые удары, со стороны и [Биньямина] Нетаньяху, и [Авигдора] Либермана (глава МИД Израиля. — «Известия»), и других израильских политиков начались откровенные политические провокации, которые не могли не привести к эскалации. А как еще понимать открытые угрозы убить тех палестинских узников, которых они сами же выпускают из своих тюрем? Они создали специальный климат для обострения ситуации.

С нашей стороны продолжает действовать соглашение между всеми палестинскими группировками о спокойствии в секторе Газа. Сейчас нам удалось заставить всех соблюдать это соглашение. Мы выступаем против обстрелов израильской территории, и когда нам поступила информация о том, что это все-таки случилось, мы связались со спецслужбами Египта, попросив их, в свою очередь, связаться со спецслужбами Израиля для того, чтобы совместно разобраться в ситуации и избежать ударов по сектору Газа.

Мы, как правительство Палестины, заинтересованы в продолжении спокойствия. Поэтому мы связались и с «Исламским джихадом», и с другими группировками здесь и в Египте для того, чтобы попросить их соблюдать соглашение и сохранять политическое единство. У нас есть свои вооруженные силы, способные обеспечить сохранение договоренностей, и я дал им приказ обеспечивать спокойствие на территории Газы.

— Так все-таки был выстрел со стороны Газы или нет?

— В течение суток убили 12 человек. Я утверждаю еще раз, что никаких обстрелов, которые могли бы вызвать такие удары, не было.

— Хотелось бы еще раз уточнить вашу позицию и позицию «Хамаса» по вопросам переговоров с Израилем и признания Израиля?

— К сожалению, переговоры с Израилем, идущие 20 лет, не принесли никаких результатов. Наоборот, за последние 20 лет, на фоне ведения переговоров, значительно увеличилось число израильских поселений на палестинских землях, увеличилось число палестинских политических заключенных в израильских тюрьмах, увеличилось количество бомбардировок палестинской территории. Тот, кто хочет мира на самом деле, ведет себя по-другому. Я заявляю, что мы, правительство Палестины в секторе Газа, не против того, чтобы построить мир с Израилем на основе границ 1967 года, заключить долгий мир, а потом посмотреть, что из этого получится.

— То есть вы готовы признать Израиль как партнера в политическом процессе?

— Вначале мы должны восстановить Палестинское государство в границах 1967 года, а потом посмотрим, какие долгосрочные соглашения мы будем способны заключить с Израилем.

— Способны ли палестинские ключевые партии договориться между собой?

— По поводу перемирия между ФАТХ и «Хамасом» хочу сказать, что мы проделали огромный путь и совершены важные дела на этом пути. Они чуть было не подписали так называемый «египетский план», и это доказывает, что между палестинскими партиями возможны коалиции и соглашения, приводящие к миру. Но, к сожалению, правительство США и правительство Израиля оказывали на Махмуда Аббаса (президент Палестинской национальной администрации, лидер движения ФАТХ. — «Известия») огромное давление для того, чтобы он не подписывал этот документ, касающийся перемирия между ФАТХ и «Хамасом».

Они угрожали Махмуду Аббасу остановить всякую помощь Палестине, в особенности финансовую, если он подпишет соглашение. Нетаньяху дал Аббасу небогатый выбор: «Либо мы, либо перемирие с «Хамасом»!». К сожалению, Израиль не хочет никакого мира и всячески препятствует его заключению. Поэтому мы настаиваем на палестинском перемирии. Это стратегическая цель для палестинского народа.

Дай Бог, после Курбан-байрама будут продолжены с помощью египтян встречи между ФАТХ и «Хамасом». Мы приветствуем любые усилия Российской Федерации по поддержке Абу-Мазена (Махмуда Аббаса) в его желании достичь перемирия между ФАТХ и «Хамасом». Мы просим российское правительство продолжить консультации с Махмудом Аббасом и продолжить поддержку его усилий на пути к миру.

— Доктор Хания, что значат для Палестины отношения с Россией?

— Во имя Аллаха, милостивого и милосердного! Прежде всего я хочу поблагодарить руководство Российской Федерации и подавляющее большинство россиян за ту поддержку, которую они выражают палестинскому народу, и за конкретную помощь в виде лекарств от рака, которые привезла ваша делегация (вместе с российским исламским фондом «Солидарность», который привез лекарства от рака. — «Известия»).

У нас есть хорошая связь с правительством, с МИД России, и мы уверены, что Россия всегда будет рядом с народом Палестины как член Совета Безопасности, как настоящий тяжеловес на международной арене. Наша уверенность, в частности, проистекает из позиции России во время парламентских выборов в Палестине, когда, несмотря на беспрецедентное давление со стороны США, Израиля, да и ряда других стран, Россия признала открытость и демократичность наших выборов и поддержала легитимность их итогов.

Прошу вас передать и президенту Медведеву, и премьеру Путину, и министру иностранных дел Лаврову, что я лично, как премьер-министр Палестины, приглашаю их в Палестину, в сектор Газа. Если российская делегация на правительственном уровне приедет сюда, то это будет настоящим крушением жестокой и бесчеловечной блокады сектора Газа.

Автор: Максим Шевченко

Комментарии 0