Общество

Из королевства на адаптацию

Комиссия по адаптации бывших боевиков к мирной жизни заседала в понедельник тридцать первого у первого вице-премьера Ризвана Курбанова. После почти трёхмесячного перерыва. Рассматривали заявление несостоявшегося гражданина Бельгии – дагестанца Беслана Бациева.

Первое заявление от родных 30-­летнего уроженца Хасавюрта Беслана Бациева поступило на рассмотрение комиссии ещё в феврале этого года. Скрываясь от российского правосудия, последние 9 лет он вместе с семьёй жил в Бельгии. Работает на одном из предприятий по производству молочных продуктов. Бациев находится в международном розыске по статье 208 (участие в НВФ). Зимой комиссия заслушала его посредством видеосвязи Skype.«Я никогда не брал в руки оружие, и, если мне предоставят возможность, хотел бы вернуться домой, к родным, вести нормальную жизнь, работать и обеспечивать свою семью. Я никогда не участвовал в боевых действиях. Просто готовил им еду. Я никого не убивал и не собирался убивать», – сказал тогда «бельгиец».

Комиссия единогласно приняла решение ходатайствовать перед правоохранительными органами, чтобы после возвращения Бациева не арестовали, а глава МВД Абдурашид Магомедов подтвердил готовность его ведомства к адаптации бывшего члена диверсионной группы.

И вот, спустя полгода Бациев приземлился в московском аэропорту, где его встретили двое сотрудников МВД Дагестана и привезли в республику.

После выступления Ризвана Курбанова все члены комиссии вроде бы были готовы выслушать самого Бациева и завершить процедуру… Но… Неожиданно заговорил руководитель Следственного управления СК РФ по республике Алексей Саврулин: «По действующему УПК он должен быть доставлен к следователю и взят под стражу. Его должны водворить в ИВС. Причём незамедлительно», – озадачил всех Саврулин.

Курбанов попытался объяснить ему, что решение Комиссии по Бациеву было совершенно правильным и принималось при непосредственном участии бывшего руководителя СУ СК по РД Касумбека Амирбекова. Однако нынешний главный следователь республики вообще поставил под сомнение правомерность решения своего предшественника: «Никто из нас не видел дела, и мы входим в обсуждение. Вот это самое удивительное. Дела не знает ни Амирбеков, ни кто-либо другой. Допустим, мы примем решение не заключать его под стражу, а вдруг окажется, что он совершил тяжкое преступление. Что тогда? Тогда вся комиссия окажется в очень неудобном положении».

В итоге решили выслушать самого Бациева. Он повторил ровно то, что говорил зимой. Это слегка вывело из себя начальника УФСИН по РД Муслима Дахаева (сидел напротив него): «В какой части республики действовала ваша группа?»

– Я не помню.

– Я вашу группу хорошо знаю. Почему ты не говоришь, что действовали у сёл Тухчар и Гамиях?

– Я помню, мы были в лесу.

Вопрос министра по национальной политике, делам религий и внешним связям республики Бекмурзы Бекмурзаева вообще загнал Бациева в тупик. «Какую мотивацию выезда из страны вы назвали миграционной службе Бельгии?», – спросил министр. «Я сказал, что меня могут преследовать», – ответил Бациев. «Не знаем, что вы там сказали, но это не очень хорошо отразилось на репутации нашего государства», – обрубил Бекмурзаев. Его в зале мало кто понял.

На заседании выступили мать и дядя Бациева: «Мы хотим забрать его. Думаем, что он осознал свою вину. Надеемся, что его судьба решится хорошо. Надеемся на справедливость».

После закрытого обсуждения вопроса Комиссия приняла решение ходатайствовать перед следственными органами республики об избрании в отношении Бациева меры пресечения, не связанной с заключением под стражу.

Автор: бу Мухаммад аль-Хварши, Надира Исаева

Комментарии 0