События

Имама Нового Уренгоя заставили покинуть Россию

(На фото: имам Нового Уренгоя Мухаммад Акбаров в Стамбуле)

Имам Нового Уренгоя Мухаммад Акбаров, обратился к читателям через свою страницу Фейсбук сообщив что его заставили покинуть свой пост и даже уехать. В 2010 году был убит его отец, Исамитдин Акбаров, ранее занимавший должность имама "старой" городской мечети Уренгоя, киллеров до сих пор не нашли. В 2015 году власти города варварски снесли "старую" мечеть "Нур Ислама" в которой прихожане молились на протяжении 15 лет, а община которой была самой крупной на севере страны. 

Редакция "ГИ" публикует полный текст обращения: 

Ассаляму алейкум!
Я искренне извиняюсь перед уренгойскими мусульманами, что уехал не попрощавшись. Общеизвестно, что имамом меня назначил не только муфтият, но и сами мусульмане города. Поэтому я считаю долгом перед вами публично во всем объясниться.

Говорю по прошествии долгого времени и по причине неуверенности в том, вернусь в Уренгой или нет. Начну с самого начала.

Во-первых, после назначения на должность имама в 2011 году я публично объявил о своих целях и методах для их достижения, среди которых главным было обучение прихожан основам их религии. Я хотел, чтобы каждый мусульманин и члены их семей научились читать Коран. А для тех, кто стремился к остальным знаниям, это было их личным делом. В течение 5 лет более 500 человек научились читать Коран, по крайней мере, столько людей сдали мне экзамен по чтению. Также научились основам намаза и тому, что упомянуто выше и это ответ тем людям, которых интересовало, чем же мы заняты в мечети после молитвы, оставаясь дополнительно. Было более 1200 уроков по 20 минут до Иша (публично, в микрофон), более 100 хутб было проведено в течение 5 лет и, если из этих уроков у вас не записано что-то, то я уверен, что у наших сотрудников спецслужб записи найдутся в высоком качестве, как я понял это позднее. Также могу уверенно сказать, что в моем призыве я не нарушил рамок установленных муфтиятом. В течение моей работы никаких вопросов и замечаний не возникло ни у муфтията, ни у сотрудников по моей работе - я это спрашивал практически ежемесячно и они всегда относились положительно к моей деятельности. Если мои уроки расценивались как экстремистские, то давно я и мои прихожане были в тюрьме. Поэтому могу спокойно говорить об этом: ни в моих действиях, ни в моих уроках не были ни капли терроризма или экстремизма.

Во-вторых, я, как имам, часто встречался с сотрудниками спецслужб, иногда два раза в неделю. Вот тут-то часто возникали проблемы. И часто были вопросы: имена, отчества людей, которые приезжали на месяц - два (вахтовиков), или где работает или вопросы о тех или иных лицах, которых подозревали в чём-то. Я на эти вопросы никак не мог ответить, так как действительно не знал в подробностях, кто и чем занят, а знал всего лишь, как говорится, в лицо, тем более где они работали, я не мог сказать.
Но также могу добавить, что быть имамом и быть сотрудником спецслужб - это разные профессии, и две эти профессии не поместятся в голове одного человека. Например, в нашей работе неприлично спрашивать подробности у людей, тем более подозревать в чём-либо, даже если в мечеть пришёл очень плохой человек.

Но это не главная причина, я вынужден назвать ситуацию, о которой никогда не говорил, не для того, чтобы вы меня жалели, а чтобы были в курсе того, что происходит. Для этого вы должны меня узнать поближе. Мой отец покинул этот мир в 2010 году. После его смерти мне пришлось кормить, одевать, обеспечивать 14 человек - они все были членами моей семьи. Тогда мне было 27 лет, я до этого никогда и нигде не работал. Я мог только учиться и читать. Я был обычным выпускником университета. Первые 3 месяца после смерти отца вроде была хорошая помощь... а потом моё финансовое положение напоминало отрывок из грустного фильма. Также были периоды, когда по полгода не получал заработную плату. Естественно, мне было не до того, чтобы после прочтения намаза бежать к людям и узнавать о них: их имена, фамилии, зачем они приехали, чем занимаются и так далее. Я выполнял свои обязанности имама, а остальное время посвящал тому, чтобы обеспечить свою семью, дети росли и росли их потребности - это все было моей внутренней семейной проблемой. Теперь вернёмся к нашей теме. Когда наши сотрудники поднимали вопрос о войне в Сирии или ещё где-нибудь, я выглядел как ничего не понимающий дурак, так как я этим не интересовался. Для них это было подозрительно: как может человек, который несколько лет учился в Саудии, знающий арабский, не знать об этой ситуации. Сотрудников не интересовало, что творится у меня в семье, им лишь нужна была информация для отчетности, и это не их вина, у них такая работа.

Люди не знали, что со мной, потому что я не говорил об этом, а они знали меня как улыбающегося имама. И теперь я вам скажу, о мусульмане и сотрудники, в течение 6 лет у меня дома было тяжелое жизненное положение, особенно когда мои братья и сестры спрашивали деньги на еду, одежду или жилье, я не мог помочь им всем сразу, и им приходилось ждать, это было для меня серьезное испытание. Я понимал, что они были слишком малы для работы. Поэтому у меня не было сил. Конечно, мы будем делать дуа за всех, чтобы был мир, но времени на обсуждение не было, так же как и не было времени узнавать мнения людей.

У меня на протяжении 10 лет не было телевизора. Там одни печальные новости, по крайней мере, мне так кажется. Мне было достаточно проблем новоуренгойских мусульман. Если я мог разрешить их семейные проблемы или какие-либо разногласия и научить их обязанностям религии, то я считал себя счастливым. У нас на Ямале 15 мечетей, что означает 15 имамов, я даже не знаю имена всех.

Итак, когда в очередной раз я сказал, что не знаю о ком и о чем идёт речь, московское начальство наших сотрудников приняло решение. Как я понял, по их сведениям, за последние 6 лет уехало 8 человек, и двоих из них я знал. Да, возможно, я и знал, и то только здоровался с ними, но я также здоровался в Уренгое с порядка 5.000 людей. В нашу мечеть в неделю приходило около 3 000 прихожан, ежедневно около 300 и каждую неделю количество прихожан увеличивалось. Они украшали мечеть своим присутствием.
Если вы ставите на одну сторону весов 8 человек, и из них 2, которых я знал, то будьте справедливы, на другую сторону поставьте 5.000 законопослушных мусульман. Также добавлю, что Уренгой среди всех остальных российских городов является одним из самых спокойных. В наше время в России во многих многодетных семьях есть, мягко говоря, неблагополучные дети, а вы из 1000 за 1 осуждаете. Я всегда отвечал 99% наших прихожан. Ни я, ни другие имамы, ни прихожане не поддерживали экстремизм, и, тем более не имели никакого отношения к какой-либо войне, они всегда помогали Новому Уренгою деньгами, какими-то идеями, помогали бороться с наркотиками, помогали дому престарелых, многие об этом не знают, в связи с тем, что не все могут афишировать свои благие поступки по тв и радио...

В-третьих, у меня дома был обыск, насколько мне известно, обыски проводят только у подозреваемых. Из 1000 книг, которые у меня есть, забрали только одну и много электронных устройств. После обыска отвели в кабинет сотрудников, они рассказали, как мне быть дальше. Предложили мне несколько вариантов и сказали, что самый лучший вариант для них, уренгойцев и прихожан - если я покину Ямал. Это, конечно, было для меня как снег на голову. Я был удивлён и спросил, ведь вы никогда не имели претензий к моей работе, в том числе и неделю назад все было хорошо. Два сотрудника из разных отделов ответили мне тем, что и на данный момент не имеют претензий, но все равно мне необходимо покинуть Ямал или уехать в Европу . Они аргументировали это тем, что там у меня есть родственники. Я был удивлён информацией, откуда у меня в Европе родственники я не смог понять. Я все же поинтересовался, почему было принято такое неожиданное решение и они сказали, что это решение "сверху". Ну раз сверху, то им виднее, решил я, так как тем, кто «сверху», доказывать что-либо о своих правах бесполезно. И решил принять их веление с миром, но куда мне уехать я все же решу сам. И этому всему был назначен срок. Мы все когда-нибудь уедем из Уренгоя, я же уехал немного раньше.

После этого я пришёл домой и у меня все кипело внутри. Я не мог понять, что же было не так, почему… Я не мог уснуть до утра... Но вдруг будто кто-то напомнил мне слова Вараки ибн Науфаля, когда к нему пришла его племянница. Я встал перед зеркалом и сказал себе: «Ты никто по сравнению с ним (ﷺ)».
Я взял свой чемодан и покинул город, это напомнило мне, что когда-нибудь мы покинем эту дунью также. Тогда даже этот чемодан не сможем забрать.

В-четвёртых, о мои многоуважаемые прихожане, я не смог проявить своё уважение к вам должным образом. Наверное, если у священника или у раввина были такие прихожане, как вы, им уже давно вручили ордена и награды. Все, что я смог сделать для вас - это немного научить вас основам религии.
Теперь мой завет вам: берегите, уважайте и любите друг друга и не бросайте учебу. Без знаний невозможно развитие. Я вас полюбил после того, как побывал во многих жизненных ситуациях. Как говорил один мудрец: "Искренне любящим людям расстояние не имеет значения". И моя искренняя любовь к вам будет напоминать мне о вас в моих молитвах, да убережёт вас Аллах, как уберёг своих искренних рабов, и поселит вас в Фирдаусе, с пророками, сподвижниками и всеми богобоязненными людьми.

Многие задавали вопросы о моем текущем положении, поэтому я решил о себе коротко рассказать. Я уехал в Москву на следующий день после обыска, чтобы искать себе работу. До этого мне несколько раз предлагали в Москве хорошую работу. Но я приехал не вовремя и меня попросили 3-4 месяца подождать или работать в их филиале, который находится в Турции, так как там есть вакантное место. И я принял решение, что вместе того, чтобы ждать 3-4 месяца, лучше работать, и поэтому в тот же день улетел в Стамбул. В данное время учусь в одном из образовательных центров Стамбула и работаю после обеда. Если с работой не получится, то вернусь в Москву ин ша Аллах. Мои чувства о Стамбуле после Уренгоя такие же, как у рыбы, которая после аквариума попала в океан.
Я на том же номере, но во время учебы телефоном категорически запрещено пользоваться, а потом работа. Поэтому до 22:00 бываю занят. Я никуда не исчез и не пропал, просто немного поменял обстановку. Учусь, работаю и в это время не могу брать телефон.

P.S. О наших мунафикъах. Вам спасибо, от ваших поступков получил огромный урок, даже иноверцы не могли меня такому научить. Без вас жизнь была бы тоскливой, да воздаст вам Аллах по вашим заслугам.

С уважением, бывший имам ЦДУМ г. Новый Уренгой Акбаров Мухаммад Исамутдинович.

Комментарии 1