Политика

Новый Цезарь. Кто будет Помпеем?

Консенсус основной массы экспертов, особенно к концу выборной гонки, твёрдо сводился к ставке на Хиллари Клинтон. Люди по своим ментальным привычкам консервативны до глупости. Не трудно сообразить, что если истеблишмент допускает публичный скандал такого масштаба как Трамп, то не для того, чтобы в конце заявить: «это были учения, спасибо за службу, все свободны». Издержки от незавершённости скандала были бы гораздо серьёзнее, чем любой слом политического шаблона. Если Трамп был допущен на политическую сцену, значит он должен был выиграть.

Но рассуждения такого рода всегда кажутся словоблудием и «субъективизмом» до тех пор, пока не оборачиваются реальностью. А тогда уже «поздняк метаться!»

Итак, что означает Трамп для мира? Прежде всего, его появление в роли первого лица мирового жандарма означает тяжелейший удар по перспективам Либерального клуба, по либеральному глобализму. Фактически это начало развала той матрицы, которая кристаллизовалась после окончания Первой мировой войны.

Процессы, идушие внутри и вокруг США, диалектичны. Соединённые Штаты встали на ноги как сверхдержава именно благодаря тому, что позиционировали себя в роли штаб-квартиры мирового либерализма. Весь идеологический спектр американской цивилизации справа налево — это радуга либерализма. Одна из задач, стоящих перед Трампом в качестве президента США — лишить Америку этого статуса.

Трамп это фигура, которая будет играть объективно в интересах Традиционалистского клуба. Не потому что он к нему принадлежит каким-то боком, а потому что он преследует собственные персональные амбиции. Трамп хочет быть Цезарем, диктатором Соединённых Штатов. Ему абсолютно наплевать на историческую дихотомию американского истеблишмента. Своими корнями, своей, как говорили в 30-е годы, «психоидеологией» он принадлежит социальной макрогруппе «белой швали» (white trash). Это люмпены с комплексом мачо и большим ресентиментом относительно мира. Такой подход у политика принято называть «популизмом». Цезарь был популистом, но в отличие от Трампа не был частью римского люмпениата.

Поскольку Трамп преследует собственные цели, не связанные с интересами правящей верхушки США, он будет стремиться расширить пространство для манёвра, даже ценой социально-политической дестабилизации. Понятно, что с первых же дней своего президентства он войдёт в конфликт с законодательной ветвью власти — Конгрессом и Сенатом США. Единственным ответом на это может быть только «раскачивание лодки». Трамп неизбежно будет вести американское общество ко второй гражданской войне, сознательно или нет. Последнее не принципиально.

Проблема мира в этом случае заключается в том, что оппоненты американской империи — это оппоненты «понарошку». Ни Китай, ни Россия, ни Иран (последний с оговорками!) не имеют законченного дискурса, который позволил бы им возглавить мировой антилиберальный проект. Элиты Китая и России не самостоятельны, они выпестованы десятилетиями тайного и явного сотрудничества с Вашингтоном. Что же касается клерикального традиционалистского Ирана, игра против даже разваливающихся Штатов ему, что называется, «не по массе».

Американцам удалось после краха соцлагеря добиться того, что их совокупный противник состоит из недосубъектов, стоящих на коленях на фоне ни к чему не обязывающей антизападной риторики.

Теперь, когда США утратят способность железной рукой править монополярным миром, неизбежно возникнет вакуум. Было бы смешно предполагать, что со стороны риторических антизападников не последуют телодвижения по эксплуатации этого вакуума. Но ещё смешнее было бы ждать, что эти движения будут носить цельный, последовательный и успешный характер.

Таким образом, объективно крах «монополюса» приведёт к формированию традиционалистского мирового правительства, которое снова станет опираться на Европу, как на свой технологический и организационный ресурс. Много говорят о том, что Европа прогнила, лишилась пассионарности, стала «третьим полом» и прочее. Всё это верно, может быть, только наполовину. Но у Европы есть главное: две с половиной тысячи лет философии, интеллектуальные технологии, которые являются более эффективным оружием, чем все «Першинги» и «Искандеры» вместе взятые. Разумеется, традиционалистские элементы второго и третьего миров будут и на этот раз, также, как и в начале колониальной эры, «задрав штаны бежать за комсомолом», то бишь, за старой европейской аристократией, окормляемой высшим жречеством. И весь этот расклад будет так или иначе невольно обеспечиваться Трампом, стремящимся, по видимости, только к собственным целям.

Российские правящие круги давно предлагают себя по образцу Николая Первого в охранители и жандармы, в первую очередь против Ислама. Однако сегодняшняя Россия в сравнении с окружающим миром гораздо слабее, чем была николаевская Россия в тогдашней ситуации. У неё нет ни организационного, ни человеческого, ни технологического ресурсов. Даже таких сомнительных, которыми располагала петербургская монархия в Крымскую войну.

Китай цивилизационно не способен влезть в калоши мирового жандарма, и фактически никогда даже не пытался это сделать. У Ирана есть в этом плане богатое «криминальное дело», начиная с Ахеменидов. Но уже пару тысячелетий, как эта когда-то великая держава превратилось в весьма скромное по своим возможностям национал-государственное образование. Поэтому на мировой сцене останутся только две силы: традиционалисты и радикалы. Традиционалистское мировое правительство и альтернативное мировое правительство политического Ислама.

Это означает, что вторая гражданская война на территории США выйдет за их пределы и разрастётся до масштабов мировой гражданской войны.

Комментарии 0