Их нравы

Мыльный пузырь Семена Багдасарова. Книга из серии «Дилетанты обо всем»

Недавно издательство «Э» опубликовало книгу Семена Багдасарова «Ближний Восток: вечный конфликт», широко разрекламированную автором, который претенциозно представляет ее в подзаголовке как «история борьбы за веру и власть от Византийской империи до Исламского государства (ИГ запрещена в РФ)». Может быть, книга не привлекла бы нашего внимания, если бы автор не заявлял в ней о себе как об «известном востоковеде».

Книга не может не вызвать недоумения у всех, кто мало-мальски знаком с рассматриваемым предметом. Создается впечатление, что автор лишь недавно и понаслышке получил крайне поверхностное представление о некоторых хрестоматийных фактах, но почему-то загорелся мыслью поделиться этим с другими через книгу, в полной уверенности, что больше никто этого не знает. Тривиальность здесь соседствует с безответственностью. И главное — в книге полно ошибок, неточностей, нелогичных заключений и неприличного бахвальства. Приведем некоторые примеры.

Чего стоит одно утверждение о том, что в Ливане «процентное соотношение мусульман и христиан почти равное, хотя мусульман все равно больше» (с. 11). А что можно сказать о том, что двоюродный брат Пророка («шейх Али») считается его «прямым потомком» (с. 12)? Это дети Али бин Аби Талиба, благодаря женитьбе на дочери Пророка Фатиме, действительно, были его потомками. Али лишь принадлежал к Дому Пророка, т.е. семье. А «у суннитов существуют четыре мазхаба – направления, которые считаются наиболее распространенными» (с. 15). Какие же еще мазхабы существуют «у суннитов», пусть хоть и менее распространенные? Совершенно неверно утверждение, что салафизм был создан на основе «ханбалидского» мазхаба (с. 10). Ни в какие научные рамки не укладывается вывод о том, будто противостоящая Али часть общины «выступала за то, что властью должны руководить (!) четыре праведных халифа» (с. 13). Двенадцать имамов у шиитов, оказывается, принадлежали к «династии Алидов, или Фатимидов» (с. 15). Автор вообще не утруждает себя поиском терминов, адекватных описываемым им фактам и феноменам. Например, он называет «ваххабитский ислам, который исповедуется на территории Саудовской Аравии», ересью (с. 72), хотя такое понятие для анализа ислама неуместно.

Мы также узнаем из книги, что «гений Ататюрка заключался в понимании того, что либо в Турции будет сформирована единая нация, либо все это плохо кончится» (!) (с. 165). Несмотря на гениальность великого реформатора, ему, оказывается, построить нацию не удалось, и только «в определенный момент ближайшее окружение Эрдогана начало шерстить (!) с целью узнать, сколько среди них денмё (т.е. евреев), и попутно (!) выяснилось, что в стране приблизительно половина населения – не турки» (с. 164). Слава Богу, хоть попутно, наконец, выяснили.

Книга «Ближний Восток: вечный конфликт»

Незнание ислама приводит автора не просто к неточностям, а к грубым фактическим ошибкам. Вопреки заявлению автора, современный исламский радикализм был воссоздан в Египте не в 1940-х гг. Хасаном аль-Банной (с. 74), а значительно раньше. С. Багдасаров безнадежно путает египетский образовательный и исследовательский центр «Аль-Азхар» с Ведомством фетв (Дар аль-Ифта) Египта. Почему-то он вообразил, что вердикты о смертной казни в стране согласовываются с ректором университета «Аль-Азхар» (с. 99). На самом деле смертные приговоры в Египте утверждает Верховный муфтий, возглавляющий Ведомство фетв. При этом автор ошибочно считает, что «Мохаммед Сайед Тантави» (!) якобы был ректором указанного университета (с. 99). В действительности в конце своей жизни Мухаммад Сейид ат-Тантави занимал пост шейха «Аль-Азхара», а отнюдь не его ректора.

Подобных несуразиц в книге не счесть. При этом они часто сдобрены ссылками на некий богатый личный опыт автора. К примеру: «Крайние шииты – это как раз самая толерантная религия, какую я когда-либо встречал» (с. 16). Наверное, также личный опыт позволяет «встречавшему много религий» автору заключить, что хотя «Омар Хайям известен как любитель вина, но на самом деле он больше пил ячменную водку». Именно любовью к водке автор объясняет то обстоятельство, что поэт «в последний раз женился в 70 с лишним лет на 13-летней девушке» (с. 17).

По незнанию автор сообщает, что манихейство – это религия (с. 42), хотя в любом учебнике по истории мировых религий указано, что это еретическое учение, ересь или, в лучшем случае, синкретическое религиозное учение. А алавиты, конечно, порадуются, прочитав, что они делятся на «поклоняющихся свету» и «поклоняющихся тьме» (с. 24).

Автор умудрился переврать все термины и названия, не удосужившись заглянуть хотя бы в Википедию. Хариджитов он называет «хареджидами» (!), ханбалитов «ханбалидами», сирийский город Телль-Абьяд — «Тель-Абиядом», а другой, уже широко известный сирийский город Джараблус — повсеместно «Джальбрусом» (!).

Автор вроде бы симпатизирует курдам, но, как выясняется, не всем. С одной стороны, он даже призывает к тому, чтобы Россия поддержала национально-освободительную борьбу Рабочей партии Курдистана в Турции, и утверждает, что Россия «имеет полное моральное право» вооружить турецких курдов самым современным оружием (это каким же, интересно знать?) (с. 188) и что он «много раз говорил, что надо работать с курдами» (!). С другой стороны, он сильно недолюбливает иракских курдов. Он, оказывается, порадовал премьер-министра Иракского Курдистана сообщением, что держал в руках диссертацию его деда, Мустафы Барзани, но язвительно замечает: «хотя думаю, что ему все равно – он очень богатый человек и давно забыл, кем был его дед» (!) (с. 209).

Но что говорить о «забывчивых» иракских курдах, когда другим народам повезло в книге гораздо меньше. Автор призывает нас помнить, что «для турок характерна весьма специфическая психология – если хоть раз покажешь им слабину, они тут же сядут на шею (интересно чью – свою или нашу) и передавят» (с. 197). Вывод автора прост – «надо бить их по самому уязвимому месту», но это место у них вовсе не шея, а курды. Вообще в своей книге самозваный востоковед С. Багдасаров умудряется оскорбить многие народы Востока.

Не в меньшей степени удручает и раздел «Христианство – история и современность». Он претенциозен и вызывающе неграмотен. Вот некоторые примеры.

В православной России, где уже более двадцати лет существует массовое паломничество на Ближний Восток, в Иерусалим, вряд ли кто согласится «считать этот регион территорией ислама» (с. 41).

REUTERS/Dado Ruvic

«Самое интересное, что изначально Павел был гонителем христианства», пишет автор (с. 43) о своем «открытии», давно известном миллионам людей.

Иисусу Христу автор посвятил одну строчку, поскольку, по его мнению, «реальным создателем христианства» был апостол Павел (с. 46). Такая точка зрения существует в протестантских кругах. Православная (и католическая) точка зрения такова: Павел – один из апостолов, автор ряда апостольских посланий, включенных в канон Нового Завета.

Христианство было создано Иисусом Христом, Сыном Божиим как религия Божественного откровения и спасения людей. Его истины были открыты ученикам Христа – двенадцати апостолам, которые были свидетелями земного служения Христа. Рассуждать о христианстве без Христа – это означает совсем ничего не знать о предмете.

Называть христианство «маленькой иудейской сектой» (с. 42) – опять-таки означает не иметь элементарного представления о Ветхом Завете и Новом Завете, их значении и соотношении между ними в Христианстве. Назвать «формулой христианства» слова апостола Павла: «… нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Колоссянам, 3:11) – личное «открытие» автора.

Чудо явления Павлу, еще Савлу, Бога автор просто называет «несчастным случаем» (с. 43), после чего Павел уверовал и «начал, скажем так, изучать христианство совсем с другой стороны» (с. 45). Не иначе как кощунственной пародией такое описание назвать нельзя.

Секта павликиан, а не «радикальное движение» зародилась не в IX в. (с. 56), а в VII в. и просуществовала до X в.

Император Константин Миланским эдиктом отменил гонения на христиан не в 315 г. (с. 46), а в 313 г., тогда же христианство стало превращаться в государственную религию, но вовсе не было ею «объявлено в 325 г.» (с. 46).

«Первый серьезный раскол» в христианстве произошел не в 451 г. и не «на Халкидонском соборе» (с. 48), а в 320-е гг. из-за ереси арианства и был преодолен в 325 г. на первом Вселенском соборе; а на четвертом Вселенском (Халкидонском) соборе в 451 г. была осуждена ересь монофизитства.

«Великий раскол» в 1054 г. произошел не по «политическим мотивам», якобы из-за того, что «на бывших территориях Западной Римской империи усилилась роль различных германских племен и союзов» (!) (с. 49), а по разным каноническим и догматическим разногласиям, к которым добавились и личные амбиции глав Церквей.

Автокефальные Церкви для автора почему-то стали «так называемыми» (с. 48), причем он уверенно пишет, что все современные православные церкви существуют «во главе с патриархом Константинопольским Варфоломеем I, который и обладает правом давать Церквям автокефалию» (с. 48). Автор спутал патриарха Вселенского и папу Римского. В отличие от Римско-Католической Церкви, единоличным главой которой считается папа Римский, во Вселенской Православной Церкви все Церкви, входящие в нее, самостоятельны и равноправны, у каждой свой глава – патриарх.

Повсюду идет «непереваренный винегрет» поверхностной информации из Интернета. Автор отождествляет «сирийскую общину» в Ираке (под таковой понимается община современных сирийских арабов) с ассирийцами (с. 50), Византийскую империю называет «ближневосточное государственное образование» (с. 55) – с таким же успехом Римскую империю, имевшую территории в Северной Африке, можно назвать «африканским образованием».

REUTERS/Ahmed Saad

«В общем, могу сказать…» (с. 56) с апломбом и самоуверенностью дилетанта рассуждает автор, обрушивая на бедного читателя мешанину верной и неверной информации, достоверных и ложных фактов, правильных мыслей и произвольных авторских фантазий – а речь идет об истории христианства. Отдельные факты у автора есть, знаний нет. Говоря словами святителя Феофана (Говорова), автор здесь «просто пустомеля», а на кого он имел влияние – «те просто ротозеи».

Через всю книгу красной нитью проходит навязчивая претензия автора на обладание истиной в последней инстанции: он высокомерно поучает все ведомства, предлагая незатейливые решения самых сложных проблем региона. Плохо в Йемене? Но там же много тех, кто учился в наших военных академиях, в том числе в исламистских «военизированных (?) структурах»! «Мы могли бы восстановить свои связи с ними и использовать их для того, чтобы развалить “Исламское государство” изнутри и ликвидировать». Не развалили мы его изнутри? Значит, «это грубый просчет с точки зрения как нашей национальной безопасности, так и экономики» (?) (с. 267).

Автор поучает и государства региона, например, Израиль. Плохо друзам в Сирии? Тогда «может быть, выход в использовании авиации для отрядов самообороны друзов? Или в формировании войсковых частей из друзов, которые пересекут сирийско-израильскую границу и пойдут на помощь тамошним друзам?». Исламисты боятся атаковать друзов, уверяет автор, «ведь их боевой клич – “Встретимся во чреве матери!”» (?) (с. 152).

Читателю настойчиво внушается мысль о том, что только автор глубоко понимает Ближний Восток. Там, делает он глубокомысленное открытие, «зачастую вероисповедание определяет нацию». И далее идет пояснение: «Вот алавиты – они арабы? Если вы скажете “да”, не пытайтесь повторить это где-нибудь в Сирии: услышите в ответ много эмоциональных высказываний» (с. 150-151).

Не дай Бог кому-нибудь воспользоваться советами автора «где-нибудь в Сирии», назвав неарабами алавитов, которые стоят во главе панарабской партии «Баас», чей лозунг: «Единая арабская нация, носитель вечной миссии!». Вот тогда уж вы точно услышите «много эмоциональных высказываний».

Россия, оказывается, неправильно ведет себя и в Ираке. При этом сначала автор утверждает, что «сила, которая реально противостоит боевикам ИГ в Ираке – это шиитская милиция» (с. 111). Однако за этим следует иное поучение: «Если делать ставку на кого-то, кто может реально воевать, правильно было бы поставить на курдов». И снова все тот же рецепт: «Но Российская Федерация не поставляет оружие Иракскому Курдистану, хотя могла бы это делать» (с. 112). Так, как это делают «Люксембург... и Бог знает кто еще».

Вот так взять и поставлять оружие регионам иностранного государства в обход его правительства! А у нас, сетует С. Багдасаров, – ну просто безобразие! – «замминистра иностранных дел РФ встречается с Масудом Барзани и дарит ему книгу о курдах, изданную на деньги “Газпромнефти”. Это, между нами говоря (?), какая-то мелкотравчатость» (с. 112). Заметим, что на проходившей в Эрбиле внушительной презентации написанной большим коллективом российских востоковедов книги, в которой из многих архивов тщательно собраны уникальные старые фотографии курдов, сделанные русскими учеными путешественниками, учеными, фотографами в XIX – начале XX вв., присутствовала вся местная общественность. М. Барзани, осматривая выставку фотографий из этой книги, по свидетельству присутствовавших ученых, даже прослезился. А выступление перед собравшейся в зале огромной аудиторией замминистра М.Л. Богданова, по отзывам присутствовавших, произвело на нее неизгладимое впечатление.

REUTERS/Vadim Savitsky

Здесь С. Багдасаров как всегда в привычной для него беспардонной манере обрушивается с критикой на наше внешнеполитическое ведомство, вероятно, не имея малейшего представления о напряженной работе российских дипломатов на Ближнем Востоке. Вместо этого бывший депутат призывает их слушать его безответственные рекомендации и озвучиваемые им тривиальные истины. К примеру, он с чувством собственной значимости пеняет им: «Много раз я говорил, что надо работать с курдами. И с иракскими, и с сирийскими» (с. 226). Действительно, какое важное открытие! Дальше идет перечисление и многих других сил, с которыми, в чем автор зачем-то хочет убедить читателя, якобы никто «не работает». Безумное бахвальство автора везде просто зашкаливает. Все будет хорошо, если прислушаются к его советам, этот дилетант выше всех – и дипломатов, и специалистов, и вообще государства.

Вот еще одно большое открытие: «Могу сказать, что, в отличие от некоторых глубоких теоретиков, я довольно часто непосредственно общаюсь с аравийскими “товарищами”, и у меня сложилось вполне приятное впечатление о них. Они умные люди» (с. 227). А что, разве наши «теоретики» считают всех аравийцев дураками? Кстати, интересно, на каком языке автор так часто «непосредственно» общается с аравийцами? Но в упоении самовлюбленностью автор, видимо, просто не понимает смехотворности своего не знающего границ яканья.

От автора попало не только заместителю министра иностранных дел, но и другим нашим дипломатам. «Так, может, хватит нашим посольствам бездельничать!» – с пафосом восклицает всезнающий С. Багдасаров, выдавая очередную порцию смешных поучений (с. 101). (Если уж кто здесь и бездельничал, так это издательский редактор данного опуса.)

Достается от него в книге и нашим мусульманским деятелям: «В России 83 муфтията, между которыми существуют трения и разногласия, так что об общепризнанных авторитетах в таких условиях говорить не приходится» (с. 102). Вывод автора таков – учиться нашим мусульманам надо за рубежом (!), но под контролем государства.

Говоря об Иране, С. Багдасаров проявляет недовольство тем, что он скоро превратится в «сильную мощную страну», которая «со временем начнет с интересом смотреть и на Южный Кавказ, и на Каспий, и на многие другие места» (?) (с.223). Совет автора для России опять обескураживающе незатейлив: «Хватит на чужом празднике плясать на одной ноге и говорить, что это и наш праздник тоже. Это не наш праздник. Это праздник американцев, Запада и Ирана» (с. 234).

Нравоучительные рекомендации даются Сирии. Автор глубокомысленно замечает, что «за основу примирения должен браться полиэтнический, многоконфессиональный фактор». И далее, вчитаемся внимательно: «Поэтому я часто ссылаюсь на Таифское мирное соглашение, благодаря которому Ливан... пока ухитряется держаться» (с. 145). Вероятно, автор имеет в виду систему этноконфессиональных квот, заложенных в Национальном пакте 1943 г.? Но с ним он, вероятно, не знаком, равно как и вообще с Сирией и Ливаном, о которых взялся писать. Прежде, чем предлагать сирийцам убийственный развал их страны через заимствование чужой квотной модели, автору следовало бы спросить об отношении к этому рецепту самих сирийцев. Честно говоря, непонятно, зачем заслуженному человеку, который, возможно, был хорошим танкистом и армейским политработником, обладая для этого необходимой подготовкой, но не имеет востоковедного и вообще гуманитарного образования, публично выставлять себя на посмешище. Ведь, как известно, то, что написано пером, не вырубишь топором. Это не talk-show.

Апофеоз книги — изложенный в заключении тезис о некоем «византизме», который будто является нашей национальной идеологией. Именно ей, оказывается, руководствовался Иван Грозный, «который увеличил территорию страны в 32 (!) раза». И удалось это потому, что «память предков не давала ему покоя» (с. 285). И главное: если бы «большевики и прочие деятели (интересно, кто они?) не устроили Октябрьскую революцию, была бы достигнута вершина византизма. То есть и Стамбул-Константинополь, и зона проливов – все должно было вернуться в лоно Российской империи как правопреемницы великого государства – Византийской империи» (с. 285).

Жаль, что весь этот бред подается широкому читателю как серьезная литература. И это совсем не безобидно. Интересующимся вопросами политики, религии и культуры стран Ближнего Востока, но зачастую неискушенным людям предлагают довольствоваться безграмотными и развязными разглагольствованиями человека, своей публикацией компрометирующего многовековые традиции российского востоковедения.

Александр Аксенёнок

К.ю.н., Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Александр Яковлев

Д.и.н., профессор МГУ имени М.В. Ломоносова

Леонид Сюкияйнен

Д.ю.н., профессор Высшей школы экономики

Комментарии 5