Их нравы

Двойные стандарты: Носик пиарится, мусульмане сидят

Российский сионист Антон Носик сегодня был осужден Пресненским судом Москвы за открытые призывы к убийству сирийских детей, то есть, ровно к тому, что сейчас делает Кремль.

Впрочем, ошибется тот, кто порадуется торжеству справедливости. Хотя силовики показательно кошмарили Носика реальным сроком в 2 года, в итоге тот отделался легким испугом в виде штрафа в 500 000 рублей.

Вряд ли это серьезные деньги для медийного дельца Носика, да и те, скорее всего, ему показательно компенсирует какой-нибудь состоятельный единоплеменный либерал. Кроме того, не исключено, что показательное привлечение Носика к ответственности за призывы как раз к тому, что и делает Кремль, изначально было согласованным шоу. И Носик, и Кремль получили пиар - один в качестве жертвы политических репрессий, второй таким образом продемонстрировал, как он защищает сирийских детей, конечно, не от своих бомб, а от призывов таких откровенных (!) маньяков как Носик.

Что же показало это дело? Что быть осужденным экстремистом - евреем и мусульманином в России далеко не одно и то же.

Лидер татарского национального движения Рафис Кашапов получил 3 года колонии, хотя в отличие от Носика не призывал никого убивать, а просто признал Крым территорией Украины, будучи в этом солидарным с международным сообществом. Столько же - 3 года получил лидер башкирского национального движения Айрат Дильмухаметов за статью, которая, видите ли, "содержит высказывания, побуждающие к принятию ислама, построению нового общества, государства, независимой от России республики башкир". О десятках людей, приговоренных к многолетним срокам за один факт принадлежности к исламским организациям, которые спокойно действуют в большинстве западных стран, мы вообще не говорим.

Все эти люди, мусульманские узники совести, сидят в суровых условиях, часто подвергаясь давлению, при том, что никого, тем более детей, в отличие от Носика они убивать не призывали. Носик же теперь внесет штраф (скорее всего, внесут за него) и будет в комфорте наслаждаться амплуа жертвы политических репрессий, образ которой ему будут создавать единоплеменные коллеги по цеху.

Ведь, как писал Джордж Оруэлл в "Скотном дворе": "Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие". 

Комментарии 4