Их нравы

Процесс и драма мусульман Пензы

Муфтий ДУМ Пензенской области Ислям Дашкин рассказал об успехах пензенских мусульман и о постыдном конфликте в Соборной мечети Пензы.

Справка: Ислям Фявзиевич Дашкин, родился 1.12.1978 г. в с.Средняя Елюзань Пензенской области, окончил в 1999 г. с отличием Татарский арабский колледж (г. Ульяновск), в 2000 году, обучаясь на факультете исламского правоведения Мединского исламского университета (который окончил с отличием в 2004 г.), стал хафизом Корана. В 2006 – 2009 гг. обучался в г. Дамаск и одновременно в магистратуре университета "Аль-Жинан" (Триполи, Ливан) по специальности "Сравнительное исламское право", получил степень магистра исламского права. В июле 2011 года избран муфтием ДУМ Пензенской области. 

 

Недавний хаос и упадок

– Ислям-хазрат, вы возглавляете Духовное управление мусульман Пензенской области (ДУМ ПО) с момента его учреждения, с 2012 года. Ваш муфтият считается преемником Единого Духовного управления мусульман Пензенской области (ЕДУМ ПО), который был ликвидирован решением суда 15 августа 2016 года. Дело в том, что почти все махалли ЕДУМ ПО вошли в состав вашего ДУМ ПО.

– Да, я был избран муфтием Единого ДУМ ПО в июле 2011 года, однако Управление Минюста РФ по Пензенской области отказалось регистрировать мое избрание из-за действий бывшего заместителя муфтия Абдурауфа Забирова и тогдашнего руководителя общества татарской культуры Равиля Салюкова.

К 2011 году в нашем духовном управлении был полный упадок, каждая махалля жила сама по себе, не получая ни помощи, ни советов, ни указаний от больного муфтия и его заместителя. Молодые шакирды (студенты) возвращались на родину, получив хорошие религиозные знания в разных странах, а здесь оказывались ненужными для тогдашнего руководства муфтията.

К тому же оказалось, что в 2008 году съезд ЕДУМ ПО реально не проводился, а были составлены фиктивные протоколы, поэтому стоял вопрос о легитимности нашего муфтията.

Эти проблемы беспокоили искренних мусульман Пензенской области. Поэтому, после ряда встреч между имамами и авторитетными мусульманами, мы решили, что нужен новый муфтий, – вместо Аббаса Бибарсова, которого мы все уважали, но который был уже очень болен. Его заместитель Забиров, а также Равиль Салюков сильно влияли на него и фактически парализовали работу муфтията.

Многие из нас, включая меня, считали, что новым муфтием должен стать Рифат-хазрат Абузяров, обучивший основам ислама многих молодых имамов. Однако он категорически отказался. Поэтому выбор мусульман пал на меня.

 

Преодоление упадка

– Ислям-хазрат, и каковы итоги работы вашей команды за последние четыре года?

– Мы смогли за эти четыре года восстановить то, что было разрушено и упущено за годы упадка ЕДУМ ПО с 2005 по 2011 годы. На мечети не оформлялись права собственности. Мы построили и ввели в эксплуатацию 8 мечетей, и еще две мечети – в райцентре Исса и в селе Верхняя Елюзань – находятся на стадии завершения. Если в момент учреждения у нас было всего три махалли, то сейчас у нас 36 организаций.

– Как у вас с кадрами?

– 90 процентов наших имамов – это молодые, квалифицированные мусульмане с хорошим образованием. Мы курируем их деятельность, они нам доверяют, мы работаем сообща, вместе, для развития уммы. А до 2011 года деятельность имамов никто не курировал, ситуация была непонятна. Отучившиеся шакирды были предоставлены сами себе. Мы отучились, что делать? Возвращаемся – куда? В какой муфтият? С кем будем работать? Где наша мечеть? Где поле деятельности? У нас считанные имамы вели нормальную деятельность – Рифать-хазрат (медресе), Караматулла-хазрат, Бухменов Али (пятая мечеть).

В Средней Елюзани было несколько мечетей. Но с махаллями Сурска, Верхней Елюзани, Кузнецка, Индерки и других сел области мы не поддерживали связи. Мы друг друга не знали. Поэтому мы в 2011 году организовали курсы повышения квалификации имамов и так начали общаться.

– Как построена работа вашего муфтията?

– У нас есть отдел хаджа, отдел благотворительности и общественной деятельности, отдел просвещения, информационный отдел, женское крыло. Наше общественное и благотворительное крыло – это фонд «Радуга». Мы также курируем деятельность пяти досуговых центров по области: два центра в Средней Елюзани – детский и женский центры. В Кузнецке сейчас махалля «Нур» тоже занимается детьми и будут открывать для них досуговый центр в принадлежащем им здании. Также в Индерке открыли культурный центр развития. Есть детский центр в Пензе.

– Ваш муфтият занимается и хаджем…

– Да, мы обеспечиваем хадж для мусульман области, независимо от того, к какому муфтияту они относятся. В этом году мы отправили 145 мусульман в хадж, в прошлые годы были и по 170-180 человек. У нас опытные, высококвалифицированные гиды, например, Рифать-хазрат, Фаниль-хазрат, Юсеф-хазрат. Поэтому с нами стараются ехать в хадж не только пензенские, но и некоторые саратовские и ульяновские паломники.

В прошлом году мы раздали мусульманам туши 700 жертвенных овец – это был подарок от Рамзана Кадырова. На каждый мусульманский праздник мы раздаем детям более двух тысяч подарков, в основном малоимущим, и не только мусульманам.

– А как у вас с обучением и просвещением?

– Каждое лето у нас через исламские духовно-просветительские курсы проходят более 700 детей. Для девочек и для мальчиков отдельно. Организуем различные семинары. Например, уже дважды привлекали опытных адвокатов из Москвы для проведения в Пензе семинара для имамов по правовому обеспечению нашей религиозной деятельности.

Наши имамы проходят курсы повышения квалификации. Есть курсы для тех, кто собрался в хадж. Очень развито женское направление – много мероприятий провели в Пензе, Индерке, Кузнецке, Средней Елюзани. Мы каждую неделю организуем какое-то мероприятие – для женщин, для мужчин, для детей. Занимаемся просвещением, образованием.

У нас все прозрачно – есть газета «Ислам в Сурском крае», есть сайт нашего ДУМ ПО, где показываем нашу повседневную деятельность.

За последние пять лет мы смогли максимально объединить нашу умму. Но есть резервы –если бы не маневры некоторых чиновников с учреждением искусственного муфтията Асията Уразаева, то у нас сейчас было бы примерно 50 организаций. Но главное для нас – качество.

 

Проблема Джафяра

– То есть у вас сейчас все хорошо?

– К сожалению, сейчас у нас серьезная проблема в Пензе – с неподобающим поведением и действиями председателя мусульманской организации Соборной мечети Джафяра Куряева, который требует, чтобы наш муфтият освободил помещение, находящееся рядом с мечетью. Проблемы с неадекватным поведением Джафяра-хаджи были многие годы, но мы умалчивали об этом, считая, что негоже выставлять напоказ наши внутренние проблемы.

Казалось бы, все хорошо – мы в мае 2014 года встречали здесь делегацию Совета муфтиев в составе 25 человек. Главным гостем был шейх Равиль Гайнутдин, который издал указ о моем назначении главным имам-хатыбом данной мечети. В небольшом двухэтажном здании при мечети располагается наш муфтият, где мы работаем, проводим различные встречи и мероприятия.

До этого шейх Гайнутдин не был у нас 15 лет, – из-за хаоса в нашей пензенской умме. На этот раз он провел у нас целых 4 дня. Он участвовал в открытии двух новых мечетей и культурного центра в Индерке. Равиль-хазрат привез полтора миллиона рублей для строящейся новой Соборной мечети в Пензе. В качестве ответного жеста мэр города Пензы также пожертвовал полтора миллиона рублей. После этого имамы ДУМ ПО собрали по всей области еще миллион рублей для новой пензенской мечети. В наших мечетях были поставлены ящики для пожертвований в пользу строительства этой мечети и деньги продолжают поступать.

Затем 23 апреля 2015 года мы были в Москве у шейха Гайнутдина. Мы – это я, один из имамов Пензы Рафик Шабанов и председатель Джафяр Куряев, ездили просить дополнительную финансовую помощь для новой мечети. Равиль-хазрат дал еще два миллиона рублей. Прошлой зимой Джафяр ездил в Москву один, просить деньги. Но, учитывая его поведение, ему уже ничего не дали.

 

ДУМ ПО и Соборная мечеть в Пензе

– Ислям-хазрат, вы как-то участвуете в содержании мечети Пензы?

– Наш муфтият постоянно давал деньги на ремонт старой Соборной мечети. Например, мы дали 100 тысяч рублей для косметического ремонта по поводу приезда шейха Гайнутдина. Дали деньги на строительство женской тахаратханы.

Имамы Соборной мечети – Рафик Шабанов и Юсеф Куряев – до нашего прихода в 2012 году у них не были оформлены трудовые книжки. Мы их взяли официально в свой штат, платим им зарплаты, обеспечили соцпакетом, выплачиваем налоги.

Еще в 2011 году, когда проводили съезд ЕДУМ ПО (который вел Кязым Дебердеев), мы договорились, что у нас будут два офиса – один в Средней Елюзани и второй в Пензе, в Соборной мечети. Джафяр Куряев был согласен. А 1 ноября 2012 года мы подписали с ним договор аренды здания для нужд ДУМ ПО. По этому договору мы сделали серьезный ремонт в здании, оплачивали съем квартиры имаму Рафику Шабанову, так как до этого он со своей многодетной семьей проживал в этом ветхом здании. Затем мы помогли имаму с приобретением квартиры на льготных основаниях.

Это здание, нашими усилиями, теперь в хорошем состоянии. Но уже с прошлого года Джафяр Куряев требует от нас покинуть этот офис, так как, по его словам, он не желает больше продлять аренду нам, а хочет устроить в этом здании классы для обучения исламу.

Обучение исламу – это хорошо. Это надо было сделать давно. Но при мечети есть еще одно здание, площадью 178 кв.метров. Почему бы не устроить классы там?

– Ислям-хазрат, вы муфтий, а Джафяр даже не имам. Как он может выгонять и вас, и других сотрудников муфтията, тем более, что имамы его мечети получают зарплату от вас?

– В свое время, когда оформляли Пензенскую мечеть, нужен был председатель. Муфтий Мукаддас Бибарсов предложил именно Джафяра Куряева, а тогдашний имам Абдурауф Забиров, весьма красноречивый мусульманин, сумел уговорить членов мусульманской организации выбрать председателем Джафяра, как бы только на три месяца, временно. Но эти три месяца обернулись 15 годами, а сам Забиров работал в мечети после этого недолго, Джафяр выгнал его. Вот теперь он пытается выгнать нас.

– Но ведь есть договор, по которому вас можно выселить только решением суда...

– Джафяр за эти годы, пока мы ремонтировали наш офис, заселились, ведем работу, все как-то пытался подчинить меня себе. Он постоянно намекал, что его к этому побуждают какие-то внешние силы. Он иногда заявляет, что кто-то из структур, из ФСБ, ему не разрешает, чтобы сотрудники муфтията, включая меня, находились в мечети и рядом с мечетью. Но я законно избранный муфтий, шейх Равиль Гайнутдин назначил меня главным имамом данной мечети, почему же я не должен здесь находиться? А Джафяру никто не авторитет – ни губернатор, ни имамы, ни Гайнутдин, ни хафизы Корана.

Для нас непонятно, – в чем дело? Почему Джафяр идет на этот дикий конфликт, почему оскорбляет имамов, муфтия? Мы и ему дали комплект ключей, хотя у него самого обширное помещение на первом этаже мечети. Четыре года Джафяр заходил к нам, ел-пил, отдыхал здесь, и вдруг он вздумал выгонять нас.

Здесь у нас оргтехника, компьютеры, принтеры, ксерокс. В Пензу приезжают имамы из разных сел области, по разным делам. И они всегда могут рассчитывать, что здесь им будет обеспечена консультация юриста и бухгалтера, они смогут сделать копии документов или распечатать новые документы.

И это сильно не нравилось Джафяру – кто сюда приходит, зачем? Он сам постоянно к нам приходил, и видел, как кипит работа, и, странное дело, ему, мусульманину, все это не нравилось.

– Получается, что Джафяр говорит, что из Соборной мечети надо убрать офис ДУМ ПО потому, что кто-то из каких-то структур ему это приказывает?

– Он раньше говорил, что якобы кто-то ему не разрешает, чтобы я был имамом в данной мечети. Он об одном и том же говорит по-разному – то так, то этак. А теперь он заявляет, что «так джамаат решил». У него есть свой «джамаат» – это его братья и несколько приближенных людей из списка организации. Джафяр как получил власть в мечети, так и сделал список членов организации по своему усмотрению, чтобы его не могли заменить. Он даже каким-то путем умудрился убрать Бакира Акжигитова, нынешнего руководителя татарской автономии Пензенской области, из числа учредителей мусульманской организации. А это возможно только путем фальсификации документов. Насколько я знаю, Бакир Усманович написал заявление в правоохранительные органы по этому поводу и сейчас проводится проверка.

И вот уже многие годы Джафяр Куряев реально не проводит собрания, никого из мусульман Пензы не принимает в члены организации, все вопросы решает единолично, и всегда ссылается на «джамаат».

– Ислям-хазрат, но ведь в начале лета было собрание в мечети Пензы и были приняты решения.

– Да, 3 июня 2016 года такое собрание состоялось, и в дополнение к 48 членам были приняты еще 21 мусульманин. На данном собрании присутствовал и сопредседатель Совета муфтиев России Мукаддас-хазрат Бибарсов. Когда Джафяр Куряев понял, что собравшиеся хотят сместить его, он увел с собой тех, кто поддерживал его. Однако кворум собрания за счет вновь принятых сохранился, поэтому было принято решение снять Куряева и выбрать нового председателя, Юсефа Бухминова. К сожалению, по непонятным причинам Управление Минюста отказалось регистрировать это изменение.

Куряев не признает новых членов организации, хотя на собрании 3 июня за их прием голосовали более двух третей присутствовавших. Он боится, что на новом собрании будет поставлен вопрос об отчете по финансам, он боится, что его снова снимут и поставят другого человека. Казалось бы, пятнадцать лет поураганил в мечети, наиздевался над имамами, оскорбляя их прилюдно, может, пора уже и на отдых? Семья уже упакована по самое не хочу, все есть, сколько можно?

Думается, что Куряев боится, что когда придет новый человек, он может начать смотреть бумаги, может начать разбираться в финансах. Тогда могут всплыть подробности.

– Ислям-хазрат, а что за подробности?

– На наш взгляд, тут все дело в том, что на территории мечети десятки лет работает вещевой рынок, – сотни торговых палаток. А Джафяр ни за что не хочет отчитываться, сколько же денег поступает в кассу мечети с этого рынка. Простым мусульманам остается только догадываться, сколько денег собирается с торговцев, и сколько денег передают Джафяру. Люди говорят, что мечеть стала кормушкой для клана Куряевых.

Окончание интервью здесь.

Комментарии 0