Их нравы

Антиисламская пропаганда или «Раскаяние ваххабита»

Жена заключенного мусульманина Валерия Твёрдохлеба недоумевает в связи с телесюжетом с участием ее мужа и продолжает считать его невиновным. Сотрудник КУИС утверждает, что заключенный дал интервью добровольно.


В ЭФИРЕ ВАЛЕРИЙ ТВЁРДОХЛЕБ

Нина Твёрдохлеб – жена мусульманина Валерия Твёрдохлеба, осужденного на четыре года тюрьмы по обвинению в пропаганде терроризма, – в телефонном разговоре с нашим радио Азаттык сказала, что недоумевает в связи с сюжетом, показанным в эфире алматинской телекомпании «31 канал».

На прошлой неделе, 21 октября, алматинский  «31 канал» показал телесюжет под названием «Экстремистские объединения продолжают работать на территории РК». Как передает телеканал, «Валерий Твёрдохлеб тоже стал членом ваххабистской секты. Поначалу всё было в новинку и казалось таким безобидным. Потом стал главным в организации, вербовал молодых парней и отправлял на Кавказ».

В телепередаче есть сюжет с участием заключенного, который отбывает
Осужденного мусульманина Валерия Твердохлеба увозят в СИЗО. Поселок Жаксы, Акмолинская область, 8 апреля 2010 года.
​​ срок в тюрьме, расположенной в поселке Гранитный, близ Кокшетау. Видеозапись сделана в тюрьме. В видеосюжете показано, что Валерий Твёрдохлеб говорит такие слова:

– Парень, который поехал на Кавказ, он был обманут. Джихада там никакого нет. Там непосредственно люди, которые занимаются этим, они финансируются с доходов, непонятных откуда… Не то что непонятных, они финансируются с оборота наркотиков, с торговли оружием и так далее.

Нина Твёрдохлеб говорит, что данный телесюжет она посмотрела только теперь – на интернет-сайте «31 канала», и подтверждает, что там показан ее муж. По ее словам, если журналисты телеканала хотели показать, что ее муж признаёт вину и раскаивается в содеянном, то в его речи она таких слов не нашла:

– Там подобных слов он не говорит вообще.

Как говорит Нина Твёрдохлеб, муж находится в неволе, поэтому его слова можно «подать как угодно» и «как угодно использовать».

– Это очевидно в любом случае, – подчеркивает Нина Твёрдохлеб. – А то, что мой муж не виновен, – это однозначно.

По словам Нины Твёрдохлеб, в последний раз она встречалась в тюрьме с мужем во время длительного свидания с 3 по 4 октября, однако откровенных разговоров с ним не вела, поскольку убеждена, что все разговоры там прослушиваются.

– Разговор шел в общих чертах. Ничего подобного о раскаянии и так далее я не слышала, ничего такого он мне не говорил. Откровенно, с глазу на глаз, мы с ним можем поговорить только после его освобождения. И тогда я узнаю истину: о чем он думает. Сейчас конкретно я ничего не могу сказать, – говорит Нина Твёрдохлеб.

Кроме того, она скептически оценивает борьбу с религиозным экстремизмом:

– Я вижу, что с экстремизмом борются, но самого экстремизма я не вижу. Это я могу сказать точно, поскольку сама мусульманка – человек, читающий намаз. Своих единоверцев я знаю, но я экстремизма не видела.

Как говорит Нина Твёрдохлеб, она не разбирается в политике и не хочет «туда вмешиваться» даже в связи с данным телесюжетом.

– Я просто знаю, на что способны мои единоверцы и на что они не способны. И что ислам несет только добро – это мне очевидно и известно как никому другому, потому что я сама не первый год в исламе, – говорит жена заключенного мусульманина.

Нина Твёрдохлеб не исключает, что на ее мужа могло быть оказано какое-то влияние:

– Может быть, на мужа какое-то влияние было оказано и он, что ему сказали, то прочитал или то сказал. Скорее всего, это так. Но мой муж не виновен – это тоже однозначно.

По словам Нины Твёрдохлеб, не так давно муж позвонил по таксофону из тюрьмы и во время телефонного разговора сказал ей, что «была видеосъемка».

– Больше по этому вопросу он ничего не сказал, – утверждает Нина Твёрдохлеб.

КУИС: «ВАХХАБИТ ПРИЗНАЛСЯ ДОБРОВОЛЬНО»

Как утверждает нашему радио Азаттык сотрудник пресс-службы комитета уголовно-исполнительной системы Самал Гадылбекова, интервью, которое мусульманин Валерий Твёрдохлеб дал «31 каналу», было добровольным.

– Когда его судили, он говорил, что не виновен. Отсидев год в тюрьме, он добровольно признается в том, что он ваххабит, – говорит Самал Гадылбекова. 

По ее словам, 80 процентов заключенных хотят поскорее обрести свободу. Она утверждает, что никакого давления на заключенных со стороны сотрудников КУИС не оказывается, когда они дают интервью представителям СМИ, поскольку такое, мол, исключено:

– Осужденные прекрасно знают свои права. Если мы им скажем, что
Самал Гадылбекова, официальный представитель комитета уголовно-исполнительной системы. Астана, 27 августа 2011 года.
​​они должны говорить на видеокамеру то, что мы им сказали, то они могут подать на нас в суд – и они будут правы.

Как утверждает Самал Гадылбекова, также невозможно, чтобы сотрудники КУИС управляли журналистами или подвергали цензуре их материалы:

– Журналисты, что называется, птицы свободного полета. Они отснимут свои сюжеты, возьмут интервью, и после этого мы не видим их. Мы не можем ими управлять.

Наше радио Азаттык спросило Самал Гадылбекову, почему на территорию тюрьмы в Гранитном, где сидит Валерий Твёрдохлеб, свободно пропустили  журналистов «31 канала», в то врем как на территорию даже колонии-поселения в Кокшетау, где проходит процесс над заключенными тюрьмы в Гранитном, которых обвиняют в прошлогоднем бунте, не пропускают журналистов некоторых независимых изданий. Она ответила, что представители СМИ по закону могут посещать любую тюрьму с разрешения ее руководства.

Что касается журналистов некоторых независимых изданий, которые не могут попасть на судебный процесс по прошлогоднему бунту в тюрьме в Гранитном, то, как говорит Самал Гадылбекова, им нужно лишь утрясти  необходимые формальности, связанные с аккредитацией.

Персонально она остановилась на личности Вадима Курамшина, который, по его словам, безуспешно пытается попасть на данный судебный процесс в качестве корреспондента алматинской  газеты «Свобода слова». С недавнего времени он стал совмещать свою гражданскую активность по защите прав заключенных с журналистикой в этой газете.

– Он неоднократно судим, в своих публикациях пишет неправду. Пусть газета «Свобода слова» присылает другого корреспондента, его мы пропустим, – говорит Самал Гадылбекова.

«С ЗАКЛЮЧЕННЫМИ МОГУТ СДЕЛАТЬ ВСЁ»

Гражданский активист Вадим Курамшин утверждает, что в тюрьмах на севере Казахстана особенно проявляются жестокие нравы их сотрудников. По его словам, порядки, царящие в тюрьме в Гранитном, где в прошлом году произошел бунт заключенных и где сидит  Твёрдохлеб, – тому подтверждение. Как считает Вадим Курамшин, вовсе не исключено, что на Твёрдохлеба могли оказать давление сотрудники тюрьмы, чтобы он сказал «нужные слова» во время видеосъемки.

– Я не знаю конкретную ситуацию с Валерием Твёрдохлебом, однако
На крыше этого барака бунтующие заключенные вывешивали простыни со своими требованиями. Поселок Гранитный Акмолинской области, 12 августа 2010 года.
​​осведомлен об общей ситуации в тюрьме, где он сидит. В прошлом году заключенные этой тюрьмы попытались выразить протест против бесчеловечных порядков, царящих в этой тюрьме. Однако их протест потопили в крови, – говорит Вадим Курамшин.

По его словам, «главный потерпевший» по делу о прошлогоднем бунте в тюрьме в Гранитном, который осмелился в суде рассказать правду о жестокости ее сотрудников и раскрыл схему мздоимства, недавно был зверски избит. Это позволяет судить о бесчеловечном отношении к заключенным в этой тюрьме, утверждает Курамшин.

– В тюрьме в Гранитном с заключенными могут сделать всё. Если потребуется, то они заставят мусульманина Валерия Твёрдохлеба «признаться» в том, что он готовил покушение на лидера нации, – закончил свою мысль Вадим Курамшин.

Житель поселка Жаксы Акмолинской области Валерий Твёрдохлеб был весной 2010 года приговорен к четырем годам заключения по обвинению в «пропаганде терроризма». Срок наказания исчисляется с ноября 2009 года, когда был арестован. В суде он свою вину не признал.
Автор: Казис ТОГУЗБАЕВ

Комментарии 1