Общество

Хиджаб в МГИМО и мусульмане в России

Открытое письмо адвоката Мурада Мусаева министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову в связи с тем, что в подведомственный этому министерству Московский Государственный Институт Международных Отношений (МГИМО) не пускают студенток и не принимают абитуриенток в хиджабах, получило широкий резонанс.

Как сообщил сам Мусаев, на его письмо отреагировал проректор по правовым вопросам института Сергей Шитьков, заявивший, что студентка, которую охрана не впустила в институт из-за наличия у нее хиджаба, сославшись на распоряжение руководства, сможет посещать занятия. При этом Мусаев признал, что во внутренних документах МГИМО сохраняется ограничение на ношение студентами головных уборов, выразив при этом надежду на то, что руководство института "не ставит под сомнение приоритет Конституции над уставными документами ВУЗа".

Отреагировало на ситуацию и Министерство образования РФ, разместившее в связи с ней разъяснение своей позиции на официальном сайте.  В нем указано, что право на образование имеет любой гражданин России независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств, а "любое ограничение доступа в образовательные организации высшего образования по указанным причинам [по внешним признакам] недопустимо".

В то же время, несмотря на то, что позицию Минобразования СМИ и многие комментаторы расценили как осуждение позиции руководства МГИМО, мы хотим отметить ее двусмысленность. В частности, в этом же заявлении указано, что "требования к внешнему виду студентов должны быть установлены правилами внутреннего распорядка вуза, а администрация вуза должна следить за выполнением этих требований".

Но ведь именно это и делает руководство института. И тут надо понять, что формально в таких случаях никто не говорит о запрете учиться или работать по религиозному принципу, а говорят: "хотите учиться (работать), снимайте хиджаб". То есть, позиция авторитарного секуляризма, в отличие от тоталитарного, который требует от учащихся, рабочих, служащих, граждан определенных убеждений (его признаки уже тоже налицо в современной России в ряде отношений) заключается в том, что право-то на религию имеет каждый, но вот только "верить надо в душе". Что же касается поведения и внешнего вида человека в обществе, то тут он должен соблюдать "общепринятые правила", потому что "у нас светское государство".

Так вот, такая двусмысленность в заявлении Минобразования в принципе позволяет руководству МГИМО заявить о том, что мусульман по признаку религии никто в правах ущемляет, просто "правила едины для всех".

Так оно и было сделано вчера, правда, неназванным представителем МГИМО, слова которого привел сайт Gazeta.ru. Он заявил следующее: "МГИМО на протяжении семи десятилетий формировался как многофункциональный и светский вуз. Формировались традиции поведения, традиции и правила отношений между студентами и преподавателями, нормы общественного поведения, в том числе связанные с внешним видом работающих и обучающихся в МГИМО".

Исходя из всего этого, неназванный представитель института посоветовал абитуриентам, выбирая будущее место обучения, задуматься о том, "как принятые в домашнем кругу традиции и обычаи сочетаются с традициями и правилами вуза". То есть, опять же, "хотите учиться - снимайте хиджаб", что бы там ни говорил главный юрист ВУЗа, безусловно, понимающий противоречие такого подхода конституции и вынужденный от него дистанцироваться.

Со своей стороны еще раз повторим, что нас нисколько не удивляет позиция, занятая руководством именно МГИМО (хотя это не единственный ВУЗ в Москве, где существует такой запрет). МГИМО готовит кадры для МИД РФ - авангарда борьбы путинской России с "исламизацией" в глобальном масштабе.

Напомним, что в "исламизации" первые лица Кремля и Смоленской площади обвиняли того же Эрдогана, но, если вдуматься, в чем она заключается и в чем заключается суть претензий к нему? За время правления Эрдогана в Турции не были введены на законодательном уровне шариатские ни запреты, ни уголовные наказания, а единственная "исламизация", которую осуществил Эрдоган - это открыл дорогу практикующим мусульманам в государственные институты и на государственную службу, куда ранее путь им был заказан. Вот эту "исламизацию" и осуждают Кремль и МИД, то есть, право практикующих мусульман беспрепятственно учиться и работать в государственных учреждениях. В Турции. Чего же тогда можно ожидать от правил, действующих в кузнице кадров МИД как одного из наиболее сращенных с РПЦ ведомств?

Конечно, мы желаем успеха адвокату Мураду Мусаеву в этой борьбе за интересы мусульман правозащитными методами. Не исключено, что она даст какие-то плоды (впрочем, не факт) и руководство института попытается скорректировать свою позицию на публику.

Однако в целом мусульмане должны понимать, что пока в России господствует чекистско-поповский режим государственной исламофобии, воспринимающий возвращение мусульман к соблюдению своей религии как "угрозу исламизации" (вынужденно закрывая пока глаза на положение дел в таких "бантустанах" как Чечня), они в этой системе неизбежно обречены на роль парий. И вопрос, который возникает перед уммой в России (если считать, что она есть), насколько вообще целесообразно бороться за право отдельных мусульман быть винтиками этой исламофобской системы, вместо того, чтобы требовать ее упразднения и замены на ту, которая будет признавать мусульман и их религию одним из важнейших факторов, с коим необходимо считаться. 

Комментарии 0