Их нравы

Имам Капоне. Самая провальная операция ФСБ за последние три года (ВИДЕО)

Обвиняемый в экстремизме имам скандально известной мечети «Рахмат» Амир Музафаров сегодня публично обозначил позицию в отношении ИГИЛ (запрещена в России). Произошло это в суде, где было назначено рассмотрение дела об экстремизме, по которому проходят имам и его помощник Магомед Саидов.

Сегодня состоялось первое заседание, на котором Музафаров попытался откреститься от ИГИЛ (запрещено в России) и еще до начала суда дал понять, что переиграл ФСБ, борющуюся с мечетью уже три года и достигнувшую в борьбе с ней неубедительных результатов. Почему спецслужбы не смогли доказать призывы к расправам над неверными, как массовые показательные рейды ОМОН превратились в бессмысленную клоунаду и что объединяет Амира Музафарова и всемирно известного гангстера времен сухого закона Аля Капоне – в материале агентства.

Жест отчаяния

Рассмотрение уголовного дела лидеров мечети «Рахмат» стартовало в Орджоникидзевском суде. Подсудимый Амир Музафаров и его помощник Магомед Саидов, обвиняются по части 1 статьи 282 («Экстремизм») и части 2 статьи 282.1 («Организация экстремистского сообщества»). Суд начался с проверки явки – тем же и закончился. Адвокат подсудимых застрял в пробке. Заседание было решено перенести на 21 июня. Суть обвинения заключается в том, что в мечети свободно распространялись внесенные в реестр экстремистских материалов книги. Например, «Крепость мусульманина» или «Сады праведных». Обе эти книги без каких-либо объяснений были внесены реестр экстремистских материалов решением Ленинского районного суда Оренбурга в 2012-м году.

Книги были изъяты в ходе обысков у так называемой «Нурджулар» – запрещена в России. В судебном решении не указывается, почему книги опасны – эксперты отделываются общими фразами. В решении суда нет экстремистских цитат из книг, подтверждающих их опасность. Просто некоторые исследователи сделали вывод о том, что это «комплекс пропагандистского значения направленный на поэтапную трансформацию личности читателя, изменение мировоззрения». Это цитата из решения суда… Иными словами, книга может повлиять на неокрепшую психику также, как и например «Бойцовский клуб» Чака Паланика. Разница только в том, что владение религиозной книгой грозит уголовной статьей, а мордобой Тайлера Дердена и откровенная пропаганда революции до оренбургских судей не дошла. Пока «Бойцовский клуб» лежал на магазинных полках, обыскивали библиотеку исламской секты. Нашли книги. Запретили.

Теперь, согласно предъявленным обвинениям Амиру Музафарову и Магомеду Саидову за книги, найденные в мечети – «Крепость мусульманина» и «Сады праведных» (которые, чего греха таить, легко найдутся и в любой другой мечети) – грозит до четырех лет лишения свободы. Местные ФСБшники вели оперативную работу в мечети 3 года. И якобы причинами для этого были не только книжки, а призывы к насилию в отношении русских, которые звучали в среде посещавших «Рахмат». Но за три года тщательной разработки мечети все, что удалось добыть оперативникам – это непонятного содержания книжки, которыми мусульмане менялись перед собой.

Изъятие книг в мечети

Исламистский анклав

Еще до того, как скандал с мечетью прогремел на всю страну, источники в правоохранительных органах представляли журналистам мечеть «Рахмат» как площадку для исламистской пропаганды. Людей в погонах очень смущало, что внутри якобы мигрантов учат убивать, насиловать всех «кяфиров», то есть неверных. Якобы, проповеди Музафарова и иже с ним внушали мигрантам ненавсть и желание захватить роскошные дома «проклятых русских». Масла в огонь подлил и вполне себе провластный муфтий Духовного управления мусульман Свердловской области Абдуль-Куддуса Ашарин, который неизвестно откуда взял цифру уехавших воевать за ИГИЛ прихожан «Рахмата» – 5 человек. В органах всерьез осознали, что перед ними вражеский анклав, победа над которым необходима.

Используя секретные методики, в мечеть пытались внедрять агентов, которых с курьезным постоянством выгоняли обратно за слабое знание Ислама и низкое знакомство с мусульманскими традициями. По сути, оперативникам всего-то надо было попасть внутрь мечети, зафиксировать на аудио или видео агрессивные призывы, и дело в шляпе. Можно вертеть дырки в погонах.

Но дело оказалось почему-то непростым. Наша съемочная группа несколько раз бывала на территории «Рахмата» в свободное от молитв время – каждый раз залы мечети были пусты, только имам находился в здании в отдельном кабинете. Казалось бы, нет особой проблемы для быстрой установки спецаппаратуры – нет свидетелей, помещения пусты. Предположим, что чекистам это удалось. И записи внутренних разговоров велись. Если так, предъявленные обвинения не подтверждаются доказательствами, собранными оперативными методами при помощи прослушивающих устройств. То есть за время записи переговоров не был зафиксирован ни один, подходящий под разжигание межрелигиозной розни. И подтвердить информацию о подготовке нападений на коренных граждан у оперативников ФСБ не вышло. Видимо, прихожане просто молились, а не составляли карты будущих терактов, не стреляли в потолок из автоматов и не кричали «Аллах акбар!» Однако операцию решено было продолжить. После стольких мероприятий и затрат как-то неловко сообщать начальству о том, что вся ОРД ушла впустую.

Напротив, в этих условиях операции лучше придать внешней убедительности. И в одну из пятниц, перед намазом к мечети прибывают автобусы с ОМОНом. Снуют оперативники Центра «Э» и ФСБ. Неподалеку работает глушилка сотовой связи для пущей респектабельности – целый район без связи. Спецоперация года. Из молельного зала один за другим выходят уроженцы Таджикистана и других стран Средней Азии. Их дружно грузят в автобус. Проверяют на наличие регистрации. Тех, кто оказался без нее, ждет депортации на радость силовикам. Таков итог всей акции. Террористов не нашли – так хоть нелегалов депортировали.

В 2015 году под давлением ФСБ администрация Екатеринбурга выселила религиозную общину «Рахмат» из здания. Казалось бы конец. И самое время подытожить всю историю общения правоохранителей и «Рахмата». Если под крышей мечети реально действовала группировка экстремистов, за которой велось наблюдение, то эти работы и их результаты были, по сути, «литы». Экстремисты поменяют дислокацию. Повысят уровень бдительности и со смехом вспомнят показуху с ОМОНом и мигрантами, суровыми ФСБшниками с разноцветными книжками в руках. И это весь успех. Теперь новый джамаат залег на дно и его придется искать заново. В таком варианте, операция по борьбе с экстремизмом вышла абсолютно провальной с большими ресурсными затратами. Захвачены два имама, которых удалось обвинить в распространении экстремистской литературы с неизвестным для оперативников содержанием. А настоящая цель утеряна.

Неудивительно, что имам Музафаров, пришедший сегодня на суд, после того как были озвучены обвинения, неожиданно получил прозвище Аль Капоне. На легендарного гангстера времен сухого закона охотились все правоохранительные органы страны. Все знали, что он невероятно успешный воротила криминального бизнеса. Несмотря на шум поднятый прессой, обещания громких разоблачений обернулись пшиком. Квалификации полиции хватило только на арест за-неуплату налогов.

В нашей ситуации обвинения предъявлено за распространение нелепых книжек. Ничего большего «нарыть» в «Рахмате» сотрудники ФСБ не смогли за три(!) года активной разработки. Между тем, в ведомстве, возможно, будет поднят вопрос о награждении оперативников – в том случае, если подсудимый Музафаров и его помощник будут все-таки осуждены за чтение и распространение книг. Но имена сотрудников ФСБ, ответственных за проведение мега-операции, общественности, скорее всего не раскроют, чтобы избежать сенсаций. И насмешек.

Комментарии 0