Политика

Обама сдает туркам Израиль

Операция Турции в северном Ираке по сути является объявлением войны Израилю, уверен известный исламовед, председатель исламского комитета России Гейдар Джемаль. По его словам, это первый шаг Анкары по реализации плана восстановления Османской империи. На почве ненависти к Тель-Авиву Турция готовится собрать воедино страны Арабской весны.

Вопрос: Мы видим, что землетрясение в Турции не смягчает позицию Турции по Армении и Израилю. А накануне премьер-министр Турции Эрдоган начал операцию в северном Ираке. Против кого, по-Вашему, на самом деле развернута эта операция и как будет теперь развиваться ситуация на Ближнем Востоке? Стоит ли связывать угрозы Эрдогана Израилю с началом военных действий в Ираке?

Гейдар Джемаль: Прежде всего, сама активизация курдских боевиков совершенно очевидно связана с резким обострением отношений между Турцией и Израилем и жесткими заявлениями Эрдогана о политике Израиля, в которых содержались, в том числе, и конкретные обещания начать боевые действия, если потребуется. Заметьте, действия курдов после этой политической перепалки последовали с очень небольшим временным лагом. Это только подтверждает распространенное мнение о том, что Курдская Рабочая Партия находится на содержании у Моссада. Собственно действия курдов привели к тому, что Эрдоган на наших глазах осуществил свою угрозу начать боевые действия против Израиля, развивая ее не непосредственно против самого еврейского государства, а как бы отвечая его нынешним посредникам, ну и своим, естественно, традиционным врагам.

Что же касается Ирака, то назвать это операцией против Ирака нельзя, поскольку Курдистан отличается такой глубокой автономией, к слову, поддержанной американцами и Израилем автономией, и входит в состав Ирака номинально. Возможно, конечно, что какого-то рода претензии дипломатического, политического характера со стороны Багдада возникнут и было бы желательно для Турции сегодня этого избежать по одной простой причине – сегодняшний Багдад хотя и контролируется американцами, но фактически полностью находится под влиянием Тегерана, то есть можно сказать, что под видом американской оккупации осуществился приход иранцев.

Как говорят некоторые наблюдатели, в том числе и представители саддамовского режима: "Мы воевали восемь лет с Ираном, а Иран победил через Америку". Америка устраивала "Бури в пустыне" и "Несокрушимую свободу", в результате которой выиграл Иран. Он получил реванш за восемь лет, казалось, бездумной бойни, которая шла с 1980 по 88 годы. И сегодня Ирак внешне контролируется американцами, вроде бы все делается с оглядкой на них, но внутри все контролируется Тегераном. Поэтому Курдистан в этом случае является совершенно отдельной территорией, статус которой я бы сравнил с статусом Ичкерии в период между двумя войнами, после Хасавюртовского соглашения, то есть номинально он входит в состав Ирака, но по факту это полностью независимая территория, при том, что курдские представители находятся еще и в общей системе власти, то бишь сидят в Багдаде. В итоге Курдистан пользуется абсолютно всеми правами, туда не заходят иракские военные, их поддерживают израильские инструкторы, американцы и так далее. Поэтому было бы ошибкой считать, что Турция начала боевые действия против Ирака. Она начала боевые действия против агентуры Израиля, в каковых превратились сегодня курдские боевики.

Вопрос: Получается, что Ирак, как Вы говорите, находится под контролем Ирана, но начав войну на его северных границах, Турция наносит удар по Израилю?

Гейдар Джемаль: Я действительно думаю, что это начало эскалации конфликта между турками и Израилем. Турки понимают, что активизация действий курдов спровоцирована делами и речами Эрдогана, но и является прямым выполнением указаний Тель-Авива. С учетом всего этого турецкому правительству придется повысить градус противостояния Израилю, и оно должно будет не только сражаться непосредственно с курдами, которые являются техническими исполнителями, но также обратить военно-политическое внимание на источник этой повышенной курдской активности, на сам Израиль. Легче всего сделать это, если пойти путем повышения уровня поддержки Палестины, повышения уровня взаимодействия с ней.

Я думаю, тут неизбежно сближение с Тегераном, но хотя логически оно было бы желательно для турков. Нельзя сбрасывать со счетов соперничество между этими двумя региональными державами. Это соперничество есть, есть разная повестка дня, и пусть по вопросу Израиля и по курдам эти позиции совпадают, хотя бы номинально, но есть и разногласия.

Вопрос: Некоторые аналитики считают, что Турция, третье государство в блоке НАТО по военной мощи, без поддержки США не начала бы эту операцию. Получается, что Обама, как Вы и ранее рассказывали Накануне.RU, все-таки действительно сдает Израиль?

Гейдар Джемаль: Скрытым образом этот процесс действительно идет, хотя Обама сегодня находится под двойным и тройным давлением. Дело в том, что движение "Захвати Уолл-стрит", хотя и левое внешне, но полностью контролируется изнутри еврейским лобби, через левое крыло еврейского населения в США. Используя левые слоганы и лозунги его участники подвергают "зашикиванию", тех, кто пытаются в рамках этого движения выступить с раскрытием истины о 911, о том, что атака на американские небоскребы была поддержана спецслужбами Израиля, тем что Уолл-стрит – это просто финансовая рука AIPAC - организационного ядра еврейского лобби (аббревиатура от англ. American Israel Public Affairs Committee — американо-израильский комитет по общественным связям, – примечание Накануне.RU). Все, кто в рамках движения "Захвати Уолл-стрит" пытаются сказать, что-то на эту тему, подвергаются "зашикиванию". А само это движение контролируется активистами еврейских организаций, которых очень много среди левых, и эти организации, как правило, просионисткие. Так что на Обаму идет двойное и тройное давление.

Но, конечно Обама, сдает Израиль. Он сдает его и будет сдавать. Его мотивы несложно понять, где бы ни выступал Обама, в залах находятся люди в майках, на которых написано "Дерево революции надо поливать кровью", а в руках у них помповые ружья, символически – это прямая угроза убийству президента и при этом полиция, заметьте, не вмешивается.

Гейдар Джемаль: Я еще раз хочу пояснить, подчеркнуть, фактически, где бы ни появился публично Обама, там демонстративно позируют люди с оружием, как предупреждение президенту о том, что его устранение возможно. Сейчас Обама выглядит как загнанный заяц, и реально ожидает в любой момент покушение на свою жизнь. Итак, есть давление на Обаму справа, есть давление со стороны членов просионистких членов конгресса, со стороны AIPAC, и есть давление с улицы Уолл-стрит, которое якобы выглядит левым. Наверное, там действительно много искренних противников системы, но дело в том, что сегодня все управление движением "Захвати Уолл-стрит" находится под контролем левых просионистов, леваков еврейского происхождения, которые не дают рта открыть по поводу Израиля и банкиров с Уолл-стрит.

Поэтому Обама дает сигналы Эрдогану, он говорит ему: "Действуй!". Но говорит это не от лица безличной официальной машины США, а как первый политик США в частном порядке. Он говорит в качестве президента, но от себя, фактически он просит помощи у Эрдогана.

Вопрос: В чем эта помощь должна заключаться?

Гейдар Джемаль: В том, что Эрдоган нанесет удар по Израилю, после которого Израиль "закроет лавочку" и тогда будут страшно подорваны позиции произраильского лобби. То есть физически само лобби останется, но предмет его лоббирования будет снят с политической доски как шахматная фигура. США сейчас стоит на грани гражданской войны. Естественно эту войну затевают те, кто уверен, что они ее выиграют. Это, так сказать, наиболее консервативное, наиболее правое ядро, которое намного более правее республиканцев и тех, кто стоял за Бушем и тех, кто сейчас стоят за Сарой Пейлин. К слову, именно после ситуации с Сарой Пейлин в американское общество поступил сигнал о том, что внутренняя политика США может перейти в формат силовых противостояний и сведения счетов уже на уровне пролития крови. Помните, когда она похвасталась, что некая конгрессвумен получила пулю, якобы после ее призывов к этому.

Сегодня движение "Захвати Уолл-стрит" также может послужить почвой для разжигания массовых уличных конфликтов, после чего откроется дорога к перевороту, к переформатированию политического пространства США. Обама может просто не дожить до перевыборов, и он очень нуждается в том, чтобы антиизраильские силы за пределами США активизировались, при том, что он как президент может своими полномочиями блокировать или завести в тупик ответ США как союзника Израиля. США формально предупредили Турцию, что если Турция развяжет военные действия против Израиля, то США будут выступить на стороне еврейского государства, но это формальная позиция, а президент может реально сорвать поддержку Израиля, и тогда для Тель-Авива наступят черные дни. И с одной стороны это будет очень мощный удар по произраильскому лобби, а с другой огромная волна поддержки снизу пойдет в сторону Обамы, потому что подавляющему большинству американцев диктат еврейского лобби осточертел и они просто мечтают избавиться от этой верхушки, которая рулит в США. Эту верхушку большинство американцев называет Сионистское оккупационное правительство (англ. Zionist Occupation Government, ZOG). США находится в ситуации очень проблематичной и очень напоминающей ситуацию на Ближнем Востоке.

Кризис, который имеет сейчас место в социальном пространстве США, превосходит по своему потенциалу события, которые потрясали Америку во времена вьетнамской войны. Сейчас мы наблюдаем возвращение противостояния между народом и властью конца 60-х, но только тогда поводом была война и призывная армия, а сегодня социально-экономические трудности, что в действительности является более неприятным. Потому что претензии к тому, что правительство проводит не ту внешнюю политику более поверхностные, чем претензии, чем в духе: "Мы недавно жили хорошо, а теперь нас свели на маргинально-бомжовый уровень и не дают нам жить так, как когда-то жили". Это средний класс, у которого отняли колбасу. Это очень серьезные изменения внутреннего климата. Это идеальная ситуация для развязывания внутренней гражданской войны, и Обама это прекрасно понимает, поэтому ему во что бы то ни стало нужно разорвать тандем США-Израиль.

Вопрос: Если вернуться в регион, на Ближний Восток, в свете исламских революций чего добивается Эрдоган, и чего он может добиться?

Гейдар Джемаль: Эрдоган стремится объединить вокруг себя арабов суннитов, пространство Передней Азии. Он стремится, во-первых, потеснить влияние Ирана, которое распространяется, между прочим, и на суннитский мир, несмотря на все усилия саудовцев, а во-вторых, потеснить Саудовскую Аравию, возможно, избавиться от нее вообще. Конечная цель же Эрдогана, если он сможет на нее выйти: выкинуть США из Ближнего Востока. Из этого он исходит. При этом он видит, что реально на Ближнем Востоке агентом Запада является Саудовская Аравия, которая с точки зрения религиозной, конечно, страна – "номер один", поскольку там Мекка и Медина. Но там сидит саудовская династия, которая по факту является подрывной, провокационной и действует в интересах Запада.

Напомню, что в 1945 году, после окончания Второй мировой войны, первый монарх Саудии Абдель Азиз заключил с США договор не на жизнь, а на смерть. Он подписал с Труменом на борту американского линкора договор о том, что саудовская династия становится вечным союзником США. Альтернативы тогда у него не было, потому что саудовская династия поддерживала во время войны Третий Рейх. Абдель Азиз мог либо пойти военным преступником на тогдашний военный трибунал (кроме Нюрнберга были другие), либо принести клятву верности.

Теперь задача исламского мира — свалить эту династию. Уже есть первые звонки, месяц назад был очень мощный бунт, подавленный большой кровью в Саудовской Аравии. Но Эрдоган понимает, что в лоб с Саудовской Аравией бороться сложно, поэтому он с одной стороны с ней заигрывает и не рвет отношения, но с другой явно ведет политику изъятия у нее всех политических активов по периметру.

У Эрдогана очень сложная ситуация: с одной стороны он хочет использовать союз с Ираном, некий такой тандем, но при этом у него есть очень серьезная конкуренция и очень серьезные проблемы с Ираном, чтобы реализовать задуманное, а он должен потеснить Ахмадинежада, который стал очень влиятельным в мусульманском мире. Но ведь Иран – это такой же заклятый враг Саудии, как Израиля. Исходя из того, что Турция должна опрокинуть, потеснить и опрокинуть Саудовскую Аравию, а также из того, что Саудия еще сильна, а турки еще нет, Эрдоган выбирает атаку на Израиль, который является врагом Ирана, с одной стороны, а, с другой, тайно поддерживает с саудовцами прекрасные отношения, внешне, риторически являясь им оппонентом.

Выбор Израиля в качестве врага и реперной точки, в которую можно постоянно долбить политическими заявлениями, гарантированно привлечет к Эрдогану внимание всех мусульман, а также принесет лояльность арабской улицы.

Вопрос: А как Иран реагирует на эту игру?

Гейдар Джемаль: Иран не покупается на риторику Эрдогана. В Тегеране понимают, что от слов к делу очень не близко. Сам Иран уже 30 лет делом доказывает поддержку Палестины и юга Ливана. Без Ирана Хамас не продержался бы и дня, когда была операция "Литой свинец", а Хезболла не выиграла бы у Цахала. И Иран с холодным трезвым пониманием и недоверием смотрит на телодвижение и кульбиты Эрдогана, понимая, что можно сколько угодно возносить руки к небу, проклиная Израиль, обещая проехать в Газу на фрегате турецкого флота, но такие громкие заявления должны будут в итоге быть оплачены звонкой монетой. Впрочем, сегодняшний конфликт с курдами — это шаг к конкретизации этой позиции.

Вопрос: А каковы краткосрочные цели Эрдогана сейчас в регионе, и в этом конфликте на севере Ирака, в частности? Чего он будет добиваться? И на какой результат рассчитывает?

Гейдар Джемаль: Краткосрочные цели Эрдогана — это союз с Египтом, возможный союз с Ливией и переключение Сирии в свою орбиту — устранение Башара Асада, устранение алависткого режима и приведение на первое место человека, который был бы лоялен не Тегерану, а Анкаре. В этом случае Турция становится ядром восстанавливаемой неоосманской империи. Она получает назад свою ближайшую провинцию Сирию, получает союз с Египтом и после этого она получит возможность более жестко вступать в диалог и с Европой и с Ираном, занимая доминирующую позицию, а также реализовывать блок своих интересов на южно-кавказском направлении, где она будет решать вопрос с переформатированием азербайджанского политического устройства и снятия с доски Армении.

Когда она сможет заручиться поддержкой Сирии, Египта и поддержкой арабов, Турция уже не будет считаться с тем, что Армения является союзницей Ирана. А в Азербайджане режим Ильхама Алиева давно перестал Анкару устраивать, с одной стороны, потому, что он сильно близок с Израилем, с другой стороны, потому, что этот режим обвиняют в слишком близких, в том числе кровнородственных связях с курдским лобби, поскольку есть подозрение, что в жилах Гейдара Алиева и его сына Ильхама есть курдская кровь и все представители нахичевани, Нахичеванской Автономной Республики, где высок процент тюркизированных курдов, занимают эксклюзивно властные посты в Азербайджане. Формально Ильхам – союзник Турции, но по факту Азербайджан завязан на курдов и очень тесно завязан на Израиль, который поддерживает курдов. Кстати, в бытность свою председателем КГБ Азербайджана Гейдар Алиев курировал курдское движение Мустафы Барзани, поэтому в Баку очень давние политические традиции поддержки курдов, пусть тогда это было в интересах советской игры на Ближнем Востоке, но этой игрой как раз занимался Гейдар Алиев. Для Турции это сегодня неприемлемо, но она не может рисковать номинальной политической дружбой, которая установлена только потому, что Азербайджан и Турция — два тюркских родственных народа. Но, заручившись весом и влиянием на всей передней Азии, она сможет манипулировать обстановкой Баку, тем более выдвинуть жесткую альтернативу, при которой Баку придется выбирать между продолжением союза с Турцией и разрывом с Израилем или занять сторону Израиля, который уже является загнанной лошадью и битой картой и тогда оказаться один на один не только с Турцией но и с Ираном. Иран, кстати, давно уже ждет, чтобы Ильхам попал в тупик, потому, что Тегеран вот уже более 20 лет раздражает политика независимого Баку.

Вопрос: Россия будет вовлечена в этот процесс?

Гейдар Джемаль: Практически неизбежно. Потому что Россия очень тесно связана с армянским лобби, я уже не говорю об Израиле, который в России представлен едва ли ни сильнее, чем США. Россия выступает гарантом продолжающейся ситуации в Карабахе и если бы не присутствие там российских войск и не гарантии Москвы, то этот вопрос был бы уже 100 раз решен. Обострение ситуации на Южном Кавказе ставит Россию перед рядом серьезнейших вызовов. Особенно будут счастливы в этой ситуации в США, в этой стране ждут дестабилизации в дальних от себя регионах, особенно в регионе Евразии. И естественно, как я и говорил, любой конфликт будет использован правой группировкой в Америке для ужесточения внутриполитического климата.

Автор: Гейдар Джемаль

Комментарии 0