Среда обитания

Начальники смерти

Две недели назад, выступая с отчётом о проделанной работе перед депутатами Народного собрания, министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов откровенно хвастался. В первую очередь снижением преступности в республике. Но министр не знал, что за две недели до этого выступления его прямой подчинённый, начальник Табасаранского РОВД Тельман Гаджиев, допустил откровенный террор, жертвами которого стали женщины и дети. А ещё – открытым текстом пригрозил убийством местному жителю Руслану Мирзаханову.

«Черновик» вполне допускает, что описываемые в статье события её антигероями уже аккуратно сформулированы на бумаге как профилактические, а возможно, даже антитеррористические мероприятия. Но мы настоятельно просим считать данную публикацию официальным обращением в вышестоящие надзорные и контролирующие органы, потому что твёрдо убеждены в том, что отсутствие реакции и правовой оценки подобных событий неминуемо влечёт формирование устойчивых преступных (мафиозных) групп, которые, прикрываясь законом и служебным положением, грубо попирают конституционные права граждан. В случае отсутствия реакции редакция будет добиваться принципиального внимания руководства МВД РФ, Следственного комитета РФ и Генеральной прокуратуры РФ на бездействие глав республиканских правоохранительных структур. Теперь к сути. 

Поле беспредела – РОВД

10 марта 2016 года. 8:38 утра. Участковый уполномоченный ОМВД Табасаранского районаГаджикурбан Гаджикурбанов позвонил жителю села Акка Руслану Мирзаханову и потребовал, чтобы он приехал в отделение полиции в райцентр Хучни, где с ним хотят поговорить. Через час Мирзаханов стоял у отдела. Он позвонил участковому, тот его встретил, повёл в один из кабинетов, смиренно отчитался, что нужный человек доставлен, и удалился. Там сидел человек в военной форме, который записал данные Руслана и отправил в другой кабинет, где находились уже двое, один также в военной форме, второй – в гражданской (ни того, ни другого Мирзаханов ранее не встречал). Тот, что в штатском, не представившись, резко перевёл опрос на прямые оскорбления чести и достоинства с откровенным провокационным намёком.  Он отобрал у Мирзаханова водительские права и потребовал, чтобы он привёз в отдел жену, издевательски подшучивая, что если её привезёт чужой человек, то будет не очень хорошо. На требование Руслана вернуть права тот многозначительно ответил: «Я тут права...» – и ударил его по груди. И сказал, что если не заткнётся, то закроет его где надо. И закрыл. Вместе с другим человеком в военной форме грубо вытолкнули Руслана из кабинета и завели в клетку (обезьянник). Через пару минут к нему подошёл участковый и на просьбу выпустить из клетки растерянно, а может, и испуганно, что-то пробормотал и исчез. Спустя мгновение вновь появился человек в штатском, которого сопровождал и начальник райотдела Тельман Гаджиев. Вероятно, находясь ещё в пылу матерщинного угара, первый продолжил, обращаясь к задержанному: «Чёрт конченный, кляузник, бл…ь, я тебе устрою, чмо, бл…ь». В это время Мирзаханова вывели из клетки, и человек в штатском начал его избивать, приговаривая: «Почему ты до сих пор живой? Ты же конченный пи…». Избиение с издевательствами продолжались. От обращения Мирзаханова к начальнику полиции, чтобы тот прекратил беспредел, у Тельмана Гаджиева и вовсе сорвало крышу. «Подожди, а когда ты, сука, писать начал на меня, что начальник полиции дал ложные показания, ложную сводку, ты, бл…ь... правильно делают, что бьют тебя. Тебя убивать надо, вот я тебе открыто говорю: убивать надо таких, как ты…» – завопил колотящимся голосом полковник. Но он и остальные даже не подозревали, что происходящее в здании отдела скрупулёзно записывалось на аудионоситель, который имеется в распоряжении «Черновика». (Полную запись вы сможете Скачать с резервного источника)

Спустя некоторое время участковый Гаджикурбанов повёл Мирзаханова в кабинет для составления материалов в суд, затем самый гуманный судья Табасаранского района Гаджириза Абдуризаев, не вникая в суть дела, вынес постановление об административном правонарушении и назначил наказание в виде ареста сроком на 1 сутки. В постановлении судьи говорится, что задержанный оскорблял сотрудников полиции, на законные требования, прекратить нецензурную брань, не реагировал…  

Как убивали… 

А теперь, уважаемый читатель, поясним, что Руслан Мирзаханов является родным братом убитого осенью 2014 года в Акке депутата Табасаранского районного собрания Рамиса Мирзаханова. Напомним, ночью 15 октября квартал, в котором проживают оба брата, был оцеплен (без объявления КТО либо иных оперативно-разыскных мероприятий) силами местного РОВД и сводной оперативной группы (СОГ №4, войсковая часть 7629) МВД РФ, дислоцированной в Дербентском районе. Командовал ими Фикрет Эфендиев. В тот же день в Табасаранском РОВД была состряпана оперативная (ложная) сводка, согласно которой Мирзаханов в целях укрывательства члена НВФ напал ножом и ранил полицейского и ответным огнём был убит. Расследование с самого начала велось совершенно необъективно, в день смерти на Рамиса Мирзаханова Дербентским МРСО СУ СКР было возбуждено уголовное дело по факту посягательства на жизнь сотрудника полиции. Описанные в первой части статьи события стали прямым следствием того, что на протяжении полутора лет Руслан намотал на спидометр тысячи км дорог, исколесив в поисках справедливого расследования убийства брата от Дербента до Ростова-на-Дону. И по истечении девяти месяцев по результатам расследования следствие приняло решение прекратить уголовное дело в отношении убитого депутата, а прокуратура РД признала это решение законным и обоснованным. Более того, многочисленные экспертизы, включая ситуационную, доказали, что Рамис ни на кого не нападал и, в принципе, не мог напасть, поскольку был убит выстрелом в спину, наоборот, пытаясь отбежать от стрелявших людей в масках. В убийстве обвиняется сотрудник СОГ Юсуф Бабаев, однако с ним практически никаких следственных действий не проводится, более того, он даже не арестован.

Полтора года после убийства брата Руслан Мирзаханов пытается привлечь к ответственности виновных

Не сумев попасть на приём к руководителям силовых структур республики, брат убитого, тем не менее, продолжал забрасывать заявлениями и письмами вышестоящие чины и в итоге смог лично доложить о проблеме начальнику главка МВД по СКФО Сергею Ченчику и заместителю председателя СК РФ Борису Карнаухову. К тому же в конце декабря 2015 года группа депутатов НС РД с письмом обратилась в адрес руководителя СКР Александра Бастрыкина, попросила его проконтролировать ход расследования. Вероятнее всего, после такой активизации всерьёз переполошились дагестанские силовики, имеющие непосредственный интерес в этом деле. Руслан Мирзаханов предполагает, что главным «тормозом» беспристрастного расследования дела является командир СОГа Фикрет Эфендиев, которому крайне невыгодно, чтобы бойцы под его руководством были признаны виновными в убийстве депутата. Вполне возможно, что именно под воздействием Эфендиева Тельман Гаджиев и двое пока неустановленных лиц совершили с Русланом Мирзахановым противоправные действия в РОВД. Однако и на этом всё не успокоилось. 16 марта сего года в Табасаранском районе был введён режим КТО. В частности, в селе Акка силовики провели подворовые обходы, но почему-то в домах братьев Мирзахановых. Обыскали дома, всё перевернули вверх дном, вели себя очень грубо, но ничего противозаконного при этом не обнаружили, и, уходя, силовики забрали с собой зарегистрированное ружьё Руслана. Вскоре он пошёл за ним в сельскую школу, где был организован оперативный штаб КТО. Там он вновь столкнулся с человеком в штатском, который неделей ранее издевался над ним в РОВД. Но на этот раз, как признаётся Мирзаханов, он вёл себя весьма корректно и, когда прощались, настоятельно попросил его перестать обращаться в разные инстанции по поводу убийства брата. Ответ был спокойный, но отрицательный. «Тогда мы можем вернуться», – прозвучало вслед. Дальше был кошмар. Спустя полчаса после обыска группа вооружённых людей в масках вновь ворвалась в дом Рамиса, где находились его супруга, престарелая мать и малолетние дети. «Я даже в фильмах про фашистов не видел такого, гестаповцы так себя не вели, как они», – рассказывает один из очевидцев событий. На этот раз силовики искали какой-то бункер, вырытый под одной из комнат. По крайней мере они так заявили. Прибежавшего туда Руслана снова стали швырять из угла в угол, не жалея громких матерных слов. И это на фоне обезумевших от ужаса, плачущих женщин и детей.

Примечательно, что это нашумевшее дело едва не обнародовали и в эфире телеканала РГВК «Дагестан» минувшим летом. За 10 минут до выхода в эфир передачи Алексея Казака «Главная тема» программа под давлением была снята с эфира. Виновников срыва Казак не назвал, но, по предположению родственников убитого депутата, «указ» поступил из МВД республики. Весьма недальновидно, на наш взгляд, поскольку, в случае соответствующей реакции руководства силовых структур и наказания виновных, сегодня мы, по крайней мере, не получили бы беспредел со стороны Тельмана Гаджиева, действия которого позорили бы полицию любой страны, но только не России, к сожалению. С другой стороны, не совсем заинтересован, видимо, в подобном шуме иАбдурашид Магомедов, для которого вопрос сохранения кресла министра никто не отменял. Возможно, о нежелании министра вовлекаться в громкое разбирательство говорит и следующий момент. 26 марта главный инспектор МВД РФ Игорь Скляр провёл в Махачкале приём граждан по вопросам деятельности органов внутренних дел по Дагестану. За несколько дней до этого граждан принимал и дагестанский глава МВД. По некоторым данным, Абдурашид Магомедов оттянул на себя наиболее проблемных граждан, чем мог оставить у Скляра не такое уж и плохое впечатление от услышанного на приёме. 

Пока готовился этот материал, в редакцию неожиданно обратился Юсуф Бабаев с просьбой опубликовать текст. Но в этом сумбуре бессвязных, малограмотных и стилистически травмированных фраз по-настоящему ценным мы посчитали один фрагмент. «…Мирзаханов Руслан реально пытается в своё оправдание за гибель брата провоцировать население на активные насильственные действия против меня, военнослужащих внутренних войск и других представителей федеральной власти, с огромным риском для жизни защищающих правопорядок в республике. Теперь мои сослуживцы боятся применять оружие в ходе спецопераций… Эти действия направлены на то, чтобы необоснованно привлечь меня к уголовной ответственности, оставив без попечения и средств к существованию мою супругу и полуторагодовалую дочь…» – пишет тот, кто в упор расстрелял безвинного Рамиса Мирзаханова, оставив без средств к существованию его супругу и трёх малолетних детей.

Отметим, в целях собственной безопасности (в первую очередь из-за угроз начальника полиции Тельмана Гаджиева) Руслан Мирзаханов покинул территорию Дагестана, но при первой необходимости (в случае проведения соответствующих проверок, в том числе приведённых в данном материале) готов вернуться и дать показания.

Комментарии 2