События

Победа Али Якупова в Пензе

29 марта 2016 года в Пензе случилось долгожданное, выстраданное и, тем не менее, почти невероятное событие – Первомайский районный суд вынес решение об удовлетворении жалобы Али Якупова на постановление о прекращении уголовного дела в его отношении по истечению срока давности. А само это постановление было признано судом незаконным. Также суд обязал руководителя Следственного управления Следственного комитета России по Пензенской области устранить допущенные нарушения.

Тем самым поставлена точка в цепочке многочисленных отписок из разных инстанций – включая прокуратуру и Следственный комитет, что, дескать, в уголовном деле Якупова не было нарушений со стороны следствия.

Теперь доказано, что нарушения все-таки были. Причем такие грубые нарушения, что сделали незаконным постановление о прекращении уголовного дела. Стало понятно, что 17 апреля 2015 года следователь Чапанов ознакомил Якупова с одним постановлением – о прекращении дела по отсутствию состава преступления, а в дело вложил совсем другое – о прекращении дела в связи с истечением срока давности.

Судья честно предупредил Якупова, что удовлетворение его жалобы будет означать возобновление следственных действий, и что потом его дело может снова пойти в суд. Али Якупов выразил готовность возвращаться в суд, так как, по его словам, он «не совершал никаких преступлений, а вот следователь совершил служебный подлог».

Спираль событий

Идет четвертый год с момента написания ложного доноса на Али Якупова. Цель доносчиков изначально была скромной – убрать Али Якупова с поста имам-хатыба и председателя «Махали №44», расположенной в мечети №1 села Средняя Елюзань Городищенского района Пензенской области.

Сказано: «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить». Здесь «мавр» – Али Якупов, которого использовали летом 2012 года, чтобы выбить муфтия Адельшу Юнкина из его мечети. Кто же эти хитроумные интриганы? Это имам «Махали №44» Абубякяр Бикмаев, его бывший друг Гаязь Янгуразов, Кязым Якупов и Джафяр Бибарсов.

После того, как Якупова закрыли в камеру СИЗО, потом под домашний арест, мечеть перешла в руки Бикмаева и его группы. Сбылась мечта Абубякяр-хазрата, ведь в свое время именно Адельша Юнкин занял его место в самой старой мечети села. Но с тех пор прошло два с половиной года, и уже сама эта группа распалась – эти интриганы уже воюют друг с другом – за кассу мечети.

Недавно Кязым Якупов привез из Уфы указ-фирман муфтия Таджутдина о снятии Бикмаева с поста имама и о назначении имамом Кязыма Исяняева. Но Бикмаев не подчинился, заявив, что Таджутдин ему никто. А ведь в свое время Бикмаев работал с Таджутдином в Уфе и даже исполнял его обязанности во время его выездов в другие страны.

25 марта, в пятницу, в мечеть №1 прибыли «крутые» сыновья Кязыма Якупова из Тольятти, чтобы силой заставить Бикмаева уйти. Однако Абубякяр-хазрат не испугался «авторитетных мусульман», заявил, что он читает Коран лучше Исяняева, поэтому имамом должен остаться он сам. История повторяется – в 2013 году происходили те же вещи, но с Али Якуповым.

На днях дело дошло до того, что Али Якупову предложили дать оценку, кто лучше читает Коран – Исяняев или Бикмаев. И даже предложили ему самому вернуться в свою бывшую мечеть и снова работать там имамом. Ирония судьбы…

Шила в мешке не утаишь, гласит народная мудрость. Основной автор доноса на Якупова, Гаязь Янгуразов, рассказал, что когда ему предложили написать этот ложный донос, он попросил совета у Абубякяра Бикмаева. Тот дал ему «фетву», дескать, Али – ваххабит, а с ваххабитами можно бороться любыми способами, включая и ложный донос.

1 апреля, в пятницу, уже случился новый поворот в сюжете. Имама Абубякяр-хазрата Бикмаева все-таки выгнали из мечети, под угрозой применения силы полицейскими и тольяттинскими братками сыновей Кязыма Якупова. Джума-намаз провел Ислам Давыдов из Бестянки, ахун по линии муфтия Таджутдина. Он обещал приезжать по пятницам и проводить джума-намазы, пока обстановка в мечети не нормализуется.

На вечернюю молитву в мечеть привели также бывшего имама этой мечети, муфтия Адельшу Юнкина. Противники Бикмаева просят его снова вернуться в "Махаллю №44" имамом. Сюжет закручивается по спирали...

Итоги

Главное в этой истории – отдельно взятым чиновникам, при помощи пензенских следователей, не удалось натравить евреев на татар, хотя Якупова обвиняли в том, что он во время своих проповедей в мечети призывал мусульман «истребить евреев» «так как евреи всего мира собрались в Израиле» (цитаты из текста доноса). Для этого были сделаны прямые подлоги, начиная с заведомо неправильного перевода (что карается по ст.307 УК РФ) и кончая фальсификацией протоколов допроса свидетелей.

К делу против Якупова в 2013 году активно подключился и муфтий Таджутдин, и некоторые чиновники федерального уровня. С одной стороны, был текст доноса, с другой стороны, были многочасовые аудиозаписи, сделанные в мечети. Нужно было выставить татарского имама, одного из лучших чтецов Корана в России, призывающим к истреблению евреев.

Но сработали грубовато. В уголовном деле переводчиком значится некий Акмалжон Азизов, узбек, проживающий в Пензе, родом из Таджикистана. При допросе на суде выяснилась его вопиющая неграмотность в татарском языке и в религиозных терминах и стало ясно, что он никак не мог сделать данный перевод.

Реальный переводчик фрагмента аудиозаписи, вменявшегося в вину Якупову – это молодой среднеелюзанец с хорошим религиозным образованием. Его имя известно, но как он мог перевести слово «яхуд» на русский язык как «еврей», непонятно. Для мусульманских текстов 7 века такой перевод исключен, «яхуд» в хадисах переводится только как «иудей». А евреи как национальность либо даются названием соответствующего племени, например, «Бану Кайнука», либо общим термином «Бану Исраил». Объяснение одно – кто-то убедительно попросил этого елюзанца вместо слова «иудей» поставить слово «еврей».

Стариков-доносчиков тоже кто-то научил говорить, что Али призывал истреблять именно евреев. Когда они давали показания на суде, им всем задавался простой вопрос – как именно по-татарски Али называл тех, кого надо истребить. Все в один голос заявили – «яври». Именно так называют евреев в селе Средняя Елюзань и других татаро-мишарских селах.

Но в аудиозаписи проповеди, расшифровка которой на татарском языке была приобщена к делу, Али ни разу не произносит слово «яври». Он употребляет только слово «яхуд», – при оглашении одного хадиса из семнадцати, которые были процитированы в данной проповеди. То есть старики давали заведомо ложные показания.

Получилось, что аудиозапись прослушки, представленная стороной обвинения, опровергла показания свидетелей обвинения. Унтер-офицерская вдова сама себя высекла…

Что теперь? Таким вопросом задается не только Али Якупов, но и его родственники и друзья. Сейчас мяч на стороне Следственного комитета. Они могут вынести новое постановление о прекращении уголовного дела – в связи с отсутствием состава преступления. Они могут возобновить следствие, могут снова привлечь Якупова в качестве обвиняемого, и снова передать обвинительное заключение в суд.

P.S. Якупову уже позвонили курганские следователи, просят явиться на допрос по его новому уголовному делу, возбужденному 18 января 2016 года – по факту дуа к Аллаху на его страничке в Вконтакте. Курганцы сказали ему, что в Пензе его суды окончились, теперь надо ехать в Курган. Что там будет, закроют ли Али-хазрата в камеру, останется ли он на свободе, знает только Аллах. Да поможет Всевышний Али Якупову!

Автор: Ирек Биккинин

Комментарии 6