удаленная категория

ПОЛИТИКА КРЕЩЕНИЯ ТАТАР ЕВРЕЙСКИМИ МИССИОНЕРАМИ



Книга: История татарского народа (Рашитов)












В первой половине XVIII века была продолжена политика крещения татар, их русификации. Широко применялись меры экономического и административно-полицейского принуждения, духовно-идеологического давления, а также посулы и подкупы.

Выступая в Сенате в ноябре 1713 года, Петр I заявил, что если татарские мурзы хотят сохранить свои владения, то они должны обратиться в христианскую веру в срок не более 6 меся­цев. Были изданы соответствующие указы, обязывавшие мурз, имеющих крещеных крестьян, креститься самим, в случае же отказа — отбирать у них крещеных крестьян вместе с пашней и лугами. В то же время законы от 1 сентября 1720 года и 23 ав­густа 1721 года давали новообращенным в христианство значи­тельные привилегии — такие, как освобождение от налогов на 3 года (вместо них собирали налоги с односельчан, оставшихся в мусульманстве) и освобождение от рекрутчины.

Из Указа Сената от 3 ноября 1713 года:
«Великий государь указал: в Казанской и Азовской губерниях бусурманам магометанской веры, за которыми есть поместья и вотчины и в тех поместьях и вотчинах за ними крестьяне и дворовые и
деловые люди православныя христанския веры, сказать свой великого государя указ, чтобы они, бусурманы, крестились конечно в полгода; а как вос­примут святое крещение, и теми поместьями и вотчинами и людьми и крес-тьяны владеть по-прежнему. А ежели они в полгода не крестятся, и те их по­местья и вотчины с людьми и со крестьяны у них взять и отписать на него великого государя, и без указу никому не отдавать...»

Петр I активно поддерживал также миссионерскую деятель­ность православной церкви в Поволжье. При этом он стремился подчинить деятельность миссионеров видам и нуждам самодер­жавного государства, конкретно — встроить миссионерскую дея­тельность в создаваемую им государственную систему образова­ния.

В открытую в Казани Духовную академию зачислялись не только русские, но и новообращенные из местного инородческого населения. Так, в 1723 году в академии вместе с 36 русскими студентами обучались 14 новообращенных татар. Ожидалось, что эти люди со временем образуют ядро будущего местного право­славного духовенства, более компетентного в отношениях с ино­родцами вообще и с татарами в особенности.

Разумеется, совместные усилия государственных органов и церковных миссионеров не могли оказаться безрезультатными. К 1725 году обряд крещения приняли около 40 тысяч инородцев Казанской губернии. Однако темпы и масштабы крещения явно не соответствовали желаниям и планам царской власти.

В правление императриц Анны Ивановны (1730—1740) и Елизаветы Петровны (1741 —1761) антимусульманская политика царизма еще более ужесточилась. 11 сентября 1740 года импе­ратрица Анна Ивановна издала Указ о создании Конторы ново­крещенских дел, которая должна была продолжить деятельность комиссии, существовавшей в предыдущее десятилетие.
Контора новокрещенских дел осуществляла свою деятель­ность по трем основным направлениям: физическое давление на ислам, на мусульман; экономическое принуждение к крещению; образовательная политика.

Деятельность Конторы новокрещенских дел распространялась на Казанскую, Астраханскую, Нижегородскую и Воронежскую губернии. Во главе конторы стоял архиепископ Лука Конаше-вич. Государство ежегодно выделяло на финансирование деятель­ности этой конторы до 10 тысяч рублей бюджетных средств. Ча­стью они шли на содержание миссионерских школ, частью — на вознаграждение новообращенным.
В том же 1740 году был издан Указ императрицы, повелевав­ший разрушить все недавно выстроенные мечети. С 1740 по 1743 год только в Казанской губернии было разрушено 418 из 536 су­ществовавших мечетей.

Из Указа от 7 августа 1756 года:
«...А присланными в Сенат ведомостьми показано, а именно: из Казанской губернии, что в Казани и в Казанском уезде прежде было 536 мечетей, сломано 418, оставлено 118... из Сибирской: в Тобольске, в Таре и в уездах было 133 мечети, сломано 98, оставлено и вновь построено 35, при оных мужеска пола 8535 душ; из Астраханской: при Астрахани де и в степных местах, в татарских юртах было 40 мечетей и из них сломано 29, оставлено 11, при них татар и прочих магометанцев 3245 душ».

Экономическое давление проявлялось в основном в виде боль­ших налогов и повинностей. Крестьяне-мусульмане должны были платить налоги, поставлять рекрутов за тех своих одно­сельчан, которые освобождались от них после обращения в хрис­тианство. Новокрещеным, сверх того, давали нательные кресты, одежду и обувь, а также деньги (1 рубль 50 копеек — взрослому мужчине, 1 рубль — женщине).

Для обучения детей иноверцев были учреждены четыре мис­сионерские школы. В них наряду с такими предметами, как чте­ние и письмо, часослов, псалтырь и катехизис, значительное ме­сто отводилось изучению национального (родного) языка.

Тем са­мым хотели сделать школы более доступными и желанными для инородцев.
Следует отметить, что результаты деятельности Конторы но­вокрещенских дел были весьма внушительными: число новокре­щеных с 1740 по 1762 год составило почти 270 тысяч человек. Однако татар среди них было только 3670.

Упорство и неуступчивость татар в защите веры предков вы­зывали у правительства не только озлобление, но и невольное уважение. Петербургу приходилось считаться также с растущим торгово-экономическим потенциалом татарского населения, его ролью в сношениях с соседними мусульманскими народами Юж­ных степей и Средней Азии.

С учетом этих соображений правительство Елизаветы Петров­ны в 1744 году распорядилось прекратить, вплоть до особого указа, слом мусульманских мечетей. Одновременно жителям Та­тарской слободы в Казани разрешалось построить две мечети.
Эти мечети вскоре были построены. Но они были деревянные. При большом пожаре 1749 года в Татарской слободе мечети сго­рели. Вину за пожар, создавший угрозу всему городу, возложили на фанатиков-мусульман (прием используемый до сих пор А З).

Воспользовавшись этим как предлогом, Лука Конашевич добился от Сената принятия решения о выселе­нии мусульманского населения из слободы на новое место, за озером Кабан, где ранее находился Спасо-Преображенский мона­стырь. Здесь стала формироваться новая Татарская слобода. В 1759 году в новом поселении имелось 128 хозяйств с 800 жите­лями. В том же году Указом Сената было разрешено построить здесь две мечети.

Для отвращения татар от своей веры Лука Конашевич ис­пользовал такой коварный метод, как строительство православ­ных церквей в местах проживания татарского населения, вблизи от мусульманских мечетей. Часто устраивались крестные ходы с иконами, колокольным звоном и церковными песнопениями.

В довершение всего он добился принятия закона, в соответствии с которым ни одна мечеть не могла находиться по соседству с пра­вославной церковью.
Взамен закрытых вместе с мечетями мектебе и медресе Контора новокрещенских дел предлагала инородцам свои миссионерские школы. Их число постоянно увеличивалось. Они должны были под­готовить поколение учителей христиан из среды инородцев, которые могли через какое-то время заменить имамов и мусульманских учителей, ко­торых Лука Конашевич считал ответственными за упорство татар.

Политика крещения татар, политика «кнута и пряника», несмотря на огромные усилия прави­тельства, не дала ожидаемых результатов. Она поставила мусульманское население Поволжья и Приуралья на грань вооруженного восстания. В декабре 1755 года Луку Конашевича отозвали из Казани. Через несколько лет прекратила суще­ствование и Контора новокрещенских дел.
Оглавление
История татарского народа (Рашитов)

http://www.historytat.ru/3/111.html
Автор:

Комментарии 0