Среда обитания

Впервые обнародовано последнее интервью убитого правозащитника Макшарипа Аушева

25 октября исполняется 2 года со дня убийства ингушского оппозиционера, правозащитника Макшарипа Аушева. Впервые публикуется интервью Аушева, данное им по телефону журналисту накануне его убийства.

Член экспертного совета аппарата Уполномоченного по правам человека в России Макшарип Аушев рассказал подробности о попытке его похищения, предпринятой 15 сентября в Ингушетии неизвестными силовиками на бронетехнике.

Попытка похитить Макшарипа Аушева, который был одним из лидеров ингушской оппозиции во время президентства Мурата Зязикова, была, по его словам, предпринята, когда он ехал из Магаса после встречи с новым руководителем политического отдела по борьбе с экстремизмом республиканского ФСБ.

"Вчера меня вызвали в правительство республики в связи с назначением нового начальника политического отдела ФСБ по борьбе с экстремизмом по Ингушетии, - рассказал Аушев 16 сентября. - Мне позвонил заместитель секретаря Совета безопасности республики и предложил эту встречу. Сказал, что у него сейчас находится новый назначенный начальник отдела ФСБ по борьбе с экстремизмом, и хотелось бы побеседовать по теме предстоящих выборов и по теме общественно-политической ситуации в республике. Я как раз был на машине и сказал, что сейчас приеду. Мне сказали: было бы очень хорошо, если бы Вы приехали срочно".

"Я приехал в правительство, поставил машину на стоянку, поднялся на второй этаж, и наша беседа длилась около 40 минут. Мы рассуждали об изменениях в республике в лучшую и в худшую сторону. После этого я еще зашел к заместителю председателя правительства Магомеду Аушеву, а затем вышел из здания", - рассказывает Аушев.

По словам Макшарипа Аушева, он вошел в здание правительства республики около 17:00, вышел примерно в 18:10 и поехал в сторону Назрани. На въезде в город была большая пробка. Издалека было видно, что на дороге стояли два БТР и "Газель", и Аушев подумал, что произошла какая-то авария. По дороге пропускали только один ряд машин.

"Я насторожился и сразу начал звонить зампреду Совета безопасности, но до него не получилось дозвониться. Потом стал звонить родственникам. Контроль над машинами с помощью БТР и "Газели" был примерно метрах в ста не доезжая до стационарного поста ДПС. Как только я заехал в этот коридор для машин, меня останавливают и сразу же подбегают люди в масках, в черной форме и с оружием. Ни на одной из их машин не было никаких опознавательных знаков. Ни на БТР, ни на "Газели". Не было знаков ни МВД, ни ВВ, никаких. Второй БТР, чуть далее, полностью закрывал дорогу в зоне видимости поста ДПС. Стоящие на посту сотрудники ГАИ из-за этого не видели, что происходит на дороге", - рассказал собеседник.

Макшарип Аушев отметил при этом странные, на его взгляд, детали: БТР был цвета не типичного для техники военных и милиции в этом регионе. Также там был УАЗ, но уже после случившегося сотрудники ГАИ рассказали ему, что такой машины в Магасе нет вообще. Сотрудники ФСБ позднее сказали Аушеву, что такая техника не принадлежит и ФСБ Ингушетии.

"Когда меня остановили, я наполовину открыл стекло. Подошел человек в черной военной форме, спросил документы. Я ему дал документы, но не свои - в машине были также документы моего сына. Это меня немного выручило. Вместо того чтобы сразу потребовать, чтобы я вышел с машины, он побежал в Газель, потом вернулся и сказал идти за ним к "Газели". Я спросил, о чем он собирается меня спрашивать и что мне там делать. Сказал ему, проверьте документы и все. Он сказал, что моя машина числится в угоне"

.

Тогда Аушев, по его словам, вышел из машины. "Газель" в это время стояла поперек дороги, и человек в черной форме регулировал и отслеживал проезжавшие машины. Возле "Газели" стояло еще несколько человек в черной форме с оружием. Когда Аушев подошел к "Газели", он увидел, что ее двери были открыты. Человек в форме позвал его к дверям, при этом в его руках были документы, которые дал ему Макшарип.

"Вижу - рядом 5-6 человек в форме, которые готовы меня скрутить, как только я подойду к двери машины. Они все были в масках. Приблизься я к ним еще на полметра - меня бы скрутили, и я пропал бы без вести, - уверен Аушев. - Но мы уже готовы к таким ситуациям - при Зязикове что только с нами не делали. Когда я это увидел, я сказал, что сейчас заглушу машину и вернусь, и попытался уйти оттуда. Меня схватили за пиджак костюма, он теперь порван, я вырвался и побежал на дорогу, где были машины с людьми, в поток транспорта, который они уже к тому времени развернули в другую сторону. Меня там даже немного ударили легковой машиной. Когда выбежал, я ударился о капот двумя руками, и остановил машину".

В этой машине, по словам Макшарипа Аушева, оказался его родственник, он вышел из машины и спросил, что случилось. Макшарип стал останавливать и другие машины. Из машин выбежали пять или шесть молодых людей, и Аушев обратился к ним с просьбой о помощи, пояснив, что его хотят похитить. Парни из гражданских машин, стоявших в колонне, сразу его окружили "живым щитом". Люди в черной форме тоже начали группироваться, готовясь к атаке, но в этот момент из  машины в колонне вышел человек из правительства республики, ехавший с работы домой.

"Он показал людям в форме свое удостоверение, представился как помощник председателя правительства и стал требовать объяснений: что происходит? что за беспредел? - рассказывает далее Аушев. - Люди в форме говорят: "У него машина угнана". А он им сказал: "Если угнана, почему Вы не останавливаете его на посту ГАИ? Сейчас доедем до поста и если машина в угоне - там же оставим машину и будем разбираться". И одновременно дает мне команду, чтобы я перегнал машину на пост".

 

Когда Аушев подъехал к посту, там были сотрудники ГАИ. "Один их них сказал, что стоял на втором этаже поста и видел, как меня хотели похитить, и сказал, что я чудом вырвался, отметив, что когда эти БТР так резко встали, то на посту поняли, что кого-то хотят задержать. Но у нас ситуация такая, что когда у кого-то есть БТР и оружие, то никто уже не интересуется, кто эти люди. У нас здесь столько различных силовых структур, что невозможно разобраться, кто есть кто", - говорит Аушев.

По его словам, "неизвестные люди с БТРов все были в форме", кто-то в черной, кто то в камуфлированной, и все в масках. Они чисто говорили по-русски. Несколько из них дошли до поста ГАИ пешком. На посту ГАИ человек из правительства потребовал у этих людей документы Аушева, чтобы сотрудники ГАИ их проверили. Минут десять милиционеры и силовики, по словам Аушева, разбирались с его документами, потом вышли и сообщили, что никаких проблем с документами нет.

"Когда они (сотрудники ГАИ) сказали, что никаких проблем с документами нет, и спросили, для чего меня задерживали и для чего была бронетехника,  люди в форме и в масках сказали, что ничего, мол, не хотели" - сообщил Макшарип Аушев, добавив, что считает чудом то, что спасся от похищения и остался жив.

Бывший сотрудник спецподразделений МВД, ветеран боевых действий Дмитрий Беркут, комментируя обстоятельства попытки задержания Макшарипа Аушева в Ингушетии, сказал корреспонденту Интеркавказ, что судя по тому, как действовали люди на БТРах, можно предположить, что это были сотрудники спецподразделения МВД или ФСБ, так как тактика их поведения повторяет методы, которыми обучают эти подразделения для оперативной работы в режиме спецопераций.

"Сама тактика расстановки бронетехники говорит о том, что эти люди не были представителями воинских подразделений или подразделений ВВ (Внутренние войска - прим. Интеркавказ). Метод блокировки и фильтрации потока машин на дороге, так называемый "колодец", применяется спецподразделениями в условиях спецопераций. Этому обучают не только для работы на территории боевых действий - это тактика работы ограниченной спецгруппы при оперативном задержании. А тот факт, что второй БТР скрывал происходящее от поста ДПС, говорит о том, что провести операцию планировалось без ведома находившихся рядом милиционеров", - сказал Дмитрий Беркут.

То, что бронетехника, по словам Аушева, имела "нетипичный цвет" и не имела никаких опознавательных знаков, тоже позволяет предположить, что техника прибыла из другого региона, отмечает Беркут, указывая на то, что такое практикуется с разовых спецоперациях, когда прибывают оперативники из других регионов на своей технике. "БТР - не деревенский мотоцикл, а фиксированная нумерованная машина. На нем всегда есть номер, по которому можно узнать его принадлежность. БТР без номера и раскраски (эмблемы частей ВВ, которой он принадлежит) - знак того, что машина участвует в чем-то, что граничит с законностью", - отмечает Дмитрий Беркут.

По словам собеседника Интеркавказ, то, что часть людей была в черной форме, а часть - в камуфлированной, говорит о том, что планировались разные варианты операции - ночной и в условиях пересеченной местности.

Комментируя действия сотрудников ДПС, расположенного рядом с местом происшествия, Беркут отметил, что они, видя такую ситуацию, были обязаны хотя бы вызвать подмогу и сообщить о происходящем своему дежурному. "По-хорошему, по их действию/бездействию необходимо провести служебное расследование", - считает Дмитрий Беркут.

О произошедшем с Макшарипом Аушевым был поставлен в известность президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. Он, по словам Аушева, пообещал лично разобраться в случившемся.

Отметим, что 7 сентября 2009 года новый сайт ингушской оппозиции опубликовал статью Макшарипа Аушева, в которой он рассказал о том, что предлагала оппозиция президенту Евкурову для стабилизации обстановки в Ингушетии. В статье говорилось, что новый президент не только поддержал план оппозиции, но и заверил, что в течение двух месяцев все поднятые вопросы будут решены. Среди этих мер значились отставки прокурора республики, председателя Верховного Суда, главы МВД, директора УФСБ по Ингушетии, руководителя ГТРК, роспуск муфтията и парламента, а также расследование и привлечение к уголовной ответственности Мурата Зязикова.

Напомним, что 4 ноября 2008 года Макшарип Аушев сложил с себя полномочия владельца сайта "Ингушетия.Ru", сменившего затем доменное имя на "Ингушетия.Org". Аушев был владельцем этого сайта после смерти Магомеда Евлоева.

После того, как бывший лидер оппозиции Ингушетии Макшарип Аушев сообщил о неудавшейся попытке его похищения Юнус-Беку Евкурову, президент собрал на экстренное совещание силовиков республики и инициировал следственные мероприятия по факту произошедшего.

Член экспертного совета аппарата Уполномоченном по правам человека в России Макшарип Аушев рассказал, что эти меры были приняты Евкуровым даже несмотря на то, что официального заявления от Аушева в правоохранительные органы не было.

"После того, как неустановленные силовики уехали с поста ДПС, возле которого они пытались меня захватить, меня наши ребята на трех машинах сопровождали потом до офиса. Первый звонок оттуда я сделал президенту Евкурову. Он был в Москве, я ему объяснил ситуацию. Он сказал, что сейчас же мне перезвонит, перезвонил, и сказал, чтобы я был осторожен, что он приедет и разберется обязательно", - рассказывал Аушев.

"И утром (16 сентября 2009 - прим. Интеркавказ), в 8 часов, он собирал всех силовиков, я понял, что президент на это жестко среагировал, и ведутся следственные мероприятия", - говорил Макшарип Аушев.

Макшарип Аушев тогда же рассказал, что он вместе с сотрудниками правоохранительных органов принимал участие в снятии видеозаписей с камер наружного наблюдения, расположенных на месте происшествия, и оказалось, что ни на одну из них эти события не были засняты.

"Вместе с людьми, которые уполномочены производить действия по снятию данных с камер наружного наблюдения, расположенных в месте, где меня пытались похитить, и сотрудниками правоохранительных органов, мы сегодня рано утром просматривали данные с этих видеокамер. Однако, несмотря на то, что рядом расположен пост ДПС, и здесь установлены видеокамеры, ни на одной из них не оказалось записи этих событий", - рассказывал Макшарип Аушев.

25 октября в следственном управлении СКП РФ по Кабардино-Балкарии подтвердили убийство члена экспертного совета аппарата Уполномоченного по правам человека в России, ранее известного своей оппозиционной деятельностью в Ингушетии Макшарипа Аушева.

"Возбуждено уголовное дело. На месте работает следственно-оперативная группа", - сказал представитель СКП.

Источник в правоохранительных органах КБР сообщил, что покушение на Аушева было совершено около 9:30 мск в районе селения Нартан Чегемского района КБР в 10 км от Назрани.

"Автомобиль ВАЗ черного цвета был обстрелян на федеральной трассе "Кавказ". В результате обстрела М.Аушев, находившийся за рулем автомобиля, погиб на месте, а пассажирка автомобиля получила ранение и была госпитализирована", - приводит слова источника в правоохранительных органах "Интерфакс".

По машине Макшарипа Аушева, убитого в Кабардино-Балкарии, было выпущено около 40 пуль, обстрел велся с трех сторон, заявил корреспонденту Интеркавказ лидер ингушской оппозиции Магомед Хазбиев.

"Говорят, что стреляли из машины ВАЗ-2112, говорят, якобы была одна машина, но там около 40 пуль попало в машину. Сначала в водительскую дверь, где он сидел за рулем, потом пули были выпущены в лобовое стекло, и еще стреляли в заднее стекло. Стреляли с трех сторон. Я не думаю, что это был одна машина", - сказал Хазбиев.

Отметим, что на месте убийства Макшарипа Аушева сотрудники правоохранительных органов обнаружили не менее 60 гильз от автоматического оружия.

Российские власти и, в частности, власти Кабардино-Балкарии обязаны разыскать и привлечь к ответственности виновных в убийстве Макшарипа Аушева, ведущего ингушского активиста гражданского общества, заявила сегодня международная правозащитная организация Amnesty International.

"Убийство Макшарипа Аушева ни в коем случае не должно превратиться в ещё одно нераскрытое нападение на активистов гражданского общества и правозащитников на Северном Кавказе", - сказала директор региональной программы по Европе и Центральной Азии Никола Дакворт.

О ходе расследования попытки похищения и убийства ингушского правозащитника Макшарипа Аушева, даже несмотря на то, что дело взято под личный контроль президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым и генпрокурором России Юрием Чайкой, нет никакой информации, рассказал корреспонденту Интеркавказ брат погибшего Мусса Аушев.

"Со стороны правоохранительных органов по делу Макшарипа о каких-либо действиях мне не известно. Меня никуда не вызвали, ничего не спрашивали. Никто не установил также и то, что за люди пытались похитить его тогда на въезде в Назрань. Ни из прокуратуры, ни из милиции никаких ответов не было", - сказал Мусса Аушев.

"Что касается дня убийства Макшарипа, видеозаписи с поста ГАИ на въезде в Кабардино-Балкарию следствию отдали, - отметил он. - Причем милиция сначала говорила, что там в тот день был туман, и на записи ничего не видно. И когда Евкуров дал указание, только тогда эти записи с камер наблюдения на посту ГАИ отдали. Но нам эти записи не показывали. Да и у нас таких полномочий нет, поэтому и возможности нет их получить. Это дело следствия. Но нам известно, что в тот день на посту стояли 2 машины, одна черная "Приора", вторая серебристая 99 модель, они стояли по направлению в сторону Нальчика. Люди эти машины видели. И машины были без госномеров" - рассказал корреспонденту Интеркавказ брат погибшего правозащитника.

По его словам, обе машины, стоявшие за несколько часов до убийства Макшарипа Аушева на посту, были без государственных номерных знаков, однако о том, интересовались ли дежурившие рядом милиционеры этими машинами, нет никакой информации. В связи с чем, по его мнению, можно сделать вывод, что находящиеся в них люди были представителями спецслужб.

"И эти машины, обе без номеров, стояли посередине поста. Там стоит астраханский ОМОН, а с другой стороны кабардинский пост. И вот посередине между этих двух постов в сторону Нальчика, стояли эти машины. Почему никто из сотрудников милиции не предпринимал ничего, когда рядом стоят машины без номеров, объяснить просто - это были люди со спецслужб. ФСБ. Человек просто так там проехать или вот так стоять не может", - сказал Мусса Аушев.

"На данный момент никакого сдвига в расследовании убийства Макшарипа пока нет. Евкуров говорил, что берет расследование убийства под свой личный контроль, Чайка говорил, что под личный контроль берет, может они стараются что-то делать, но нам об этом не известно", - рассказывает брат погибшего.

"Что касается Макшарипа, о том, что его хотели похитить, об этом все знали. Но в отношении меня никаких подобных случаев не было. И мы, и другие родственники Макшарипу много раз говорили, уезжай из России, хотя бы на время, пережди. Ему отец говорил, мать говорила, жена, дети - все, но он не хотел. Он только всегда настаивал на том, чтобы все знали правду, чтобы была справедливость, - сказал Мусса Аушев. - Он всегда говорил: "Я знаю, что меня сегодня или завтра убьют, но все равно я буду этим заниматься, расследовать нарушения, убийства, коррупцию, и говорить людям об этом"".

Накануне Международного дня защиты прав человека, 10 декабря 2009 года, в Москве прошла церемония вручения медали Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации "Спешите делать добро". Двоим из пяти удостоенных этой наградой медаль присуждена посмертно, это чеченская правозащитница Наталья Эстемирова и правозащитник из Ингушетии Макшарип Аушев.

Выступавшие и ведущие церемонии уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин и журналист Влаидмир Познер особо отмечали сложность правозащитной работы на Северном Кавказе.

Кроме того, Госдепартамент США в связи со Всемирным днем прав человека в числе двух, по его мнению, выдающихся активистов правозащитной деятельности также отметил убитого в октябре 2009 года  Макшарипа Аушева.

Интеркавказ намерен опубликовать в ближайшее время экспертное заключение по событиям, связанным с неудавшейся попытой похищения Макшарипа Аушева накануне его убийства.

Автор: Дмитрий Флорин

Комментарии 1