Политика

Одна из причин агрессии Запада в Ливии - водный проект Каддафи?

РАБОТАВШИЕ В ЛИВИИ КАЗАНЦЫ РАССКАЗАЛИ «БИЗНЕС ONLINE» О ТОМ, ПОЧЕМУ В ПУСТЫНЕ СТАЛИ ВЫПАДАТЬ ДОЖДИ

 

О ливийском проекте Великой рукотворной реки, несмотря на его грандиозность, известно на удивление мало. Возможно, мировые СМИ почти не освещали его потому, что он рисует совсем другой образ Муаммара Каддафи – не жирующего на нефтедолларах террориста, а преобразившего пустыню строителя. И наверное, Великая река - лучший памятник погибшему полковнику.

gmr-2.jpg

СТРОИМ ТОЛЬКО НА СВОИ 

Великая рукотворная река - это водопровод, снабжающий безводные районы Ливии (а это 90% ее территории) питьевой водой из подземных источников в южной части страны. Инженеры Джамахирии начали работать над этим крупнейшим (стоимость – $25 млрд.) проектом в начале 80-х, и к моменту начала боевых действий он был почти реализован.

Общая схема такова. Вода забирается с глубины нескольких сотен метров из четырех огромных пресных озер под оазисами Hamada, Kufra, Morzuk и Sirt - приблизительно 35 тыс. куб. км артезианской воды! Этого бы полностью хватило, чтобы затопить такую страну, как Германия, а глубина водоема составила бы 100 м. Вода идет по 4 тыс. км зарытых в землю труб (4 метра в диаметре). Проект можно справедливо назвать восьмым чудом света – через пустыню ежедневно доставляется 6,5 млн. кубометров воды. 70% идет на нужды сельского хозяйства, 28% - населению, оставшееся достается промышленности.

Рукотворная река - самый крупный ирригационный проект в мире. И он совершенно не сравним с тем, что делалось советскими руководителями в Средней Азии с целью орошения ее хлопковых полей и привело к аральской катастрофе, пишет в своей статье на портале topwar.ru Павел Помыткин. В Ливии для орошения сельскохозяйственных угодий используется подземный, а не поверхностный источник воды, легко подвергающийся значительному ущербу за короткий промежуток времени. Ливийские специалисты надеялись, что подземных запасов хватит до времени, когда будут разработаны другие варианты добычи пресной воды.

До войны рукотворная река орошала около 160 тыс. га, активно осваиваемых под сельское хозяйство. Часть облагороженной земли планировалось выделить мелким фермерам, поставляющим продукцию на внутренний рынок. Крупные хозяйства должны были быть ориентированы на производство импортируемой в настоящее время продукции: пшеницы, овса, кукурузы и ячменя. Выведенные на поверхность арыки служили местом водопоя животных.

Должно быть, это удивительно, но строили ливийцы на свои деньги, а все необходимое для этого произвели сами же.

 


ПОЩЕЧИНА ЗАПАДУ

Все это наводит на определенные мысли, пишет Помыткин, ведь контроль над водными ресурсами становится все более существенным фактором мировой политики. Может быть, нынешняя война в Ливии - первая война за питьевую воду. Если хоть немного верны утверждения, что воды ливийских артезианских источников хватит почти на 5 тыс. лет, биться действительно есть за что!

Один кубический метр кристально чистой воды с учетом затрат на его добычу и транспортировку обходился ливийскому государству в 35 центов, что примерно сопоставимо со стоимостью кубометра холодной воды в крупном городе России. Если же брать в расчет стоимость кубометра питьевой воды в европейских странах (примерно 2 евро), то стоимость запасов артезианской воды в ливийских подземных резервуарах составляет, по самым приблизительным оценкам, почти 60 млрд. евро. Подобный объем растущего в цене ресурса может представлять интерес не менее серьезный, чем нефть.

Логично предположить, что Джамахирия была вполне способна расширить свое влияние в страдающем от недостатка питьевой воды регионе, начав в соседних странах зеленую (и в переносном, и в буквальном смысле этого слова) революцию. За счет орошения североафриканских полей большинство проблем с питанием в Африке решилось бы быстро, обеспечив странам региона экономическую независимость.

Вычисления показали, что создание гидросистемы, позволяющей качать воду из Южной Европы, даст Ливии 0,74 куб. м воды за 1 ливийский динар. Доставка морским путем - 1,05 куб. м за 1 динар. И только рукотворная река позволит получать с 1 динара 9 куб. м.

Водный проект Ливии стал настоящей пощечиной всему Западу, считает Помыткин, ведь и Всемирный банк, и Государственный департамент США продвигают только выгодные им начинания, подобные проекту опреснения морской воды в Саудовской Аравии, стоимость которой составляет $4 за кубометр. Очевидно, что Западу выгоден дефицит воды – это поддерживает ее высокую цену. А проект реки позволил Ливии отказаться от закупок воды из стран первого мира, пишет в «Новом военном обозрении» историк Игорь Игнатченко. Проект выполнял воистину историческую задачу, ведь ливийское водяное месторождение (простирается под территориями Ливии, Египта, Судана и Чада) – одно из двух подземных морей пресной воды, второе располагается под территориями Ливии, Туниса и Алжира. И эксплуатация этих запасов тоже была в проекте — горячим сторонником идеи рукотворной реки был президент Египта Хосни Мубарак.

libya-manmade-river.jpg

ПЕРЕГРУППИРОВКА ВОЙСК ПОД ЗЕМЛЕЙ

Чтобы лучше понять значимость Великой искусственной реки, достаточно сказать, что в соседнем Египте в течение последних 20 лет все проекты улучшения орошения и водоснабжения страны были саботированы Всемирным банком и Международным валютным фондом, указывает Игнатченко. В ноябре 2010 года в Турции американцы попытались запустить свой водный проект - Middle East Water Summit, по которому предполагалось только осуществление проектов опреснения морской воды по цене $4 за кубометр. Наличие сильных конкурентов в данном вопросе для США, по понятным причинам, невыгодно. Тем более что водные ресурсы в регионе сокращаются. Число стран Ближнего Востока и Северной Африки, нуждающихся в воде, увеличилось с трех в 1955 году (Бахрейн, Иордания и Кувейт) до одиннадцати (включая Алжир, Сомали, Тунис, Объединенные Арабские Эмираты и Йемен) в 1990-м. Ожидается, что еще минимум семь стран присоединятся к этому списку к 2025 году. Критическое положение с водными ресурсами уже породило конфликтные ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке: между Турцией и Сирией из-за рек Тигр и Евфрат, а также между Египтом, Суданом и Эфиопией - из-за Нила.

Примечательно, что 1 сентября 2010 года, выступая на праздновании годовщины начала строительства Великой реки,Муаммар Каддафи сказал: «Теперь, когда это достижение ливийского народа стало очевидным, угроза США в отношении нашей страны удвоится!». А несколько лет назад Каддафи заявлял, что ливийский ирригационный проект будет «самым серьезным ответом Америке, которая постоянно обвиняет Ливию в сочувствии терроризму и существовании на нефтедоллары». Впрочем, как пишет публицист Эндрю Уилсон, согласно циркулирующим в американской прессе теориям конспирологического толка вся эта система была задумана для обеспечения секретной перегруппировки ливийских войск под землей.

11.jpg

ЧТО ДЕЛАЛИ НА ЛИВИЙСКИХ СУББОТНИКАХ

Заместитель директора филиала ОАО «Татнефть» в Ливии Наиль Хабибуллин рассказал «БИЗНЕС Online»: в этой стране давно забыли, что такое перебои с водой:

«В Ливии был комитет Великой искусственной реки – организация в ранге министерства, в госбюджете отдельной строкой шли инвестиции на эту реку. Проект чрезвычайно масштабный и нужный. Достаточно сказать, что Триполи снабжался водой именно по этим сетям, Сирт – тоже. Вода шла сотни километров! И сеть очень разветвленная. По параллельно шедшему проекту ирригации в пустыне пробовали выращивать сельскохозяйственные культуры. При том, что в Ливии нет других крупных источников пресной воды, перебоев в снабжении ею никогда не было. И кстати, народ пользовался водой без всяких ограничений, счетчиков - бесплатно».

Технический директор казанского филиала ОАО «Туполев» Лев Недзельский впервые попал в Ливию в начале 80-х – обслуживал там поставленные Советским Союзом бомбардировщики Ту-22. Второй визит состоялся в начале 2000-х. Перемены, по словам Недзельского, были впечатляющими:

«Первоначально наши бомбардировщики разместили на авиабазе у Средиземного моря, километрах в пяти от Триполи. Но в приморском климате техника стала энергично коррозировать. Тогда ливийское правительство решило построить авиабазу в пустыне, а заодно перевести туда и командование ВВС. Вот в пустыне ничего не гниет. Барана режут, выбрасывают что не надо, и ничего не портится – высыхает моментально... Место выбрали в оазисе Эль-Джофра. Советские инженеры и рабочие по советскому же проекту воздвигли шикарнейшую авиабазу… В Эль-Джофре было красивейшее озерцо, голубое-голубое. Казалось бы, только и купаться. Но концентрация солей в воде была такой, что ни о чем таком не могло быть и речи. Наши строители было искупались, а вскоре их замучила экзема. С тех пор все озером только любовались… Так вот, в то время выйдешь из домика - кругом пустыня. А теперь! Был я там году в 2003-м - все изменилось! Появилось огромное (наверное, с километр в поперечнике) озеро, в которое из-под земли качают воду. Купаться можно, рыба водится. Пальм – видимо-невидимо. Более того, подземная вода и сам климат изменила – там стали выпадать дожди! Невероятно! Старожилы нам говорили, что дождей в тех местах никогда не видели.

Показывали нам лодочные станции, спортивные сооружения, мощный открытый концертный зал. Вместо оазиса – огромный город. Изумительная четырехзвездочная гостиница. Преобразования колоссальные! Было заметно, что ливийцы очень гордятся своим трудом. Интересно, что многое было сделано по-советски, то есть бесплатно – люди выходили на субботники… Удивляюсь, почему у них революция. Они так хорошо жили. Все, что недра давали, там щедро тратилось на народ. А сейчас чего добились?».

Автор: Тимур Латыпов, газета "БИЗНЕС Online"

Комментарии 0