Среда обитания

Зачем ФСБ нужен ИГИЛ в Крыму

Симферопольский Исламский центр заблокирован российскими силовиками – там проведены обыски. Точно так же была проведена блокада мечети в предместье Махачкалы спецслужбами на следующий же день. Мусульмане Крыма окончательно вошли в поле российского террора и бесправия.

Здание Исламского центра на улице Мокроусова принадлежит общине мусульман, входившей в Духовное управление мусульман УММА до марта 2014 года. Тогда УММА возглавлял шейх Саид Исмагилов.

После того, как Крым был аннексирован, община в соответствии с российским законодательством, зарегистрировалась по-новому. Сейран Арифов, в прошлом директор медресе в Кольчугино недалеко от Симферополя, рассказал, что в центре это был не первый обыск.  По его словам,  в прошлый раз во время обыска подкинули сборник молитв «Крепость мусульманина», в результате чего присудили штраф и открыли дело.

По утверждению Саида Исмагилова, муфтия ДУМУ УММА, ни имам, ни члены общины не нарушили никаких законов. Он отметил, что обыски в помещениях мечети проводят тщательные, ищут все запрещенное.

В мечети нашли вместе со сборником «Крепость мусульманина» также «Книгу Единобожия» Мухаммада ибн Абдульваххаба, которая также находится в списке экстремистской литературы. По решениям судов России данный список постоянно пополняется. Тем не менее, имам мечети утверждает, что книги не было в мечети до тех пор, пока там не появились силовики, намекая, что запрещенные книги, скорее всего, принесли гости в камуфляже.

Помимо подобных обысков, в практике спецслужб России и ограничение права на образовательную деятельность. В последнее время подобные обыски для Крыма – обычное дело: их проводят в общинах, которые не находятся под контролем Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя.  Чем более тесные отношения связывают Эмирали Аблаева, муфтия ДУМКС, с властями России, тем больше переключается внимание силовиков на те общины, которые в систему государственно-религиозных отношений России не интегрированы.

Спецслужбы России в своей практике применяют не только обыски и подбросы запрещенной литературы, но и ограничивают право на образовательную деятельность: лицензия не была выдана медресе в селе Кольчугино, ранее возглавляемому Сейраном Арифовым.

Как утверждает шейх Саид Исмагилов, симферопольская община на сегодняшний день существует от ДУМУ УММА отдельно, практически не контактируя, не принимая участия в политических акциях и не проявляя публичную активность. Все общины, которые связаны с партией «Хизб ут-Тахрир», ведут себя точно так же. Однако, четверо мусульман из Крыма, которые обвиняются в принадлежности к этой партии, уже год находятся за решеткой, где ожидают суда.

Религиозные деятели и эксперты расходятся в своих оценках того, по каким причинам и с какими целями ведутся в крымских мечетях обыски. По мнению Саида Исмагилова, это делается в качестве мести российских властей того, что крымские мусульмане не приняли аннексию. По его мнению, причина данных событий лежит в политической плоскости, а не в религиозной.

Его мнение разделяет и Айрат Вахитов, проповедник из Татарстана, который покинул страну из-за преследования властей. По его словам, практикующие мусульмане представляют собой пассионарный слой общества, потенциально протестный, грамотный политически, и неудивительно, что этот слой пытаются нейтрализовать. Целью всех этих действий является унификация крымского мусульманского пространства, то есть подведение всех мусульман под один ДУМКС.

По мнению бывшего прихожанина симферопольского исламского центра Али Нуриева, удивителен не сам факт обыска, а то, что давление на центр началось только сейчас, а не сразу после аннексии. ДУМКС, возглавляемый Эмирали Аблаевым, выбран российскими властями своей официальной религиозной структурой, а потому в других мусульманских организациях не нуждаются.

По мнению Екатерины Сокирянской, российской правозащитницы, бывающей в автономиях России, где преобладает мусульманское население, довольно часто, данные действия силовиков для этой страны – обычное дело. Благонадежными и традиционными считают те мечети и тех мусульман, которые признают духовные управления, все остальные относятся к радикальным и инакомыслящим. Такие мечети опутаны разветвленной агентурной сетью и напичканы прослушкой.  Если мечеть не перейдет под контроль духовного управления, такие обыски скоро станут рутиной.

По словам Бахрома Хамроева, мусульманского правозащитника, проживающего в России, нельзя считать обыски стремлением ликвидировать симферопольский Исламский центр. Закрывать такие заведения никто не будет, но там будут потихоньку обучать мусульман, послушных Москве.

По мнению Сергея Данилова, эксперта Центра ближневосточных исследований в Киеве, все крымские организации мусульман находятся под прицелом российских спецслужб, в том числе и ДУМКС, так что в зоне риска находятся все. Духовное управление является участником этого процесса, и ему наглядно демонстрируют судьбу тех, кто недостаточно лоялен властям.

Следом за обыском в симферопольском центре в Дагестане также заблокировали и обыскали мечеть, и даже не пустили верующих на пятничную молитву.

В 1999 году в Дагестане началась война с мусульманами, которые игнорировали официальное духовное управление Дагестана. Тогда республиканским советом был принят закон «О запрете ваххабизма и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». По мнениям юристов, этот закон противоречил законодательству России, но действовать он продолжает, так как Кремль с помощью него легитимизирует убийства мусульман, их похищения и пытки, не давая при этом четких определений «ваххабизма» и позволяя так называть любого, кто неугоден властям.

По мнению экспертов, «салафитами» называют консервативных «нетрадиционных» мусульман, и в Дагестане, а также повсеместно на Северном Кавказе идет выдавливание салафитских общин из правового поля. По мнению Екатерины Сокирянской,  оказывается давление на те салафитские мечети, в которых есть попытки смещения имамов, попытки введения  мечети под контроль духовных управлений или закрытия «неблагонадежных» мечетей. Имеющийся опыт прессинга северокавказских мусульманских общин показывает, что в результате происходит радикализация верующих.

Как отмечает Айрат Вахитов, северокавказского опыта репрессий будет и далее распространяться на Крым. Создавая локальный очаг напряженности, силовой блок получает хорошую возможность как кормиться самим, так и постоянно новыми врагами развлекать российских граждан. Особой удачей было бы найти в Крыму Аль-Каиду или ИГИЛ. Не исключено, что со стороны мусульман будет спровоцирована ответная реакция на репрессии, причем массовой она не будет из-за того, что среди исповедующих ислам есть серьезная разобщенность.

Комментарии 0