Их нравы

Абдулатипов ставит памятник палачу дагестанского народа

(На фото: Нажмудин Самурский, ГИ перевернуло его намеренно)

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов подписал указ о сооружении Нажмудину Самурскому, первому секретарю Дагестанского обкома компартии,  памятника.

В издании «Миллат» Мухаммад Бисавалиев, недавно вступивший в должность редактора государственного журнала «Дагестан», который поддерживает Абдулатипов, написал по этому поводу статью. Журналист при этом решился выразить свое несогласие с тем решением, которое принял его работодатель.

Для того, чтобы вполне осознать, что общего между термином «террор» и именем Самурского, следует учесть, что  термин «террор» следует понимать как способ воспроизводства тоталитарного режима. Соответственно, террористом можно назвать приверженца террора и соучастника правления, которое основано на страхе. Национальность у террористов может быть разная, как и цвет кожи, они также могут отличаться своими убеждениями. Однако, их общие черты - безумство, кровожадность и любовь к власти.

Что касается Нажмудина Самурского, то интересно будет привести в качестве примера небольшой отрывок из его жизни.

Тиранический советский режим не гнушался использовать в своей практике заказы на убийства и ссылки в Сибирь, которые слали в регионы из столицы с подписью товарища Сталина. В одном из таких заказов указывалось, что шестьсот человек следует привлечь по первой категории, то есть эти люди должны быть казнены. Вторая категория подразумевала  заключение в тюрьмы и лагеря, и по ней должны быть привлечены две тысячи четыреста семьдесят восемь человек.

От Н. Самурского Сталину был отправлен ответ, в котором он сетовал на то, что лимиты эти недостаточны для антисоветских элементов и беглых кулаков, и говорил о том, что лимиты необходимо увеличить – первую категорию он предлагал расширить до одной тысячи двухсот человек, а вторую категорию – до трех тысяч трехсот человек.

Из жизни Самурского «Черновик» №06 от 06.02.2009г. приводит сведения, по которым Самурский в бытность руководителя политотдела XI Красной Армии имел отношения к событиям в Астрахани в 1919 году, которые потрясли тогда всю Европу: десять тысяч рабочих были расстреляны на митинге, на котором говорили о своем тяжелом материальном положении и вели себя мирно. Подобная расправа не могла быть проведена без прямого указания партийного руководства Астрахани  и политотдела ХI армии.

Когда по получении телеграммы от Троцкого две с половиной тысячи оставшихся в живых рабочих утопили в реке Волге, данное действие не было осуждено Самурским.  В результате в Астрахани вспыхнуло восстание, и XI армия выступила в защиту Советской власти. Активная деятельность по разгрому этого восстания была развернута командирами и политическими работниками армии, включая Самурского. Эта кровопролитная война продолжалась несколько дней. Позднее при решении вопроса о том, чтобы создать «тройку», которая ликвидирует лидеров повстанцев, которые попали в руки революционных сил, в эту «тройку» товарищем Кировым был включен и начальник политической инспектуры XI армии Самурский. Эта «тройка» больше недели обезвреживала и судила «врагов» трудового народа.

Позже в Самурского включили и в судебную «тройку», которая выносила решение о том, чтобы неблагонадёжные граждане были расстреляны. После того, как в его руках оказалась власть в Дагестане, пусть и в составе тройки вместе с Ломоносовым и Шиперовым, Самурский начал раскручивать маховик репрессий по полной.

Он говорил в отчётном докладе на XIV областной партконференции, что лично разоблачал многих врагов народа в 1935–36–37 годах.

В истории Дагестана Самурский оставил кровавый след, который включает расстрел жителей Геничутля  Хунзахского района в феврале 1921 года. К этой трагедии Самурский имел непосредственное отношение: в этом инциденте было полностью уничтожено мужское население аула, хотя его население относилось одинаково и к белым, и к красным. Женщины и дети должны были покинуть село, причем им не разрешили даже взять с собой вещи и выгнали на жуткий мороз. Многие из них заболели и умерли от переохлаждения.

Впрочем, и сам Самурский также погиб от подобного же произвола – его арестовали в 1937 году и расстреляли в 1938 году 1 августа.

И сегодня Абдулатипов принимает решение об его увековечивании, хотя, скорее памятник следует ставить его жертвам.

Комментарии 5