Общество

Является ли термин «исламизм» научным?

Говорят, что бороться с уже устоявшейся терминологией бесполезно и даже неразумно. Доля истины в этом есть. Но, тем не менее, хотелось бы расставить точки над «i» в вопросе о популярном сегодня термине «исламизм», который служит важным инструментом в одурачивании общественности и элиты, а также используется в холодной войне против мусульман.

 На наш взгляд, данный термин, имеющий во многом негативный оттенок, является совершенно неадекватным реальности.

 Интересно, что по отношению к политическим движениям в иных религиях ничего подобного не применяется. Никто не называет христианских демократов и даже протестантских фундаменталистов-«христократов», призывающих руководствоваться во всем, в том числе в политике, Евангелием, - христианистами, политические партии индуистов - индуинистами, политические организации ортодоксальных иудеев – иудистами, а Союз православных граждан или хоругвеносцев, например, - православинистами, и т.д.

 Впервые термин «исламист» был введен в оборот французскими социологами. Но тут важно учесть, что по-французски и христианство обозначается словом «cristianisme», т.е. дословно «христианизм».

 Что же понимают под «исламизмом» те, кто активно внедряет этот термин в общественное сознание и научную мысль?

 «Под исламизмом подразумевается теория и практика политических движений, ставящих перед собой цели приведения общественного и государственного устройства в тех странах, где живут мусульмане, в соответствии с установлениями Ислама». (А. Игнатенко «Ислам и политика», М,2004 г., стр. 67).

 «Субъектом и носителем исламизма являются те социальные группы, которые заинтересованы в сохранении или установлении исламской (шариатской) формы власти в той или иной стране и/или в создании соответствующих условий для экспансии этой формы власти за рубежом» (А. Игнатенко «Ислам и политика», М,2004 г., стр. 42).

 Подобный подход кажется неспециалистам вполне оправданным. Однако реально он грубо игнорирует специфику Ислама, а именно - тот факт, что любой мусульманин, выполняющий и знающий нормы своей религии, в которой религиозное, общественное, бытовое и политическое неразрывно связаны, в силу своего вероубеждения в той или иной форме стремится к тому, о чем говорит Игнатенко, т.к. это является его религиозным долгом.

 Таким образом, согласно приведенному подходу, любой приверженец Ислама, стремящийся соблюдать все предписания своей религии и проявляющий активность в любой сфере, кроме узко религиозно-духовной (что в принципе с точки зрения Ислама невозможно), называется исламистом. А это, в свою очередь, нередко равносильно объявлению человека, как минимум, экстремистом или террористом.

 В результате возникает не соответствующая действительности, а значит уводящая в сторону, при сделанных на ее основе аналитических оценках, картина разделения мусульманского сообщества на исламистов, которые стремятся вмешиваться в общественно-политическую жизнь, и других («традиционных», «умеренных» и др.) мусульман, которые практикуют Ислам исключительно как духовно-религиозное учение, или же вообще являются мусульманами только в силу этнокультурного происхождения. В области же общественно-политической жизни у последних наличествует не исламская, а другая идентичность, что, в принципе, с точки зрения Ислама звучит абсурдно, т.к. в нем не признается секуляризация ни в какой форме.

 Особенно опасно, когда т.н. исламисты объявляются заведомо опасным элементом, подлежащим искоренению. Так, подобный подход фактически приводит к борьбе с Исламом как таковым, поскольку в нем изначально присутствует политическое учение, и со всеми мусульманами, как его носителями.

 В этой связи есть смысл пересмотреть бытующую ныне терминологию, поскольку она не просто порождает искаженное видение ситуации, но и ведет к столкновению с исламским миром в целом, превратившись в элементарный информационный жупел.

 Со своей стороны я хочу отметить, что все исламские организации и общины, даже имеющие чисто духовное и культурно-просветительское назначение, могут быть признаны, в некоторой степени, политическими, т.к. они уже в силу особенностей Ислама участвуют в общественно-политической жизни.

 Что касается терминологии, то корректным, отвечающим реальному положению дел и объективному научному подходу термину соответствует не «исламизм», а «исламские политические движения». Этот термин должен применяться по отношению к тем мусульманам, которые занимаются политикой, исходя из норм и целей Ислама.

 Но таковыми можно назвать только те группы, которые идеологически и на практике исходят из базовых источников Ислама, а в вопросах, требующих иджтихада, - из фетв теологов-правоведов, отвечающих соответствующим критериям. Если последнее отсутствует, то их нельзя расценивать как исламские, как бы они ни назывались: «умеренные мусульмане» или «бойцы джихада».

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов, Информационно-аналитический канал ANSAR

Комментарии 0