События

Кто взорвал Францию?

Францию потрясла серия терактов. Погибло порядка 150 человек. Свое мнение о трагедии высказывает наш постоянный обозреватель, политолог и публицист Абдулла Ринат Мухаметов.

Первое. При всей силе ДАИШ - понятно, что именно эту организацию называют виновником французских терактов - настораживает и удивляет синхронизированность и масштабность преступлений. Теракты совершены практически одновременно в нескольких точках, в том числе взрывы были произведены вблизи президента Франции Франсуа Олланда.

Все это воспринимается мировым сообществом, прежде всего на Западе, как один жуткий удар, как нападение ДАИШ не просто на других мусульман, которых они считают неправильными, а уже на европейцев. В памяти сразу всплывает Бин Ладен, говорят о французском "11 сентября".

Я все-таки не уверен, что у ДАИШ есть такие международные связи и коммуникативные возможности, которые позволяют провести в одиночку синхронно подобные акции. Тем более, при всей брутальности этой организации мне все-таки кажется, что его лидеры сейчас больше озабоченны боями в Сирии и Ираке, а не Францией.

В этой связи возникает подозрение, что случившееся может быть результатом сторонних манипуляций. Естественно, скорее всего, не прямых и не в полной мере. Но говорить о внешней руке, мне кажется, допустимо.

В конце концов, "франшизу" ДАИШ может взять кто угодно и делать от имени Багдади все, что ему хочется, и организация в силу своей идеологии и практики должна будет брать на себя ответственность.

И речь тут ни о пресловутых ЦРУ, «Моссаде» или даже МИ-6. Все проще.

Как я уже не раз отмечал, лидеры сирийской оппозиции (как исламисты, так и светские) давно прямо и публично говорят о масштабной и разносторонней поддержке (финансовой, военной, технической, информационной) ДАИШ со стороны режима Башара Асада. На сей счет, со ссылкой на прямые и косвенными данные, много писалось самыми разными политиками и исследователями.

По этой версии, ДАИШ поддерживался и частично контролировался Асадом в целях разжигания внутреннеповстанческой борьбы и дискредитации оппозиции перед мировым сообществом. Однозначно, говорить тут невозможно. Но не исключено, что договоренности о некоем разделе сфер влияния могли иметь место. Двойная игра на Ближнем Востоке сегодня - распространенное явление.

По факту за время своего существования ДАИШ в Сирии в основном вела и ведет до сих пор боевые действия не против правительственных сил, а против ССА, «Джабхат ан-Нусры» и других оппозиционных групп. Более того, действия членов этой организации не редко давали режиму Асада повод представлять перед всем миром всех его противников безумными террористами, вырезающими христиан и представителей других меньшинств, в частности язидов. В итоге помощь сирийской оппозиции действительно заметно сократилась, а общественное мнение на Западе утратило оптимизм относительно свержения баасистского режима.

Если версия о руке Дамаска в становлении и укреплении ДАИШ верна, то сегодня те, кого они считали почти своими марионетками, конечно, вышли из-под контроля и ведут свою игру. Но схемы и методы наработаны, они никуда не делись.

Да, в документах Сноудена проходила информация о сотрудничестве сирийской мухабараты с ЦРУ в борьбе с «международным исламским терроризмом» (похищения людей, тайные тюрьмы, выдача в Гуантанамо). Но, с другой стороны, многие специалисты обвиняют сирийские спецслужбы, как, кстати, и египетские времен Хосни Мубарака, в манипулировании молодыми радикалами в целях укрепления собственного режима через разного рода провокации (в том числе направленные на разжигание межрелигиозной мусульмано-христианской вражды и внутримусульманских конфликтов), а также в целях выбивания из Запада дополнительных средств на «войну с экстремизмом» и в надежде предстать перед миром в роли форпоста светсткости и цивилизации в океане варварства.

Все это даром, конечно, не прошло. Кстати, у сирийской мухабараты именно во Франции есть серьезные возможности "развернуться", так сложилось исторически.

В данный момент положение Асада очень тяжело. Его силы близки к исчерпанию. Он не контролирует большую часть территории. Режим держится во многом на помощи из вне, прежде всего Ирана. Россия своей борьбой с ДАИШ также, фактически, помогает Асаду сохранять власть.

Тут надо напомнить, что режим Асада – это далеко не только Сирия. Это огромная международная баасистско-алавитская мафиозная сеть, которая контролирует серьезные ресурсы и имеет самые глубокие и обширные связи.

«Forbes» поместил Асада на седьмое место среди наиболее богатых арабских правителей. По данным журнала, его финансовое состояние достигает 1,5 миллиардов долларов США. Но это лично Башар. В то же время «InvestoPedia» (www.investopedia.com) приводит информацию о точно установленных активах, зарегистрированных на лиц из окружения сирийского президента, стоимость которых исчисляется $ 122 миллиардов.

В распоряжении «Wikileaks» оказался секретный документ, в котором говорится, кто управляет этими колоссальными активами внутри и за пределами страны. Это Зухаир Сахлул и Набиль Кузбари – два крупных предпринимателя, дядя Асада по материнской линии Мухаммад Махлуф и его тесть Фаваз Ахрас.

Крах режима в Дамаске будет означать конец для этой бизнес-империи. Ее выгодополучатели пойдут на все, чтобы этого не допустить и отвести опасность.

Благодаря ДАИШ, вольно или невольно с его стороны, им уже в значительной степени удалось убедить весь мир, что Асад при всех его недостатках в виде использования химического оружия и массированных бомбардировок против гражданского населении, - это «хоть и сукин сын, но свой сукин сын» и меньшее из зол в современной Сирии. Теперь, после терактов во Франции западный обыватель окончательно убеждается, что с Асадом надо не бороться, а спасать его, иначе головорезы после падения Дамаска придут к нему домой.

В общем, если раньше фактор ДАИШ играл на руку Асаду внутри Сирии, то сегодня он оказался задействован на международной арене. Мы не можем тут говорить о прямой связи, т.к. достаточных фактов нет, но объективно ситуация выглядит именно так. Краха сирийского режима сейчас Запад точно не допустит. Что собственно тому и требовалось доказать.

Второе. Сейчас серьезно усиливается позиция Москвы, которая строит свою стратегию именно на необходимости всему миру сплотиться в борьбе с терроризмом (причем не только с ДАИШ, но и с "Нусрой" и др.) и забыть, по крайней мере на время, об Асаде.

Третье. Версию относительно асадовской мухабараты я высказал еще летом после т.н. "Пятницы террора" (серии терактов в Тунисе, Франции и Кувейте). Тогда меня подвергли критике за чрезмерно смелое предположение.

Однако буквально четыре месяца спустя, сирийские спецслужбы в причастности к крупнейшему теракту в истории Турции, когда в Анкаре погибло сто человек, обвинил президент Реджеп Эрдоган. Ранее постоянно звучали заявления о помощи асадовской мухабараты курдским террористам. Подтверждающих последнее фактов предостаточно.

Четвертое. Политические последствия теракта в Париже будут иметь, видимо, для Франции в целом. Олланду, который допустил то, что его самого террористы чуть не убили, не быть президентом второй раз. Все более вероятным представляется возвращение Николя Саркози. Еще более усилились правые и крайне правые, критики политики Парижа на украинском и сирийском направлении. Так что бенефициары трагедии есть и внутри страны.

С другой стороны, выход или даже деактивизация Франции в рядах американской антиигиловской коалиции будет сильным по ней ударом. Инициатива сейчас переходит к ирано-российской коалиции.

Франция оказалась своего рода слабым звеном в западной антиигиловской коалиции. Она, фактически, пропускает уже третий сильный удар за год, если считать еще расстрел редакции "Шарли Эбдо".

Пятое. ДАИШ эта неразбериха внутри в отношениях мировых держав на руку. Даже если после терактов будут усилены бомбардировки и вообще военное давление со стороны Запада и России, то ударит оно, скорее, по антиасадовской оппозиции. Уничтожить ДАИШ без наземной операции с участием 50-70 тысяч военных не представляется возможным. На это, даже после Парижа, никто не пойдет.

ДАИШ в силу своей идеологии и стратегии очень хочет закрепиться в мировом массовом сознании в роли главного глобального зла. Организация считает это для себя выгодным. И находятся те, кто ей в этом активно помогает.

Комментарии 5