Среда обитания

Военные трибуналы в России расправляются с активными мусульманами

(На фото - Гаджи Магомедов в зале "суда")

 

Очередная расправа над мусульманином Дагестана за активную гражданскую позицию состоялась в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону.

Однако перед тем как перейти к описанию самого дела, хотелось бы отметить, что незаметно для российской и мировой общественности в России активно входят в жизнь самые настоящие военные трибуналы, которые рассматривают гражданские дела. Например, на днях выездной сессией Московского окружного военного суда был приговорен к 3 годам лагеря строгого режима башкирский блогер Роберт Загреев - за то, что в 2012 году на своих сайтах он опубликовал статьи другого башкирского оппозиционера Айрата Дильмухаметова, так же недавно приговоренного (в очередной раз) к трем годам строго режима.

Почему же фактически за общественную деятельность в России уже судят военными трибуналами? Оказалось, что широкой общественностью был упущен из виду тот факт, что 5 мая 2014 года федеральным законом № 130-ФЗ была изменена подсудность по всем подпунктам ст. 205 УК РФ, в которую входят "призывы" к терроризму и его "одобрение" - чрезвычайно широкая формулировка, под которую при желании в России можно подвести любого, высказывающегося на тему о причинах терроризма. Так вот, надо иметь в виду, что в соответствии с этим законом, данные дела рассматриваются не обычными, а военными судами: Московским окружным военным судом и Северо-Кавказским окружным военным судом. То есть, если правозащитники всего мира обсуждают, что военный режим Ас-Сиси с 2015 года начал судить оппозиционеров в Египте военными трибуналами, то в России та же норма была введена на год раньше, а сейчас эта практика набирает обороты.

Загреева осудили за чисто гражданское дело, это очевидно. А вот уроженца дагестанского села Гимры Гаджи Магомедова таким же военным трибуналом, только северокавказским осудили на 17 лет колонии строго режима. Формально за участие в ИГ (запрещена в России как террористическая организация). Но фактически из фабулы его дела совершенно очевидно, что ни в каком ИГ он не участвовал, а одна из формулировок решения суда четко указывает на истинную причину - "16 ноября 2012 года подсудимый участвовал в массовых беспорядках у аула Гимры".

"Массовые беспорядки" это в данном случае акции протеста сельчан против очередного беспредельного КТО, которые для кавказских аулов уже давно превратились в карательные операции. Именно за то, что Магомедов вместе с другими сельчанами принял участие в стихийных акциях протеста, его объявили в розыск, затребовали и получили у Египта, где он учился, обвинили в участии в ИГ и приговорили к 17 годам.

Сам Магомедов, разумеется, не признал ни одного предъявленного ему обвинения кроме участия в "массовых беспорядках". Это логично, потому что хорошо известно, что те кавказцы, которые едут в ИГ, они и едут в ИГ, то есть, в Сирию и Ирак, а не Египет. Едут в том числе из Египта, но не едут для этого в Египет, куда приезжают учиться, но не по военной, как в Сирии, а по чисто религиозной специализации. 

То есть, перед нами классическая расправа с человеком за его гражданскую позицию, хотя на этот раз не внесудебная - эскадроном смерти, как обычно происходит в таких случаях на Кавказе, а "судебная" - военным трибуналом.

Возникает вопрос, будут ли к этой проблеме привлекать внимание те окологосударственные российские исламские СМИ, которые так много и с таким негодованием пишут, например, об израильском государственном терроризме в отношении палестинцев? Без сомнения, угнетенные палестинцы имеют право на поддержку Уммы, но трудно себе представить, что даже сионистский режим может приговорить палестинца к 17 годам лагеря за участие в стихийном митинге против действий израильских военных, даже если он сопровождался беспорядками (в которых никто не погиб).

Где же вы, доморощенные "борцы с сионизмом" и "защитники угнетенных мусульман"? 

Комментарии 9