Общество

2 ноября День памяти жертв геноцида карачаевского народа

Из воспоминаний очевидцев и документов свидетельствующих преступление:
Численность карачаевцев, депортированных в октябре — ноябре 1943 года, составляла более 70 000 человек. По переписи 1939 года их насчитывалось 75 737.

Была обещана даже награда в 10 000 рублей тому, кто выдаст НКВД скрывавшихся на родине карачаевцев.

«Многие солдаты расквартированы в семьях карачаевцев, в основном, в сельской местности. По нескольку человек в каждом доме. Карачаевцы не знали, что эти военные – НКВД, они думали, что это обыкновенные советские солдаты. Отношения между населением и солдатами установились хорошие. Таким путем НКВД удалось застать население врасплох. Посреди ночи карачаевцам приказали быстро покинуть свои дома, где-то говорили – немедленно, а где-то давали 20 минут на сборы. Поскольку те, кто осуществляли операцию, хотели присвоить себе личные вещи депортируемых, – карачаевцам не разрешалось брать больше того, что они могли унести с собой: небольшой чемодан или узелок с вещами и немного пищи.

Даже награжденные за храбрость карачаевцы депортировались из советских вооруженных сил.

Книги и все такое, что относилось к культуре Карачая, даже места захоронения, – уничтожались. Старые срубы характерной карачаевской постройки были либо разрушены, сожжены, либо разобраны и увезены.

Древние башни из камня, известные как крепость, или по-карачаевски, къала (от арабского къалгъа), – были частично разрушены».

Такого же рода политика проводилась в Балкарии, Чечено-Ингушетии и в других районах, откуда высылались целые народы.

Бывший полковник Советской армии Г. Токаев свидетельствует:
«Мечети были превращены в конюшни, деревянные памятники на кладбищах растащены на дрова для «освободителей». Библиотеки, музеи, архивы и все то, что каким-либо образом напоминало историю людей, обреченных на геноцид, было сожжено на уличных кострах, по-фашистски».

Территория Карачаевкой автономной области была в основном передана Грузинской ССР, меньшая часть – Краснодарскому краю, Черкесской автономной области и Ставропольскому краю.

Р. Конгуэст пишет (эти факты подтверждаются моим информантом-карачаевцем): «Потери карачаевского народа непосредственно во время депортации были огромные, тому причиной – исключительная жестокость НКВД, мстящего за прежние выступления против него. Во время переезда, длившегося несколько недель, в вагонах для скота, в зимних условиях, смертность достигала 50%, главным образом среди пожилых людей, но было много смертей – в разном возрасте – и от тифа».

Когда поезда доставили карачаевцев в места расселения, более здоровых, трудоспособных отправили в совхоз, слабых – в колхоз. Сначала власти решили, что спецпереселенцы должны работать бесплатно, с утра до вечера. Как справедливо пишет Р. Конгуэст, «первые годы на новом месте были тяжелыми для жителей спецпоселений. Голод и болезни уносили тысячи и тысячи в могилу».

Семьи часто разлучали. Один молодой человек хотел повидать свою умирающую мать, которая жила в другой «зоне» — на противоположном берегу небольшой реки. Когда ему в этом отказали, он бросился в речку, чтобы переплыть ее, и был тут же застрелен. Депортированные иногда покидали свои поселения в поисках пищи; если их ловили, то бросали в тюрьму.

Местным жителям власти говорили, что ссыльные — это бандиты, враги народа, убийцы и людоеды, и отношение к ним вначале было соответствующее. Постепенно отношения между коренными жителями и ссыльными улучшались. Местное население в конце концов поняло, что новоприбывшие такие же, как и они, мусульмане.

После долгих 14 лет изгнания, в 1957 году, выжившим в беспрецедентном геноциде остаткам кавказских народов было разрешено вернуться на Родину.

Преступно ликвидированные национальные автономии высланных народов в 1943-44 годах не были возвращены хозяевам в полном объеме, что по сей день является причиной время от времени вспыхивающих конфликтов между братскими и соседними народами Кавказа.

Возвращающихся отнюдь ни кто не ждал с цветами. О нелегкой судьбе пострадавших народов написаны множество книг.

Определенная часть депортированных не смогла вернуться на Родину, и это другая сторона трагической судьбы народа.

Рассказывают наши родители и представители пострадавшего поколения, что в тяжелые и страшные дни людям помогала только вера в Аллаха.

Более мудрые и сильные из людей утешали умирающих:
- Терпите, и вам милостью Аллаха будет дана степень шахидов (мучеников)!
Остающихся еще в живых подбадривали:
- Не бойтесь, вас не отвезут туда, где нет Аллаха!

Аллах да дарует степень шахидов умершим!
Аллах да сохранит впредь наши народы от подобного бед!
Аллах да проклянет и накажет тех извергов, кто придумал это насилие над народами и осуществлял ее!
Аллах да защитит сегодня всех обездоленных людей, где бы они ни были и кто бы они ни были!

Комментарии 3