Политика

Салман Булгарский о трехсторонних переговорах по Сирии прошедших в Вене

В пятницу состоялись переговоры по урегулированию сирийского кризиса, в которых участвовали главы внешнеполитических ведомств трёх стран – госсекретарь США Джон Керри, министр Иностранных дел КСА Адиль Джубайр и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Можно сказать, что результаты переговоров пока незначительные. Сергей Лавров отметил, что сохраняются основные разногласия по судьбе Башара Асада. Адиль Джубейр заявил прессе:«Мы приветствуем и будем участвовать в наращивании усилий по урегулированию ситуации в Сирии на основании женевского коммюнике, которое предполагает создание переходного правительства, в котором нет места Башару Асаду». Саудовский министр также заявил, что его страна продолжит вооружать оппозицию в Сирии.

Из утечек переговоров, опубликованных саудовской газетой «Шарк аль-Аусат» следует, что Россия предлагает сохранить статус Башара Асада как президента на переходный период – 18 месяцев по плану Москвы. Остальные стороны принципиально заявляют об отставке Башара Асада, как основное условие для переговоров с допущением оставить Асада на значительно короткий срок, а также с условием, что он не выставит свою кандидатуру на следующие выборы. Например, глава МИД Турции Давут Оглу считает, что этот период не должен превышать 6 месяцев. Россия также потребовала присутствия на следующем раунде представителей Египта и Ирана. Дело в том, что Иран открыто заявляет о своей поддержке Башару Асаду, в то время как Египет только склоняется в его сторону. Также Лавров высказал готовность России поддержать Сирийскую Свободную Армию российской авиацией против организации ИГ (запрещена в РФ решением суда), на что представители ССА сразу ответили категорическим отказом, заявив, что самолёты ВКС РФ пока бомбят только сирийскую оппозицию.

Переводя эти протокольные формулировки дипломатов на общедоступный можно сказать следующее: Россия своими бомбардировками по силам сирийской оппозиции и по мирных сёлам, решила поставить оппозицию перед фактом или реальностью, что, судя по последним боевым сводкам не сильно удаётся. Наступление сирийской армии и шиитских формирований под прикрытием российской авиации было плохо спланированно и скоординировано. Наземные войска столкнулись с ожесточённым сопротивлением по всем пяти фронтам, по которым они начали наступления: области Латакия, Хама, Хомс, Алеппо и Идлиб. Оппозиция, использующая американские ПТРК TOW смогла уничтожить десятки танков сторонников Асада. Только близ села Кафар Анбуда в области Хама было сожжено 48 танков и десятки единиц другой техники. В прессе это событие уже назвали «танковой бойней». Риторика Лаврова на тему ССА – Свободной Сирийской Армии за это короткое время менялась несколько раз. Сначала бомбардировок Лавров заявил: «Мы не знаем, кто такие ССА, и где их найти». Уже после «танковых мясорубок» и провала блиц-крига: «Мы не считаем ССА террористами, и считаем их частью политического решения». И наконец в Вене: «Мы готовы поддержать ССА авиацией в борьбе против ИГ». Ситуация усугубляется для проасадовской коалиции тем, что организация ИГ в субботу отрезала единственный путь снабжения сирийской армии в Алеппо, отбив трассу Хама-Алеппо у асадовцев по сути оставив их в окружении в Алеппо. Отсутствие сирийской и иранской стороны на переговорах в Вене указывает на то, что ни Асад, ни КСИР (Корпус Стражей Исламской Революции) Ирана сейчас не играют ключевой роли в конфликте. Что касается срока переходного периода в 18 месяцев, предложенного российской стороной, окончание срока российской инициативы дорожной карты приходится как раз на окончание срока президентства Барака Обамы. Иными словами, больше похоже на затягивание времени, а там «или ишак сдохнет, или падишах помрёт». Тем более, есть вероятность за это время снова поставить сирийскую оппозицию перед реальностью военным путём. Призыв включить в переговоры Египет и Иран можно объяснить тем, что это сегодня основные сторонники Башара Асада в регионе. Поэтому говорить о серьёзности намерений российской стороны в заинтересованности урегулировании кризиса, а не в сохранении режима Башара Асада, пока рано.

Комментарии 7