Общество

Откуда такая ненависть?

Не понимают родители погибшего пятимесячного ребенка из Таджикистана

При выдворении из Петербурга таджикской семьи у матери отняли грудного сына. Несколько часов Умарали Назаров (20.05.2015 г.р.) провел в отделе полиции: в чужих руках, без еды и теплой одежды. Потом младенца увезли в больницу, где той же ночью он умер. Причины смерти еще неизвестны. Поскольку только через неделю Следственный комитет возбудил уголовное дело.

В «причинении смерти по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей» подозреваются сотрудники ФМС, полицейские и врачи. Однако ни родственники мальчика, ни представители петербургской таджикской диаспоры не верят, что виновных найдут и накажут. Больше того, отец и мать Умара – Рустам Назаров и Зарина Юнусова – сегодня сами под подозрением. В квартире, где они живут, теперь проводятся обыски. Супругов пытаются привлечь к уголовной ответственности за то, что якобы «не исполняли обязанности по воспитанию ребенка».

Расследование трагедии взяли на контроль детский омбудсмен Павел Астахов, губернатор Петербурга Георгий Полтавченко и посольство Таджикистана в России.

Около 10 утра 13 октября в квартиру, которую снимают Назаровы в дом на Лермонтовском проспекте, 5, нагрянули сотрудники ФМС. Глава семьи, мать пятерых детей (от 7 до 27 лет) – Мехринисо Назарова – на тот момент уже проводила в школу младшего сына-первоклассника и ушла на работу - она моет посуду в кафе недалеко от дома. В квартире находились 17-летний сын женщины Далер и 21-летняя невестка Зарина с ребенком. Муж Зарины – 25-летний Рустам Назаров – работает на стройке, его во время визита ФМС тоже рядом не оказалось.

Зарина

Зарина совсем не говорит по-русски. Ее рассказ о том, что произошло, переводит свекровь:

– Трое незнакомых мужчин ворвались в квартиру. Схватили Далера, Зарину и малыша. Хотя Далер – несовершеннолетний, – добавляет от себя Мехринисо, – его не имели права трогать. Всех увезли в полицию. Умара даже не разрешили одеть – забрали, как был, в синем шерстяном комбинезончике. Даже шапочку на него надеть не дали.

– Около 10.30 мне позвонил Далер, – продолжает женщина, – сказал, что они в отделе полиции №1, я побежала туда, по дороге взяла дома бутылочку молочной смеси для малыша. Около 12 я была в полиции. Подошла к окошку дежурной части, меня выпихнули в коридор. Я слышала, как Умар кричал. Все время в отделе ребенок кричал и плакал. Я очень просила, умоляла его покормить. Смесь была еще теплая. Сотрудник дежурной части взял у меня бутылочку и поставил на окно. Я плачу, говорю: «Он маленький, голодный…» А полицейский в ответ: «Мне – по барабану». Там была девушка, старший лейтенант, ее я очень просила... Никто ребенка не покормил… Они издевались и смеялись надо мной: «Мы тебя не понимаем, нам нужен переводчик…» Называли «черножопой» и говорили, что у «черножопых нет прав».

Около 14.30, по словам бабушки Умара, к отделу полиции приехала «Скорая», и полицейские передали младенца медикам.

– Я испугалась, – говорит Назарова, – спрашивала врачей: что с моим ребенком? Он заболел? Он никогда ничем не болел. Он вчера еще был здоров. Я просила: отдайте мне моего мальчика или возьмите меня с собой! Но две женщины в белых халатах меня оттолкнули, сели в машину и уехали.

«Приезжайте завтра»

Около 15 часов Зарину и Далера доставили в суд. Судили до 21 часа. Оштрафовали каждого на 5000 рублей и велели в течение 15 суток покинуть Россию.

Едва покинув зал суда, Назаровы помчались в полицию – узнать, где ребенок. Им ответили: в детской больнице им. Цимбалина, завтра заберете. Родители не согласились: мы поедем сейчас. Полицейские возразили: «Поздно уже, вас не пустят». Назаровы позвонили в больницу, там повторили то же самое: «Приезжайте завтра».

Зарина и Рустам

– Около 8 утра мама отвела в школу моего младшего брата–первоклассника, – говорит Рустам Назаров, – мы вызвали такси, чтобы ехать в больницу за Умаром. Но тут нам позвонили: «Не надо приезжать – ваш сын умер…»

Через полчаса родственники были в больнице. Но опоздали – малыша уже увезли в морг. Рустам поехал туда. Однако и в морге ребенка ему не показали. Мужчина ездил в морг каждый день. И только на четвертые сутки, уже после вскрытия, смог взглянуть на сына:

– Я его даже не узнал, – признается отец.

По плану и по закону

Как объяснили «Новой» в УФМС по Петербургу и Ленобласти, рейд был плановым. По заявке от администрации района, в тот день проверяли несколько адресов. О Назаровых чиновники сообщили в ФМС: нелегалы-мигранты живут в расселенном доме, где нет воды и света.

Якобы «расселенный» дом на Лермонтовском проспекте, 5, из окна выглядывает Рустам Назаров

В «двушке», которую Назаровы снимают за 25 тысяч рублей в месяц, корреспонденты «Новой» провели полдня. Там есть и вода, и электричество, и настолько тепло, что открыты все форточки. В доме на первом этаже мы видели офисы, а выше – вполне обитаемые квартиры.

– Гражданка Таджикистана, обнаруженная на Лермонтовском, 5 не смогла объяснить, кем ей является ребенок, поэтому его тоже доставили в полицию, – заявила «Новой» пресс-секретарь УФМС по Петербургу и Ленобласти Дарья Казанкова. – Однако сотрудники ФМС не работают с несовершеннолетними и с детьми, поэтому мы передали обоих (Далера и УмараН.П.) инспекторам по делам несовершеннолетних и далее занимались только Юнусовой.

Казанкова настаивает, что вместе с сотрудниками ФМС был переводчик. Зарина переводчика не заметила.

У Зарины Юнусовой действительно не в порядке документы. Девушка приехала в Петербург из Таджикистана чуть больше года назад – лечиться от бесплодия. Успешно. 20 мая – в день рождения Рустама – на свет появился долгожданный Умар. Подарок – и папе, и маме.

Рустам показывает фото сына в мобильном телефоне

– Между тем, по закону о мигрантах (ФЗ №115 от 25.07.2002), срок временного пребывания иностранного гражданина в России без визы не может превышать 90 суток, – в интервью «Новой» объяснил юрист таджикской диаспоры Уктам Ахмедов (сейчас он защищает во всех инстанциях семью Назаровых). – Но, когда истекли эти 90 суток и по закону следовало уезжать обратно в Таджикистан, Зарина была уже беременна. Врачи не рекомендовали ей переезд. К тому же, беременность – уважительная причина для того, чтобы остаться. Решение суда о выдворении мы будем обжаловать, – подытоживает Ахмедов.

Не скоро дело делается…

Смерть пятимесячного ребенка потрясла петербургскую таджикскую диаспору.

– С 14 октября каждый день у отдела полиции №1 собирались люди – по 50 – 80 человек,– рассказал «Новой» Уктам Ахмедов. – Самый массовый народный сход случился 17 октября у консульства Таджикистана в Петербурге. Пришли около 100 человек. Требовали справедливости и наказания виновных. Народ очень возмущался. Мы с трудом сдерживали волнения…

К собравшимся вышел помощник консула Манучер Хамзаев. Попросил не устраивать провокаций. Пообещал держать в курсе событий.

Бабушка Мехринисо Назарова встречает представителей посольства Таджикистана в России

18 октября таджикская диаспора направила официальные обращения к российскому омбудсмену Элле Памфиловой и петербургскому губернатору Георгию Полтавченко.

19 октября на происшествие в Северной столице отреагировал Павел Астахов, и помимо удивленной записи в Твиттере: «пятимесячный малыш внезапно скончался», обратился в МВД и Генпрокуратуру с просьбой «провести тщательное расследование действий ФМС и полиции».

20 октября – ГСУ СК по Петербургу возбудило уголовное дело по ст.109 ч.2 УК РФ «причинение смерти по неосторожности из-за ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей».

– По предварительной версии, мальчик скончался в ночь на 14 октября от острой  респираторной  вирусной инфекции, – сообщили «Новой» в следственном управлении. – Но окончательно причины смерти установит судебно-медицинская экспертиза.

Медики детской больницы им. Цимбалина, где с 20 октября ведет проверку городская прокуратура, от комментариев отказались. По информации «Новой», следователям врачи объяснили: «у ребенка было много диагнозов, к тому же, он – недоношенный…»

Родители не отрицают: Умар родился на 34-ой неделе с весом 2200 гм. Но рост и вес набирал хорошо. К пяти месяцам весил около 8 кг. Назаровы также утверждают, что ребенка регулярно навещала участковая медсестера. Осматривали врачи в поликлинике. На обследования к специалистам не направляли. Никаких серьезных заболеваний не обнаруживали.

Поиски бомбы в колыбели

21 октября, на следующий день после возбуждения уголовного дела, ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти предприняло контрмеры:

– Сотрудниками полиции проводится доследственная проверка в отношении родителей умершего мальчика, в действиях которых усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, – сообщили «Новой» в региональном ГСУ СК РФ.

– Теперь к нам чуть ли ни каждый день приходят с обысками, – рассказывают братья Назаровы. – Два раза приходили с собаками. Зачем? Бомбу что ли ищут в колыбели?..

–  Откуда такая злость? Откуда такая ненависть? – Как мантру повторяет Рустам и ждет ответа.

Зарина молчит и плачет.

Бабушка Мехринисо Назарова у колыбели внука Умара

Мехринисо не плачет, она рыдает над колыбелью, которую отец делал сам для сына и которую она никак не может выставить из комнаты:

– Этот город у меня отнял уже второго мальчика…

Назаровы живут в Петербурге 15 лет. В 2004 году недалеко от дома на 12-летнего сына Мехринисо напали неизвестные с ножами. От проникающих ранений в грудь и в шею он скончался. Убийство ребенка не раскрыто до сих пор…

От редакции

Это рассказ людей, которые были потрясены случившимся. Однако еще до оглашения результатов официального расследования нам удалось выяснить, что ребенок с мамой были доставлены сотрудниками ФМС в отделение полиции в 12 часов. В 13.07 Зарина передала ребенка инспектору ПДН (по делам несовершеннолетних), а уже в 13.22 к отделению полиции подъезжает «скорая» и забирает Умарали. У нас нет оснований в настоящий момент не доверять этим данным.

P.S.: в ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти «Новой» заявили, что до окончания доследственной проверки в отношении семьи Назаровых никаких комментариев не будет. Расследование покажет, верно ли поступали сотрудники ФМС, полиции, «скорой», больницы и, конечно, родные Умарали. Но даже если все действовали по правилам, к ним стоило добавить простое чувство.

Комментарии 13