Общество

Уйти от проблем или решать их на высоком профессиональном уровне?

Интервью с членом Общественной палаты РФ Фаридом Асадуллиным


— Фарид Абдуллович, в 2009 г. вы стали членом Общественной палаты Российской Федерации. Расскажите об итогах двухлетней деятельности в рамках ОП РФ в целом и ее Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести в частности.

— Как институт гражданского общества Общественная палата РФ создана в 2006 г. Первые два срока в ее работе от российских мусульман участвовал председатель Совета муфтиев России Равиль-хазрат Гайнутдин, начиная с 2010 г. эти полномочия перешли ко мне. У этой работы есть своя специфика — держать в поле контроля очень многие острые вопросы, касающиеся жизни общества — модернизации социальной сферы, межнациональных отношений, миграционной политики, здоровья людей; и быть готовым компетентно отреагировать на них в ходе общественных дискуссий и мероприятий, встреч с гражданами, телефонных разговоров, командировок в другие регионы.

В целом это очень полезная школа, проверка своих возможностей и путь повысить свои профессиональные навыки. Для сведения, эта работа никак материально не стимулируется, помимо покрытия расходов по командировкам и организации мероприятий, — это на сто процентов общественная работа.

Первостепенными для меня были вопросы защиты прав верующих мусульман, самосознание которых в новых исторических условиях значительно выросло. Это, например, конкретная ситуация, связанная с несанкционированным арестом в мечети Владикавказа в начале июня 2011 г. ее прихожан. До сих пор этот вопрос не закрыт, хотя Общественная палата его поднимала и обращалась в соответствующие инстанции. Молодые мусульмане были задержаны правоохранительными органами по недоказанным фактам приобретения и распространения наркотиков. Ситуация изучалась на месте во время командировки членов комиссии в Северную Осетию. Я встречался с муфтием республики Хаджимуратом Гацаловым. Большая работа проведена и рабочей группой по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе.

Другая актуальная тема — это вопрос строительства мечетей в Москве, который до сих пор очень остро стоит. Но есть надежда, что разрешение этой проблемы будет найдено в согласованные с московским правительством сроки. По этой проблематике было инициировано два круглых стола — осенью 2010 г. и весной 2011 г. Важной составляющей этой проблемы является миграционная политика, которая также имеет сегодня определенную этноконфессиональную окрашенность и связана с жизнью новых мусульманских резидентов из южных стран СНГ в России. Наши предложения были озвучены во время последних слушаний в ОП РФ, посвященным новой концепции миграционной политики в июле с. г. Важный вывод работы в ОП РФ — общественная активность должна быть тесно увязана с профессионализмом и доскональным знанием проблемы, за решение которой берешься…

— В Общественной палате вы представляете мусульманское сообщество России. На ваш взгляд, надо больше концентрироваться на решениях проблем российской уммы или участвовать в более широком контексте обсуждений? Чем вообще полезен этот институт в деле защиты мусульманской позиции по разным проблемам?

— Работа в ОП РФ предполагает принцип личного участия и свободного высказывания по любой общественно значимой проблеме: и внутримусульманской, и общероссийской. Я старался действовать как гражданин России и мусульманин по убеждениям. Проблема борьбы за здоровый образ жизни или строительства мечетей не носит узкий этнорелигиозный характер, важный только для мусульман, у нее есть и общегосударственное измерение, важное для всех граждан многонациональной страны. Этим вопросам удалось придать необходимый общественный резонанс, выйти на новый уровень осмысления. Но Общественная палата может только инициировать общественные слушания, заострить актуальную проблему, а властными полномочиями не обладает, у нее нет права законодательной инициативы, хотя она и осуществляет взаимодействие и с Советом Федерации, и с Государственной думой.

В июне 2010 г. мной было инициировано проведение слушаний по теме «Нетерпимое отношение к пьянству — новый алгоритм действий власти и общества»; они соединились с мнением других коллег из ОП РФ и были поддержаны организациями, которые на протяжении многих лет борются за здоровый образ жизни и профилактику алкоголизма. В итоге нам удалось выйти на закон об увеличении акцизов на употребление алкогольной продукции. Этот документ был подписан председателем правительства, и сегодня ведется большая работа, чтобы он стал органичной частью жизни нашего общества. Аналогичные шаги предпринимаются в направлении борьбы с табакокурением. Сегодня мы совместно с Лигой по борьбе с табакокурением обсуждаем пути выхода на новый законопроект в этой области.

В Общественной палате состоят представители других религиозных организаций: РПЦ, иудейских, буддистских, протестантских организаций, очень часто наши позиции по ключевым вопросам российской действительности совпадали. Например, по такому вопросу, как проблема бездуховности в обществе или введение дресс-кода в общественных местах, чтобы молодежь более строго относилась к собственному поведению, уважала мнение старших. Это очень важная инициатива, которая может противостоять засилью бескультурья и безвкусицы, царящей в молодежной среде. Современная молодежь нуждается в серьезной опеке и внимании старшего поколения россиян.

— Конфликтная ситуация вокруг реконструкции Московской Соборной мечети во всей остроте поставила вопрос, в каком направлении нужно развивать Ислам: по пути изоляционизма или по пути интеграции, который предполагает инкорпорацию в российскую умму огромного массива приезжих из Азии. Ваша позиция по этому вопросу?

— Ислам — это мощное духовное движение, наиболее динамично развивающаяся религиозная традиция. Это явление мирового масштаба, поэтому об изоляционизме речи быть не может. Другое дело, как в новых исторических условиях культивировать те духовные ценности, которые объединяют мусульман в умму, как сохранить материальные памятники, составляющие историческую память многих поколений верующих! Ответ на эту проблему дает исламское богословие — через институты шура и иджма, однако они сегодня из-за разрозненности и разобщенности разных ДУМ не действуют. Любой конструктивный тезис Совета муфтиев России рождает антитезис оппонентов, и эта ситуация продолжается уже многие годы. Поэтому решение конкретных вопросов в каждом регионе переносится на уровень инициативы муфтия или группы муфтиев?единомышленников. Однако уже в ближайшее время миграционная активность из стран СНГ поставит перед государством и перед ответственной частью российской уммы ряд жизненно важных вопросов, в том числе строительство новых и реконструкция старых мечетей как центров духовно-культурной адаптации мигрантов в российские реалии.

— В июне 2011 г. вы покинули пост директора российского научно-просветительского центра «Аль-Васатыйа». Персона, сменившая вас на этом посту, начала свою деятельность со сброса большой порции дезинформации. Так, было заявлено, что Группа стратегического видения «Россия — Исламский мир», созданная «отставными политиками и дипломатами», никакого отношения к образованию центра не имела. Между тем все мы помним, что соглашение о его создании было подписано заместителем министра по делам религий Кувейта Аделем аль-Фаляхом, с одной стороны, и вами — с другой. Как бы вы прокомментировали ситуацию?

— Документ, о котором вы говорите, — плод совместных усилий официальных представителей России и арабо-мусульманского мира. Его подписание происходило 21 декабря 2009 г. в Кувейте в ходе V заседания Группы стратегического видения «Россия — Исламский мир» в присутствии президента Ингушетии Ю. Евкурова, заместителя председателя Федерального собрания А. Торшина, представителей администрации президента РФ, МИД РФ, кувейтской стороны и представителей Совета муфтиев России. В июне 2010 года на встрече с Равилем Гайнутдином Адель аль-Фалях вновь засвидетельствовал стремление кувейтской стороны сотрудничать с российскими мусульманами в лице СМР. Замечу, что у истоков создания Группы, ставшей с 2006 г. действительно важным инструментом взаимодействия России и исламских государств, были М. Ш. Шаймиев, Е. М. Примаков, А. Д. Алханов, В. В. Попов, В. В. Наумкин. Игнорировать значение этих ныне здравствующих политиков, дипломатов, ученых и одновременно принижать роль создателей НПЦ «Аль-Васатыйя» в Москве — это по меньшей мере нескромно. Соглашение, о котором идет речь, подписано в двух экземплярах на русском и арабском языках и имеет официальный статус. Обнародовать его было бы в этой ситуации очень полезно.

Беседовала Диляра Ахметова,
руководитель пресс-службы ДУМЕР

Автор: Информационно-аналитический портал "Ислам РФ"

Комментарии 0